Дмитрий Николаевич Коровников
Адмирал Империи

Адмирал Империи
Дмитрий Николаевич Коровников

Пограничные звёздные системы Российской Империи атакованы ударными флотами Американской Сенатской Республики. Мы начинаем наши «Хроники» с описания одного из самых кровопролитных и беспощадных столкновений начала 23 века. В мировой историографии этот конфликт назван – «Второй Александрийской войной». В наши учебники истории, его первый этап, вошёл под названием: «Отечественная война 2215 года»…

Дмитрий Коровников

Адмирал Империи

Глава 1.

Было почти три часа ночи по местному станционному времени, когда произошло возмущение энергетического поля межзвёздного перехода, и в систему «Бессарабия» из соседнего «Мадьярского пояса» вошёл одинокий корабль.

– Да, ладно, – недовольно пробурчал Вит Кузнецов – дежурный диспетчер таможенного поста ТС-4, – мне, не может так, не повезти. Какой-то чёртов тракер «припёрся» сюда, за пятнадцать минут до окончания моей смены, и именно в тот момент, когда на станции накрылись оба сканера! Великолепно, мне на работе придётся торчать ещё часа два, пока досмотровая команда вручную не проверит прибывшего…

Действительно, день у Вита, сегодня не задался, причём, не только у него. Техника и аппаратура на станции вели себя очень странно. Сначала, отказался работать погрузочно-разгрузочный кран у главного пирса, и Вит узнал о себе много новых слов от вечно недовольных космических дальнобойщиков. Затем, периодически стало заклинивать шлюзы доков, из-за чего чуть не пострадал пассажирский транспорт с «Мадьярского пояса». В довершение всего, вышли из строя, основной и дублирующий, сканеры, дистанционно проверяющие суда на запрещённые грузы, а также, полностью пропала дальняя связь. Что-то подобное уже случалось на прошлой неделе, но чтобы так массово и одновременно выходило из строя всё оборудование – такого на ТС-4 ещё не было. Местные техники сбились с ног, безуспешно пытаясь разобраться в причине происходящего, но так ничего и не нашли. Из-за всех этих поломок, у поста скопилась огромная очередь из сухогрузов, лайнеров и топливозаправщиков, которую, хоть как-то, практически «вручную», удалось разгрузить, лишь под конец смены.

– О, это же наш старый, добрый – «Мотылёк»! – радостно воскликнул диспетчер, взглянув на появившуюся информацию о приближающемся корабле. – Отлично, хотя бы, не нужно будет обшаривать все трюмы, достаточно формальной проверки…

Все на таможенной станции прекрасно знали, и это судно, и его забавный экипаж, состоящий всего из двух человек. «Мотылёк» был частным транспортом, совершавшим регулярные рейсы между двумя системами, и поставлявшим, как правило, продовольственные и технические грузы на ближайшие космические объекты, в том числе, и на эту станцию.

Владелицей и капитаном «Мотылька» была, Капитолина Генриховна Бах, все её знали как – Большая Капа. Это была необъятная в объемах женщина, очень бойкая по характеру. Несмотря на свой вес, она носилась по кораблю, как угорелая, часто сама разгружала привозимый товар и чинила неисправности, если случалась какая-то поломка…

Старшим помощником и, по совместительству, мужем, при ней, числился – Счастливчик Гена, маленький щуплый мужчина, из тех, чей возраст нельзя определить. Гена был полной противоположностью своей избраннице, спокойный и неторопливый, как удав. В своей жизни он любил три вещи – спать, пить пиво и смотреть бесконечный сериал – «Космические менты».

Эти два человека настолько контрастировали, и внешне, и в общении между собой, что это всегда очень веселило окружающих. Капитолина Генриховна, обладая крутым нравом, постоянно упрекала бедного Счастливчика, за его нерасторопность и безделье. Гена, как правило, смиренно сносил подобное обхождение, но, иногда, под действием алкоголя его мужская гордость просыпалась и «Мотылёк» сотрясался от жестокого спарринга между супругами. Итог боя был известен заранее – побеждала грубая физическая сила, то есть, Капитолина.

Вот и сейчас, с экрана монитора на Кузнецова глядело помятое лицо Счастливчика, со свежей гематомой под глазом. Взъерошенный, с дикими глазами, он попытался улыбнуться:

– Привет Вит, как дела? Давно тебя не видел – всё на разные смены попадали…

– Гена, как я погляжу, ты опять проиграл очередной раунд бесконечной битвы добра со злом? – рассмеялся тот, в ответ. – Что, на этот раз?

– Ты же знаешь мою Капулю, ей не нужна причина, – махнул рукой Гена, стараясь больше не продолжать эту болезненную для него тему.

– Ха-ха, Капулю, ты её, так называешь?! Поистине, любовь не знает границ, – прыснул со смеха Вит, но тут же осёкся. – Надеюсь, что Капитолина Генриховна меня не слышала. Кстати, я что-то твоей дамы сердца не наблюдаю, где она?

– Её здесь нет, она в рефрижераторном отсеке…

– В рефрижераторе, неужели ты всё же победил, крепыш? – снова развеселился Кузнецов. – Прихлопнул свою пассию и положил в холодильник, чтобы не разлагалась?

– Брось, Вит, – Гена был явно не в духе. – Она там опять, что-то ремонтирует. Лучше скажи, после проверки на сканере, к какому причалу подходить?

– Ладно, шутки в сторону, – диспетчер принял деловой тон, – твой причал – номер два… А к сканерам можешь не соваться – они приказали долго жить…

– Что, оба сразу?!

– Да, оба, не только у тебя день плохой… Заглуши пока двигатель, а я пришлю сейчас к тебе на борт досмотровую группу. Ну, ты знаешь, так положено…

– Вит, это шутка, какая досмотровая группа?! – непонимающе посмотрел на диспетчера, Гена. – Ты же нас знаешь не первый год – на «Мотыльке», я тебя уверяю, всё чисто. Кроме контрабандных селенианских огурцов, ничего запрещённого они не найдут…

– Да знаю я, знаю, какой из тебя преступник, – махнул рукой Кузнецов, соглашаясь. – Но ты же знаешь какая ситуация сейчас во всех «пограничных» системах… Поговаривают о большом шухере с янки, поэтому нашим местным воякам пришёл приказ с Новой Москвы – досматривать все прибывающие транспорты с иностранными идентификационными кодами…

– Так ведь «Бессарабия» не пограничная же система… Откуда здесь могут появиться янки?

– «Мадьярский пояс», с которого ты только что прибыл, хоть и нейтральная система, но всё же считается иностранной, – неохотно стал пояснять Вит. – В общем, не суть… Ты пойми, если не будет соблюдён протокол, меня начальство также отделает, как тебя – твоя Капуля. Не волнуйся Счастливчик это так, для галочки. Ребята просто зайдут на борт и всё, ничего проверять не будут…

Кузнецов посмотрел на экран, кто по графику из патрульных кораблей находился сейчас на дежурстве.

– О, отлично, – воскликнул он, – высылаю к тебе старых знакомых… 146–й, слышите меня? – связался он с казачьей «чайкой», стоящей у крайнего причала, – Необходимо осуществить проверку грузового судна «Мотылёк»…

– Нет, нет, нет! – запротестовал Гена, замахав руками. – Все, кто угодно, только не эти чокнутые, со 146-го!

– А что, с ними не так? – заинтересовался Вит, ожидая услышать очередную весёлую историю.

– Вы, казаков у себя на станции не кормите, что ли совсем? – Счастливчик был крайне возмущён. – Эти паразиты, при нашей последней встрече, съели и выпили весь квартальный продуктовый запас на моём корабле!

– Было бы чего, там есть, – в эфире послышался хриплый голос с «чайки», – кроме огурцов своих, ничего не возишь…

– Извини, Гена, – пожал плечами диспетчер, улыбаясь, – никого другого, кроме твоих голодных друзей, у меня под рукой нет, так что придётся потерпеть…

Старенький обшарпанный патрульный катер подошёл к застывшему на полпути к станции, транспорту, и пристыковался к его корпусу. Четверо, из пяти членов его команды, взяв оружие, приготовились взойти на «Мотылёк».

– Открывай, Гена – щучий сын, мы знаем, что ты там! – заорал Козырь, тарабаня по запертому входному люку, прикладом своей винтовки.

– Нет, ты слышал, что он о нас сказал, Виту?! – возмутилась Поля, проверяя заряжен ли пистолет, – Видите ли, мы его объели! А ну-ка, Гена, отворяй ворота, вот сейчас мы точно всё съедим…

– Кстати дорогуша, ты, хоть и самая маленькая, но почему-то – самая прожорливая из всей вашей банды, – заявил Счастливчик девушке, с неохотой запуская казаков внутрь корабля.

– Что?! – оторопела та.

– Здесь я согласен, – поддержал его Козырь, окидывая взглядом свою напарницу, – и эта твоя прожорливость уже заметна невооружённым глазом…

– Да ты, совсем страх потерял?! – Поля с размаху врезала кулаком, Козырю по плечу, и повернулась к Счастливчику. – А тебе, сейчас второй глаз подобью! Теперь я знаю, что жена бьёт тебя, за дело…

– А что, я неправду сказал? – удивился Гена.

– Да я, ем как пчёлка – попью нектар с цветка и уже сытая… – Поля оглянулась на своего командира, ища поддержки, и театрально захныкала. – Иван Савельевич, они говорят, что я – толстая… Это, правда, что ли?

– Нет, не правда, – ответил тот, с серьёзным лицом…

– Все слышали, что сказал командир, – обрадовано воскликнула казачка…

– Но, ешь ты действительно много, – продолжил Иван Савельевич, с невозмутимым видом, под смех всех остальных, – видно не в коня, корм…

– Да вы что, сговорились! – Поля сжала в ярости кулаки. – И вообще, это Фрол, тогда всё выпил и съел, – кивнула она на четвёртого из их команды, – посмотрите, какой он здоровый…

Фрол действительно был огромного роста и широкоплеч настолько, что сумел протиснуться в люк «Мотылька», только боком. Наперевес, через шею, у него висел крупнокалиберный пулемёт. У казаков была традиция всё своё оружие носить с собой везде и всегда, даже в мирной жизни. И сейчас все они были вооружены до зубов, хотя боевые скафандры не надели, так как знали к кому «в гости» они направляются.

В отличие от остальных, Фрол, всё время молчал. И сейчас, после слов девушки, казак лишь добродушно улыбнулся, понимая, что она шутит.
>