Рина Лесникова
Повелительница радуги

Повелительница радуги
Рина Лесникова

Тэис Баэрди – из обедневшего баронского рода. К сожалению, боги не одарили её ни красотой, ни магическими способностями. К тому же, и приданого нет. А любви хочется, как и каждой романтически настроенной девушке. Говорите, что не верите в чудеса? Это только на словах. Ведь чудеса случаются. И вот уже самый прекрасный из мужчин надевает на палец заветное колечко. Но это ли является чудом? Ведь самые настоящие чудеса только начинаются, и Тэис нужно совсем немного – выжить. А там уж как получится.

Рина Лесникова

Повелительница радуги

Глава 1

– На то он и король, чтобы во всём быть первым. Чему же удивляться, что и врата в миры силы первый прошёл предок его величества. Ну как – прошёл? Заходили в эти врата многие, возвращались далеко не все. А Одангр Первый и вернулся, и королём после этого стал. Так и повелось с тех пор: трон могут занимать только те, кто прошёл сквозь горнило миров силы и обрёл там те самые силы, – старая Цитра неспешно вела свою очередную байку.

– Бабушка, это что же получается, даже я могу пройти в те врата, обрести силу и стать королём?

– От же, дурной! Я что говорила? Возвращались-то не все! Думаешь, сейчас по-другому? И сейчас не все возвращаются! И это через известные врата. А если уж кто в блуждающие попадётся… Эх, да что там говорить, смотрите у меня! – бабушка окинула внуков строгим взглядом и погрозила пальцем почему-то именно Тэис, как будто именно она собралась покорять те самые врата.

И чего так взбеленилась? Понятно же, что Лиону даже не светит постоять около врат в волшебные миры, не то, что оказаться по ту их сторону, да силы магические обрести. Какой же младший братик ещё наивный. Королевские инспекторы кого попало не отбирают. Его величество заботится о своих подданных. Ведь если сунутся в те врата совсем неодарённые, то и сгинут насовсем по ту их сторону. Даже у одарённых шанс вернуться невелик, но он хотя бы есть. Вот королевские родичи почти всегда возвращаются, да и чему тут удивляться, в их роду магия о-го-го как развита, да и не какая-нибудь, а огненная. Вот и правят Падареты Рекомбом уже больше двух столетий.

Впрочем, Лиону всего двенадцать, ему простительно пребывать в мечтах. Помнится, Тэис и сама в его возрасте мечтала, как её заметят королевские инспекторы, восхитятся потенциалом и предложат пройти одни из врат. Хорошо бы огненные, ведь Падареты выбирают себе невест только из огненных. А принц Алексен такой красавец, это все говорят. А ещё мечталось какие-нибудь новые врата открыть. Но это уж совсем из области детских фантазий.

Правда, те времена, когда маленькая девочка грезила о принце, давно прошли. Сейчас даже и думать смешно. Где его высочество, и где она – дочь обнищавшего барона, даже магией не владеющего. Далёкого принца из головы выбросить было легко, ведь и не видела его Тэис ни разу. Нет, никогда не совершит Тэис такую глупость. Какая любовь может быть у не блещущей красотой бесприданницы? То-то и оно. Бабуля научила мыслить трезво.

***

Приглашение от дальних родственников – графов Арбени – было не то, чтобы неожиданным, но, скажем, несколько странным. Всё же, пусть и те, и другие считались аристократами, но пропасть между их положением, как светским, так и финансовым, была огромна. Хотя, при личном разговоре всё встало на свои места. Тэис предложили составить компанию Ранге Арбени, только начавшей выходить в свет. Благотворительность? Ну, если только внешне. На самом деле невзрачная бедная родственница должна была оттенять яркую красоту и возвышенную утончённость старшей дочери графа. Кузина даже выделила бедной родственнице несколько своих платьев, которые она не носила, потому как из моды вышли. Не с такими широченными юбками, в каких щеголяла сама Ранга, но довольно-таки миленьких и, что радовало, скромно прикрывающих грудь и плечи, в отличие от веяний нынешнего сезона. Правда, корсажи пришлось заметно ушить: не было у Тэис того богатства форм, коими могла похвастать подруга. Впрочем, это невольную компаньонку не очень-то и заботило. Как оказалось, не заботило до поры до времени.

Как-то раз один из приёмов, щедро устраиваемых графом Арбени, среди прочих молодых людей, приглашаемых с вполне определёнными целями, посетил виконт Дайтен Лэйни – наследник графа Тэраша и просто красавчик. Как будто бы между старыми графами даже была некая договорённость. И что дело оставалось за молодыми. Всё же, хороший у Ранги отец, оставил дочери право выбора. Впрочем, судя по поведению самой Ранги, с выбором отца она была полностью согласна.

– Тэис, – восторженно щебетала подруга, – вот увидишь, уже к концу этого сезона мой пальчик будет украшать помолвочное кольцо Тэрашей. Мы с Дайтеном созданы друг для друга! Я – яркая брюнетка и он – голубоглазый блондин. Ты его ни разу не видела? – вопрошала Ранга и сама же себе отвечала: – Впрочем, о чём это я? Где бы тебе его увидеть? Вы же вращаетесь в совершенно разных сферах! Так вот, он, хоть и блондин, но совсем не такой блёклый, как ты. Ты не обижайся, но это так и есть, тебе не мешало бы добавить немного краски на лицо, и не говори, что это удел только опустившихся женщин! Уже создали такие краски, что их цвет совсем не отличишь от настоящего. Так вот, о чём это я? Представь, волосы у Дайтенчика золотые, а ресницы и брови – тёмные, почти чёрные. И губы… ах, какие у него губы! И рост, и плечи, – кузина мечтательно воззрилась в потолок. – Впрочем, сама всё увидишь. Он приезжает к нам в поместье почти на неделю! А может, – здесь она сделала многозначительную паузу, – может, и дольше останется.

Окрылённая скорой встречей с потенциальным женихом, Ранга раздобрилась и решила выделить компаньонке ещё несколько своих нарядов.

– Вот, возьми, я всё равно это уже не надену!

При ближайшем рассмотрении Тэис поняла, что она это тоже не наденет. Пастельные цвета платьев только усиливали её природную бледность, а лиф, сшитый на выдающиеся прелести недавней хозяйки, обладал таким декольте, что почти полностью обнажал совсем невеликую грудь, здесь даже перешить ничего не удастся. Думать, что Ранга сделала это специально, не хотелось.

***

Тэис давно перестала верить в сказки. И в романы в слащавых обложках. Нет, почитывать она их, конечно, почитывала, но допустить, что прекрасный принц женится на бедной сиротке? Не с бабки-Цитриным воспитанием. Бабуля не стеснялась в выражениях, когда расписывала, что мужчинам нужно от женщин:

– Оно, может, и хорошо, что Милостивая Нирена* тебе красоты не отмерила. Красота только мотыльков привлекает. А мотылёк, он ведь как? Присел на цветок, насладился им, а то и опылил, и улетел! И всё, нет большего того мотылька! Так и то не всё. Другим таким же мотылькам обязательно похвастает, и те нагрянут. Цветок-то доступный! Ты уж, Тэечка, на красавцев-то не заглядывайся, и уж, тем более, не верь им, а то… эх, да что там, – на этих словах старая женщина глубоко вздыхала и вытирала слезу.

{– Милостивая Нирена* – богиня семьи и плодородия;}

Хорошо бабуле говорить такое, сама-то она была редкой красавицей, как и её дочь Линда – мама Тэис. Были красавицами. Красота старой Цитры давно увяла, а баронесса Линда Баэрди умерла, родив Тэис.

Барон после смерти жены почти не проявлял никакого интереса к дочери, а уж когда убедился, что ей ничего не досталось от внешности матери, и тот утратил. Потому и росла девочка больше с бабушкой, в её совсем небольшом поместьице со старым господским домом. Впрочем, Лион – его сын от второго брака – тоже не часто имел счастье лицезреть отца и матушку. Вторая баронесса Баэрди была дамой весьма самовлюблённой и, как выяснилось позже, вероломной. Дамочка быстро помогла мужу пустить по ветру не такое уж и большое состояние, после чего скрылась в неизвестном направлении, прихватив остатки средств и драгоценностей, что заметно способствовало развитию у барона язвительности и дурного настроения, кое он зачастую заливал крепкими настоечками.

Поначалу Тэис пыталась возражать бабуле, что она совсем не отказалась бы от такого наследия, как красота, на что старая Цитра неизменно злилась:

– И думать не смей! Зачем оно тебе, материнское наследие?! Одна боль головная! – здесь бабка резко прервалась и, обозвав внучку непутёвой, отправила от себя.

А ведь не только внешность бабуля имела в виду. Способности? Не было в роду баронов Баэрди способных. И бабушка, а значит, и мама, тоже из абсолютно бездарной семьи. Королевские инспекторы даже для вида не стали проверять способности Тэис. Правда, Лиона, как и всех представителей дворянства мужеского полу, проверили. И что? Как и ожидалось, ничего.

И что ожидало невзрачную бесприданницу? То-то и оно, что ничего, про что писалось в тех книжонках: ни волшебных приключений, ни возвышенной любви принца. Похоже, Тэис и самой простой любви не дождаться, в лучшем случае, какой-нибудь старый брюзжащий вдовец с несварением, подагрой и кучей ребятишек. Почему именно с подагрой? Да кто его знает? Старый же.

***

Глупое, глупое, глупое сердце! Сколько раз его предупреждали: не сметь влюбляться в красавчиков! И что получилось? Получилось очень скверно. Виконт Дайтен Лэйни, которого так вдохновенно восхваляла Ранга, оказался не только красивым, но и безумно обаятельным. Именно так: безумно. Все дамы, от мала до велика, теряли голову от одного его взгляда. А если уж золотоволосый блондин дарил улыбку, устоять не могли даже благообразные матроны.

Ранга ревниво считала все брошенные на её почти жениха посторонние взгляды, даже как-то вечером потащила подругу в сад, чтобы проследить за своим легкомысленным возлюбленным. Подсматривать за виконтом и молодящейся вдовицей, прибывшей среди прочих гостей, Тэис не очень-то и хотелось, но разве Рангу переубедишь.

Закончилось всё очень постыдно. Убедившись, что виконт и вдовица уединились в беседке совсем не для того, чтобы почитать друг другу сонеты, Ранга злобно зашипела и, с предательским хрустом сломав веер, кинулась прочь. Сама-то она убежала, а вот у Тэис словно ноги отнялись, бедняжка даже шевельнуться не могла.

Так и застал её предмет всеобщей страсти: жалко сжавшуюся за кустами рододендрона и с крепко зажмуренными глазами.

– Гуляете, леди? – вопросил насмешливый чарующий голос.

Тэис кивнула. А что ещё оставалось? Не так, далеко не так она представляла свой первый разговор с мужчиной своей мечты. Вариантов той встречи было много, но чтобы такой… Хотя, может оно и к лучшему. Сорняки нужно уничтожать как можно раньше. А что есть любовь Тэис, как не вредный сорняк? В благородных оранжереях ни у одного, ни у другой, нет шансов.

Бедняжка пробормотала что-то невразумительное и неловко скрылась с глаз своего кумира и его молчаливой пассии. Завтра скажется больной, а лучше, вообще, сообщит Ранге, что отправится домой.

***

Легко сказать, да сложно сделать. Не на перекладных же отправляться в отцовское поместье. Это мужчинам просто: оседлал коня и отправился, куда понадобилось, а леди, да ещё незамужней нужна карета и обязательно сопровождающая компаньонка, хотя бы горничная. У Тэис не было ни того, ни другого. И навряд ли папа, лично привезший её сюда, сочтёт доводы дочери разумными.

– Глупости ты всё говоришь! – заявила Ранга, выслушав просьбу подруги. – Подумаешь, застал тебя Дайтен за подглядыванием. Что здесь такого? И потом, ты сама виновата, впредь будешь расторопнее.

– Впредь?! Ранга, ты собираешься ещё следить за ним?

Кажется, Тэис начала понимать книжных красавиц, по поводу и без повода лишающихся чувств. В голове зазвенело, губы онемели, ещё немного, и сердце просто откажется работать.

– Следить? Нет, это опасно, – кузина задумчиво постучала ухоженным ноготком по подлокотнику диванчика, на котором сидела. – Я не могу подвергать сомнению мою репутацию. Если только ты мне поможешь…

Тэис неистово замотала головой:

– Нет! Я лучше пешком домой убегу. Ещё одной встречи с виконтом я не выдержу.

К немалому сожалению и удивлению избалованной красавицы, ни посулами, ни угрозами она не смогла заставить компаньонку не только следить за предметом своей страсти, но даже появляться на тех мероприятиях, в которых участвовал означенный виконт Лэйни.

Ещё одно разочарование постигло Рангу, когда её ненаглядный Дайтен покинул их поместье вместе с остальными гостями, так и не сказав ей заветных слов и даже не заикнувшись о родительских договорённостях. Помолвка и счастливое будущее откладывались на неопределённый срок. Ничего, будет ещё сезон в столице! Граф Тэраш просто обязан сделать должное внушение своему наследнику, всё же, тому уже почти тридцать лет, и ему давно пора задуматься о продолжении рода. Не с доступными же вдовушками он планирует заключить брачный союз. А пока. Пока пусть перебесится. Когда Ранга заполучит вожделенное колечко, она возьмёт воспитание муженька в свои слабые женские ручки.

***

Скандал в поместье графа Арбени разразился неожиданно для всех его участников. И виновницей, к своему ужасу, стала именно Тэис. Барон Баэрди, казалось бы, давно забывший о существовании дочери, вдруг прислал за ней карету, в коей прибыла всем недовольная сухощавая дуэнья, долженствующая сопроводить девушку пред отцовские очи. Можно было даже и не гадать, столь пристальное неожиданное внимание объясняется только тем, что для неё нашли мужа. Женщина критически осмотрела Тэис и, кивнув своим мыслям, велела собираться.

– Жаль, конечно, что ты уезжаешь, – недовольно скривила губки Ранга, – ты была удобной компаньонкой. Неизвестно, кого ещё папенька мне подыщет на этот раз. Не приведи Милостивая Нирена, какую-нибудь такую же засушенную мумию, помешанную на соблюдение приличий, которую прислали за тобой, – дочь графа Арбени даже не пыталась понизить голос, чтобы скрыть слова от нескольких любопытных дам и собственно, самой сопровождающей, находящихся в той же гостиной. – Но я не ты, закачу истерику, и папа пойдёт мне на уступки. А теперь давай! – она требовательно протянула руку.

– Прости? – Тэис удивлённо приподняла брови.
>