Егор Веселый
S-T-I-K-S. Неадекват. Нереальная реальность

S-T-I-K-S. Неадекват. Нереальная реальность
Егор Веселый

Непрекращающийся процесс сбора чудовищной мозаики из обрывков множества реальностей – такова механика существования Улья. Мира, где из тысячи попавших в него новичков, только единицам везет стать имунными. Потенциальной пищей для тех, кому не повезло.

И если при сдаче тебе выпадает козырная карта, то это совсем не значит, что ты выиграешь партию. Это абсолютно ничего не значит. У Улья своя колода. И свои безумные правила. К тому же меняющиеся на каждом шагу. Играть по ним – значит стать таким же безумным как этот мир…

Егор Веселый

S-T-I-K-S. Неадекват. Нереальная реальность

Шок & Шок.

Пробуждение было далеко не из приятных. С улицы донесся вой сирены, отдаваясь в мозгу вспышкой острой боли. Мутило как при сильнейшем похмелье и отравлении, вместе взятыми. Олег тяжело поднялся и сел на кровати. В голове царил мировой хаос. Мысли как тараканы пытались расползтись куда угодно, напрочь игнорируя окрики сознания, класса: «Стоять»! Мысль она вообще, штука такая, что называется – не догонишь, не поймаешь. Но сейчас по своей скорости и выбору направлений они просто били все рекорды.

Часы на мобильнике высветили 05:45. Еще час пятнадцать минут до запланированного подъема. «Твою ж медь! Какого… так хреново то?» Как будто услужливо придвинутые не совсем отмороженными «тараканами», кусочки воспоминаний сложились в обрывочную картинку. Номер в гостинице. В ней руководство их весьма не маленького холдинга устроило бизнес-семинар руководителей на тему куда идти, и насколько быстро. Короче нарезало цели и задачи для дальнейшего развития и процветания холдинга. Тренируемые съехались практически из всех регионов бескрайней родины. Внимали, впечатлялись, загружались, участвовали. Вечером Олег с коллегами из своего направления посидели в ресторане…

Нет, ну не бывает с двух бокалов красного такого похмелья! Больше трепались, обсуждая «политику партии» и пытаясь найти ответы на единственный вопрос: «как», чем ели или пили. Ресторан оказался тоже на уровне. В таком вряд ли допустят «косяк» с отравлением. Имидж – наше все. Вот цены – да, таким парфюмом как «совесть» от них не пахнет. Причем от слова «совсем». Жаба за такие удавить может насмерть. Но отравить некачественным продуктом там смогут вряд ли. Тогда от чего в организме ощущение последствий атомной войны? Мозг, отчаянно вращая шестеренками ответа на этот вопрос не находил.

Да и трудно ему было, что-то найти в состоянии почти потерянной ориентации. Нейронные клетки, подобно новичкам в море во время сильной качки, были заняты только одним, пытались опрожнить внутренний мир во вне. Напрочь позабыв о каких-то там связях и целевом предназначении. Совсем бедолагам плохо. С таким состоянием нужно что-то делать. Причём срочно. Иначе будет только хуже.

Вспомнилось как ещё в армии старшина лечил такое состояние водными процедурами, и повышенными физическими нагрузками. Сначала было плохо. Очень плохо. Потом становилось легче. До уровня «похож на человека». Но тогда был реальный перепой. Сейчас такого не было. Вспомнилось – значит уже не все так плохо.

Олег встал и прошлепал к санузлу с целью привести организм в более-менее приличное состояние с помощью водных процедур. Теплилась надежда на чудодейственный эффект контрастного душа. Света в санузле не оказалось. Пощелкав выключателями по всему номеру, убедился в повсеместности данного явления. Вышло электричество погулять. Причем все и совсем. Воды в кранах не оказалось тоже. Ушли со светом на пару. «Ма-ать…» – выудил из походного чемодана дежурную аптечку, которую всегда брал в командировки. Открыл мини-бар. Пара таблеток обезболивающего вкупе со спазмолитиком, запитые апельсиновым соком, должны были хоть немного поправить положение.

Как ни странно, но после сока желудок малость успокоился. Маленькая упаковка печенюшек, по странной логике, находившаяся в том же мини-баре, и запитая тем же соком почти усмирила революцию в желудке и рвущиеся на волю массы.

Умылся с помощью двух поллитровок воды, стандартно дежуривших в номере. Бриться не стал. Вода кончилась. Но в более-менее приличный вид себя привести получилось. Зеркало выдало отражение хмурой физиономии, но отечности или каких-то иных признаков похмелья на ней не наблюдалось. «Наверное, все же траванулся», – Олег взял мобильник и начал набирать номер Дениса Юрина – одного из коллег, с кем вчера дискутировали в ресторане. К тому же они с Денисом заказывали одно и то же. Телефон отреагировал никак. Олег озадаченно уставился на дисплей. До сознания дошло не сразу. Индикатор сети был пуст. Выяснить, как себя чувствует коллега, не получилось. На эмоциях выдал тираду трехэтажного отборного, русского, непечатного. На душе немного полегчало. Одевшись в повседневку, ибо для корпоративного стайла рановато еще было, направился на рецепшн.

Холл гостиницы был пуст. Весь персонал находился на улице, где сосредоточенно внимал потокам ценных указаний, смачно раздаваемых маленьким почти круглым, краснощеким человеком. Толстячок, в строгом костюме, отчаянно жестикулировал и забавно приплясывал. Но несмотря на комичные жесты и обильность «истинно» русских оборотов, смысл его посылов имел четкость и адресность. Каждый из сотрудников утвердительно кивал, когда вопрос касался именно его. Оно и понятно. Британские ученые давно доказали, что уровень восприятия информации, переданной с помощью мата, повышается в разы. Хотя выглядел народ как-то не очень. Словно и не здесь совсем был. Но держался. Внимал, или натурально это имитировал.

Олег подошел к охраннику, наблюдавшему эту сцену со стороны. Русый парень под метр восемьдесят, и лет тридцати семи-восьми отроду, расслаблено привалился к колонне.

– Что за представление? Папа в гневе?

Охранник оценивающе оглядел Олега, и видимо не найдя ничего предосудительного, снизошел до ответа.

– Проблемы свалились. Половину гостиницы заселила какая-то фирма из «нерезиновой». Корпоративная тусовка тут у них. Денег закинули вагон. У хозяина такого фарта отродясь не было. А тут фигня полная: ни воды, ни света, ни газа. Как кормить – обслуживать? Боится, что не только бабки отберут, а еще и на неустойку подтянут. Вот и решает проблему, чтоб не прилетело от этих. – Охранник еще раз оглядел Олега, опасаясь, что собеседник может являться как раз одним из «этих». Но связать тактические штаны, тактические же кеды и принтованную футболку с фирмачами из первопрестольной, все же не смог.

– А что со светом и водой?

– Да кто ж его знает. Вроде авария какая-то. Связи – вот тоже нет. Ни сотовой, ни проводной.

– Это что ж за авария такая? Если подстанция какая накрылась, то и с водой могут быть проблемы. Да и с газом … Хотя не факт. Но что б и связь? У вас тут, что какое-то мощное оборонное производство в городе?

Охранник казалось выпал из реала. Видимо память у него была заархивирована довольно качественно. Но через полминуты вернулся на грешную землю.

– Да нет тут никакой оборонки. Я сначала сам на газ подумал, когда ночью все толи туманом, то ли дымом заволокло. Плотным таким, как кисель. Да еще и химией какой-то кислой завоняло. Но газ так не воняет. Точно не газ. Потом сирены несколько раз слышал. Медицина или пожарные. А может все вместе, да еще и с органами внутренними, наверное. Если они полночи по городу мотались, точно авария.

От речи секьюрити по спине Олега плотным строем промаршировали мурашки. Он не понял причины, их демарша. Да и давно уже отвык от внешних проявлений этих товарищей. С тех времен, как занялся бумажной работой. Какая-то тревожная мысль, мелькнула на грани сознания. Мелькнула, оставила ощущение, что этот парад неспроста, и растаяла. Ухватить ее Олег не успел. Слишком смутная и неопределенная. Как что-то хорошо забытое. Да и мозг хоть уже и не сильно скрипел, но оказался еще не так прыток, чтоб ловить за хвост ускользающую мысль.

– И никто не пробовал выяснить, что за беда?

– Да не кому. Напарник попросился домой еще вечером. С дочкой у него что-то, в больницу надо было везти. Один я тут. А ночная смена – девчонки. Куда им. Вон, слушают и внимают. – Он кивнул в сторону шеренги девушек. – Слушай, а может ты узнаешь? Ну, если есть время.

– Давай попробую. – Поразмыслив Олег согласился. Ведь и самому немного интересно. Если случилось бы что-то глобальное, то уже всех на уши наверняка бы поставили. И информацию важную сообщили. А то и эвакуировали бы. А пока его коллеги еще не появились и не начали выяснение отношений с руководством гостиницы, полчаса – час для удовлетворения информационного любопытства у него было. Да и потом еще не факт, что дальше все пойдет по запланированному руководством сценарию.

А вот прогулка на свежем воздухе могла вполне способствовать прочищению мозга. А значит, и улучшению общего состояния любимого организма.

Выйдя из гостиничного дворика, Олег направился в сторону набережной. Вчера на вечерней прогулке он проходил мимо здания, на котором была размещена вывеска, вещавшая о том, что в нем располагается районная администрация. Не близко от гостиницы, кварталов пять. Но кому еще быть в курсе ситуации как не муниципалитету? Он подумал о том, что в такое раннее время муниципальным служащим работать вообще-то не по статусу. Но если действительно случилось что-то неординарное, то муравейник там должен быть еще тот. Не смотря ни на какой статус. Вот неспешным шагом и побрел к районной обители слуг народа.

На улице прохожих не встретилось. Совсем. В такое время конечно основная масса населения еще на работу не спешит, но как правило уже есть народец, с более ранним рабочим графиком. И даже тот факт, что сейчас середина лета и многие укатили греть бока на морских берегах, не дает объяснений полного отсутствия прохожих. Странно.

До администрации он не дошел почти половину квартала. На перекрестке обосновались два сотрудника полиции в форме патрульно-постовой службы. Еще одна странность – патрульные были вооружены автоматами. Почти во всех случаях, что Олег мог припомнить ППСники обходились без них. Исключение составляли только группы немедленного реагирования, важные стационарные посты, да какой ни будь грандиозный шухер. Похоже, что-то неординарное все же случилось, раз вооружили, да еще и в броню нарядили.

– Гражданин, подойдите! – Один из полицейских окрикнул уже собравшегося с ним разминуться Олега. – Ваши документы.

Полицейский даже шага не сделал в его сторону. Это зацепило. Олег хотел уже было начать разговор с фразы: «А представиться?», но подойдя поближе резко передумал. Лицо полицейского выражало столь отчетливые страдания, что впору проявлять искреннее сочувствие. «Видимо ночь удалась, и похмелье сейчас отрывается за нее по полной» – подумал Олег. Второй полицейский выглядел еще болезненнее. Бедолаге видимо было совсем плохо. Он привалился к стене и на Олега почти не реагировал. Косился только помутневшими глазами.

Спорить или качать права с такими бесполезно. Для них сейчас любой раздражитель – вселенское зло. А на зло любой реагирует по одному из заложенных древней природой сценариев. Либо впадает в ступор, надеясь, что зло не заметит и пройдёт мимо. Либо включают максимальную скорость ножного привода. В надежде, что скорость зла окажется меньше их собственной. Либо впадают в ярость. В надежде как минимум, зло напугать. А то и уничтожить.

Эти на службе и при оружии. Да и больше их. В ступор впадать точно не будут. Бежать тоже. Не такого уж и страшного для них он был вида. Да и физическое состояние стражей порядка к бегу не располагало. А вот агрессию проявить – это как здрасьте. Доказывай потом, что не оказывал сопротивления.

– Пожалуйста, – Олег протянул свой паспорт, который в командировках всегда носил с собой. Мало ли… – А что случилось?

– Куда направляемся, гражданин Смирнов? – Страж порядка с явным усилием ознакомился с содержанием предоставленного ему документа. Вопрос ему адресованный был напрочь проигнорирован.

– В администрацию.

– Зачем? – С трудом выдавил из себя старший сержант.

– Хочу узнать, что происходит. Света нет, воды нет, связи и той нет. Я в командировке. С домом связаться не могу… – Олег заметил, как нахмурились брови стража порядка. Вкупе со страдальческим выражением вид он приобрел далеко не привлекательный. «Как вас только таких вообще на улицу выпустили? Да еще и с оружием»? – Олег уже пожалел о том, что вообще выбрался из гостиницы.

– Мужик, с нами пройдешь.

Старший уже собрался заныкать паспорт Олега себе в карман, но тут подал голос его напарник.

– Паша, нахрена он нам нужен? Мне и без него хреново.

– Мужики, вы чего? Что я нарушил? Мне реально нужно с домом связаться, проблемы дома! – Олег тут же скорчил жалобную физиономию. Перспектива знакомства с местным полицейским участком в его планы не входила. Да и сама перспектива выглядела так себе. Поэтому и решил давить на жалость.

– Миха, ты себя как чувствуешь? – Спросил первый.

– Хреново, сказал же. – Отозвался с ощутимым страданием и раздражением напарник. – И еще хуже становится.

– Вот! И мне хреново. А этот – бодрячок. И к штабу чешет. Подозрительно. Разобраться нужно.

От такого Олег опешил.

– Мужики, так я ж с вами не пил! – Сорвалось с языка непроизвольно.
>