Даниил Олегович Шварцман
Словно сон: сага о Хильде

Словно сон: сага о Хильде
Даниил Олегович Шварцман

Нет хуже участи, чем пасть бесчестно вне поля боя. Хильда, дочь Харальда, теряет своего мужа и всеми возможными силами пробивается в мир мёртвых – Хельхейм – куда попал её муж вместо положенной Вальгаллы. Девять миров, девять испытаний, девять снов. Один, норны и прочие существа мифологии, против одной человеческой женщины, которой движет любовь и вина. А может это всё всего лишь сон?

Даниил Шварцман

Словно сон: сага о Хильде

V?luspa

V?luspa

44.

BrC?r munu berjask

ok at b?nom ver?ask,

munu systrungar

sifjum spilla.

Mun engi ma?r

??rum ?yrma.

Hart er ? heimi,

hоrdоmr mikill,

skegg?ld, skаlm?ld,

skildir ro klofnir,

vind?ld, varg?ld

а?r ver?ld steypisk.

Пророчество о Рагнароке:

Братья возденут меч против друг друга,

И убьют они друг друга.

Двоюродные нарушат мир друг с другом;

Мир станет тяжким местом для жизни.

Это будет век прелюбодеяния, век топора, век меча.

Щиты будут расколоты, наступит век ветров, волчий век,

Перед тем как мир потонет.

Перед тем как начать, чтобы ты, мой дорогой читатель, чувствовал самое насыщенное погружение в мир скандинавской мифологии, хочу тебя предупредить, что названия для глав написаны на исландском. Но и краткий курс по чтению исландского тоже тут, чтобы к концу книги ты мог легко читать такое название, как eyjafjallaj?kull.

? – читается как ‘th’ из английского thought. Язык зажат между зубов.

? – читается как «з», но приглушенное на выдохе. Язык поднят к верхним зубам (Sver?i – сверзи).

Hv – читается как «Кв» (Hvar – Квар).

Tt, kk, pp – аспирировано. На выдохе произносится t, k или p. (Ekki – эйки).

Ll – сложный звук, но приближен к «Tl» (j?kull – Ёкютль).

Au – читается как ‘?j’ (Ёй) (Draumar – Дрёймар).

? – читается как Э (H?rra – Хэрра).

Ei/Ey – читается как A или Эй (eyja – ая/эйя).

? – похожа на звук Ё, но исходит из глубины глотки (?l = пиво).

Многое, что ты встретишь в этом рассказе – это комбинация мифов и легенд, чтобы создать новую вселенную, где всё, во что люди верили, реально.

Kafli eitt: ?ar byrjar ?a? allt[1 - Глава первая. Там, где всё началось.]

Холод. Как же холодно. Кусачий ветер дул со всех сторон, замораживая всё живое на своём пути. Голые чёрные горы, словно зубы ужасного чудища, окружали весь Ётунхейм, не давая главной головной боли Асов выбраться слишком далеко. Земля совершенно бесплодна – лишь камни и блестящие голубым цветом морской волны кристаллы, что освещали путь Хильде. Она ранена, она еле передвигала ногами, на ресницах образовалась тонкая корка льда. Капли крови замёрзли на её пальцах, прямо где она держала свою синюю от холода ладонь – глубокий порез от удачного, а может, и счастливого удара мечом Ётуна. Уже здесь и сейчас всё могло закончиться, ведь всем девяти мирам известно, что бури на земле великанов – самые суровые и в них выживают лишь сами Ётуны и Тор Громовержец, которому всё нипочём. Хильда не один из Асов – она простой человек, который погибнет при ужасном морозе – а по-другому назвать мороз тут нельзя!

Пещера – тёмная и холодная, но это единственное спасение от лютого мороза. Хильда сделала три шага внутрь, упала, проползла чуть подальше от входа и потеряла сознание. Бой измотал её, а глубокая рана оставляла ей мало времени, и вряд ли ей дожить хотя бы до окончания бури, на холодных камнях она испустит дух ещё скорее.

«Проснись!» – звучал её собственный голос в голове. Она не может сдаться сейчас, когда уже смогла пройти через два мира и так близка к своей цели. Ветер завывал снаружи, по земле бежал холодок, её ноги начали неметь.

От входа прямиком на неё надвигалась корка белого льда, что хрустел и трещал, будто пожирая и перемалывая камни под собой. Ходила легенда, что бури в Ётунхейме живые и не любят гостей. Хильда пыталась отползти, но ноги и руки настолько замёрзли, что перестали слушаться. Кричать нет сил, хотя и хочется. Не может она погибнуть сейчас вот так! Она была так близко к цели, совсем рядом – но судьба решила над ней посмеяться.

Яркий луч света пробивался через вход в пещеру, и всякий лёд оборачивался в воду и плавно стекал по неровным порогам вглубь пещеры. Её зрение было мутное, и даже камни казались ей людьми, но что-то живое стремительно приближалось в мешковатом плаще. Из последних сил она протянула руку, прошептав «помогите», и упала без сознания.

Голова болела, трещал огонь, и яркие язычки весело играли на тёмных стенах пещеры. Поленья свежие, будто кто-то только что подложил, но перед костром никого не было.

– Холера! – выкрикнула Хильда, пытаясь встать. – Как же болит! – она протянула руку к перевязанной ране на бедре, где кто-то слегка спустил её окровавленные и все в саже штаны. Рану прижгли и наложили пережёванные травы, которые остановили воспаление.

Она поднялась на локте и посмотрела в сторону выхода – снаружи светло, и буря прошла. Она с облегчением сглотнула и прислонилась к прохладной стене. Кто бы её ни спас – она будет вечно должна этому человеку, ведь помимо ухода за её смертельной раной он подобрал меч, который она скинула с себя, когда было идти невмоготу. Где-то в глубине пещеры капала вода, эти звуки напомнили ей звон колоколов церквей Англии, которые она разоряла с другими норманами. Воительница Хильда подтянула меч к себе и настороженно посмотрела в мрак чрева горы. В небольшой лужице она заметила чистую талую воду и припала губами к неё, чтобы утолить терзающую её жажду.

Тут она поняла, что нет самого главного – её грубого холщового мешочка, который она носила у себя на поясе. Судорожно она пробежала взглядом по стенам и углам пещеры – но его нигде не было. Её охватил гнев, а затем и страшная грусть. В её глазах скопились слёзы, и они дружно стали падать вниз.

– Не из-за этого ли ты плачешь? – Хильда вздрогнула: справа от неё стоял высокий бородатый мужчина и держал перед собой холщовый мешочек с красными пятнами. – Полагаю, это принадлежит тебе? – Хильда кивнула. Старец опустил мешочек перед ней, и она его выхватила, словно в нём находился весь смысл её жизни.

– Ты меня спас? – не отрывая глаз от мешочка, спросила Хильда.
>