Олег Казаков
РЕНЕГАТЫ ВСЕЛЕННОЙ. СБОРНИК ФАНТАСТИКИ


– Не сомневайся! Но у нас здесь свои разграничения знаний и полномочий, заведено так изначально не мной, другими Демиургами. Значит так! Царевну перенести вон туда в тенёчек, в райские кущи, пусть качается. И чего она качается? Надо проверить, потом комиссию соберем. Забор починить, Интернат этот ваш провести…

– Интернет… – подсказал командир.

– Да. Интернет. Назначаю ответственного за восстановление забора – Павла, Петра трогать не будем, а то за ворота и забор прибавки попросит. За Интернет отвечать будет…

– Исидор! – подсказал вездесующий Павел и материализовался рядом с Патером и астролетчиками.

– Почему Исидор? – переспросил Патер.

– Он Etymologiarum написал в двадцати томах. С древовидной структурой папок. И еще есть «Книга о числах» или Liber numenorum qui in sanctis scriptus occurunt, где приводятся аллегорические толкования некоторых чисел. Кому же как не ему отвечать?

– Согласен, учености большой и при деле будет. Когда всё готово будет – в АД их перебросим… Надо, ребята, надо, вселенная стареет, а как вы хотели. Я вам за смолопровод и реактор все грехи и огрехи прощу.

– А как же время? На Земле время пройдет и никого не будет из тех, кого мы знали…

– А ты когда забор мне ломать летел – ты чем думал, Навигатор? О времени или о себе? Верну, как есть, в исходную точку. Только вы уж расскажите на Земле, что я есть.

– Шооон! Доминииик! – заорал Боцман. – Все сюда! Гроб перетаскивать!

Шон возвел на боцмана мученические мутные глаза и тоскливо повёл головой в сторону, что явно означало отказ.

– Ты что, чертова кукла, отдыхать вздумал? – возмутился командир и рыгнул в его сторону яблочной отрыжкой.

– Сидр! – повел носом американец.

– Кажется, мы его теряем, – прошептал командир. – Совсем плохой стал. Надо бы психо… трудотерапию.

– Да пусть уже инет поставит. Ну его! А вот и Доминик пожаловали.

Француз весь просто слепил белоснежным одеянием наподобие тоги. Золотые волосы были завиты и расчесаны на косой пробор, а над головой переливалось сияние. Он выставил вперед ухоженные наманикюренные ногти и сообщил, что тяжести таскать, ну, ни за что не станет, потому что у него сейчас урок игры на арфе.

– Придется брать где-то тягловую силу, – расстроился боцман. – Нам с этой царевной не справиться вдвоем. Она тонну весит. Отче, а подьемного крана у вас тут нету?

– Есть-есть, – закивал головой Владыка. – Керуба Рубиновича позову, он всё может.

Патер из воздуха сотворил дикого вида быка с огненным мечом в зубах.

– Керуб, – сказал он ласково. – Ты мечик-то положь на травку и помоги смертным. Они так напереводили мою книгу, что теперь сами не понимают – кто есть кто. Придется, наверное, судиться за авторские права. Впрягайте, дети мои. Стащит он вам гробик, куда следует. Но только, – он погрозил пальцем, – принцессу не разбудите, подотчетный сон-то. Не отбрешемся, когда прибудет комиссия. А ты, – он указал на Шона, вперед, интернет устанавливать. Так и назовем его «БАГОНЕТ» – без багов чтобы.

Шон покорно поплелся за старцем. Гроб трещал по швам, раскачиваясь на столбах, в котрые упирались боцман и Керуб. Командир был тоже мужик крепкий:

– Нааааавааалииииись!!!

Навалились хорошо, гроб сорвало с золотых цепей – разве же делают настоящие цепи из золота? Так, цепочки… Сооружение рухнуло, выпав из лап Керуба. Царевна с воплем, в котором смешались ужас и отборный мат на разных языках, включая, почему-то армянский выскочила из своей шикарной домовины. За длинными волосами нельзя было разобрать ни лица, ни фигуры…

– Что за твари такие! – с досадой сказал Патер. – Ничего доверить им нельзя.

– Да это Керуб твой уронил, мы то при чем? И не твари мы… – пробовал было возмутится боцман. От яблок его мучила изжога и портилось настроение.

– Ты Керуба Рубиновича не трогай. Он держал. Кантовать надо было.

– Ага, еще на попа её поставить…

– Цыть, аспидово племя! Вы это спецкомиссии скажете – они вам поставят на попа, на попадью и на попадьеву дочку!

В этот момент подошел Петр, поигрывая ключами. Он вежливо поклонился.

– Что у тебя?

– Отче, у ворот люди в лётной форме.

– Чего хотят? Кто такие?

– Говорят, сбитые американские летчики.

– Откуда сбитые?

– Говорят, что военно-транспортный самолет сбили над Могадишо, это на Земле.

– Проходимцы они, гони их в шею!

Петр направился к воротам чтобы сообщить волю Патера, но лётчиков уже не было. Они благополучно пробрались через дырку в заборе и вовсю трескали райские яблочки.

– Керуб Рубинович! Фас, ату их, ату! – завопил Патер.

Керуб подхватил меч и ринулся на диверсантов-вредителей. В суматохе забыли про разбитый гроб, армянскую царевну и Интернет. Шон, тем временем, не обращая никакого внимания на это безобразие со своими земляками, обжимал коннекторы, чтобы настроить в КРАЮ УНИВЕРСУМА новый сегмент Великой Паутины.

– Отче, – вдруг спросил командир, – а почему забор в дырах-то?

– Так ведь, двигаем все, – ответствовал Патер, – от Вселенной задвигают к границам шестьдесят седьмого года, а мы обратно. Вот и порушили местами. Дай им волю, ничего не оставят. А здесь и так перенаселение. Да сколько матриц ещё в хранилищах, да сколько в отстойнике… ну и хулиганье лезет за яблоками. Дались им эти яблоки. Это всё – ваши переводчики. Плоды познания не на этом дереве, – Патер хитро улыбнулся. – Они «тапуах заав» (золотое яблоко, то бишь апельсин), перевели как яблоко. Это на нашем языке – скромно пояснил он, – яблок сжирают тонны, а толку чуть… Как ничего не знали, так и не знают. Водку принимают за лекарство и «пикуах нефеш»,[2 - Пикуах Нефеш (ивр. «спасение души») – принцип в еврейском законе, гласящий, что сохранение человеческой жизни перекрывает любые другие религиозные мотивы. Когда жизнь конкретного человека в опасности, почти любая запрещающая заповедь Торы становится неприменимой.] по субботам пьют. Нет, чтобы по пятницам, как соседи наши, пастафарианцы!

Армянская невеста

Боцман бежал за принцессой. Она как лань металась от дерева к дереву и сыпала нецензурными выражениями, довольно странно звучащими в этом святом месте.

– Стой! – кричал боцман по-русски.

Вскоре принцесса утомилась и остановилась, облокотившись на ствол смоковницы.

Боцман подскочил и отвел с её лица смоляные волосы, и замер в восхищении. Ему еще не приходилось видеть таких жгучих глаз, в которых застыла вся грусть армянского народа, такого беленького личика, таких нежных ручек и таких буйных кудрявых волос. Боцман понял, что пропал.

– Как зовут тебя, красавица? – спросил он по-голубиному воркующим голосом.

– Меня зовут Вартануш, – с сильным акцентом ответила красавица. – Я спать хочу.

– Хватит спать, солнышко мое армянское, – почти пропел боцман, и тут некая идея мелькнула в голове, – пойдём яблок поедим, угощаю. – Поспешно добавил он.

Он ведь не просто так сказал про яблоки. Было что-то в памяти о грехопадении, и он точно помнил, что в этой истории было замешано яблоко и, кажется, змея. Боцман задумчиво посмотрел на принцессу, сдвинутые брови выдавали напряженную работу мысли. Он никак не мог вспомнить, что нужно сделать вначале – накормить яблоками ее (девицу) или змею. И к тому же его грызло еще одно сомнение. В мозгу колом засела мысль, что яблоки эти молодильные, а Вартануш по виду и так было не более семнадцати.
>