Алёна Акулова
Тварь


– Как разжечь, сообразили? Или девку увидели, сразу трахнуть ее захотели? – на его лице было абсолютное спокойствие. А то, как он это буднично произнес, заставило меня испугаться его больше, чем хамоватого Кабана.

– Ну так…

– Хватит, – мужчина сделал жест рукой и парень сразу замолчал. – Посмотрим что тут у нас.

Он подошел ко мне вплотную и пристально посмотрел мне в глаза. Через секунду я уже не могла пошевелить даже мизинцем, мое тело меня не слушалось. А на его лице играла жуткая улыбка маньяка.

– Иди за мной.

Я была абсолютно уверена, что его губы оставались неподвижны, а голос звучал только в моей голове. И совершенно без моей воли, мое тело направилось вслед за ним.

– Чтобы через полчаса на столе был горячий завтрак, – отдал он распоряжение, оставшимся в зале парням не поворачивая головы.

Мы вошли в комнату, которая, по всей видимости, была кабинетом управляющего. Офисный стол с компьютером, полки с бумагами, большой сейф в углу, кожаный большой диван и кресло, между ними журнальный столик. На столе початая бутылка дорогого алкоголя, янтарного цвета жидкость, может коньяк, может виски, я не разбираюсь, так как особо не пила.

– Раздевайся, – бросил он нехотя, присев на край стола, с улыбочкой смотрел на меня.

Руки сами по себе начали расстегивать пуговицы на блузке. Затем последовала юбка и лифчик, последними я сняла трусики. Прикрыть свою наготу я не могла, мое тело меня не слушалось. Просто стояла и со страхом смотрела, как он меня разглядывает, постукивая указательным пальцем по подбородку.

– Повернись.

Я послушно развернулась к нему спиной.

– Назад.

Снова смотрю на него. Он встал и начал расстегивать свои брюки. Я с ужасом осознала, что произойдет дальше. Если до этого момента у меня еще были в голове какие-то иллюзии, что все это какая-то дикая шутка и сейчас сюда ворвется красавец герой, то когда я опустилась на колени перед ним, реальность происходящего со мной, в буквальном смысле сковала мой разум.

– Приступай, – глядя на меня сверху, с улыбкой произнес он.

Перед моим лицом торчал его набухший член, и я приступила.

Следующие полчаса я выполняла любую его прихоть, проще говоря, он делал со мной все, что хотел и имел меня куда хотел. Я безропотно выполняла все его желания, единственное, что я могла делать по своей воле, это плакать. Но текущие по моим щекам слезы его только забавляли и еще сильнее возбуждали.

Полностью удовлетворившись и пару раз, облив меня своей «жидкостью», он довольный развалился в кресле, мне же приказал опуститься на пол и, бросив полотенце, сказав, чтобы я вытерла лицо. В этот момент в дверь негромко постучали, было ощущение, будто с той стороны двери ждали, пока он закончит.

– Заходи Кабан, – расслабленно бросил Клык.

Верзила зашел в кабинет, держа в руках поднос с ароматно пахнущей яичницей и свежезаваренным кофе. Он с вожделением пожирал меня глазами, и пока ставил поднос на журнальный столик перед своим боссом, его руки едва заметно дрожали от возбуждения.

– Спасибо Кабан, – беря в руки кружку с горячим напитком, кивнул мужчина. – Хороша сучка, у меня таких красавиц в старое время не было.

Прошли только сутки, а он уже провел границу между старым миром и этим кошмаром? Неужели он думает, что все это ему сойдет с рук? Что военные и правительство не остановят весь этот ужас?

– Я раньше работал в офисе напротив, – он сделал небольшой глоток и поставил кружку на столик. – Мелким клерком, пахал на своего босса, начальника отдела, а он в свою очередь на своего, главу филиала компании. Так вот к нему часто приходила его пассия, красивая дрянь с буферами четвертого размера, – Клык растопырил пальцы и поднес их к своей груди, «демонстрируя» женскую грудь, Кабан заржал, – у нее поменьше конечно, но еще упругие. Так вот, я всегда ему завидовал и всегда хотел поиметь такую вот красотку. И чтобы не за деньги, а чтобы она сама мне дала. Понимаешь? – последний вопрос был адресован мне.

Передо мной сидел неудачник, который не смог ничего достичь в нормальном мире к своим сорока или сколько там ему сейчас. А теперь, когда мир рухнул, он став каким-то долбанным телепатом, пользуется беспомощностью своей жертвы и воплощает в жизнь уродливые фантазии ущербного мужичка. Хотя такого и мужичком то не назовешь, так человечишка. Его пошлые откровения вызвали во мне отвращение и злобу к этому ничтожеству возомнившего себя хозяином новой жизни.

– Нет, не понимаю, – хрипло ответила я. – На такого морального урода не посмотрит ни одна нормальная женщина. Да и ненормальная ляжет с ним разве только что за деньги. – Я криво усмехнулась.

Если его и задели мои слова, то вида он не подал. Оставался спокойным и улыбчивым. Отделил вилкой кусочек яичницы и запил его кофе.

– Ты регистрировалась в приложении «Конец света»? – ровным тоном спросил меня он. – Только не ври мне, я все равно это узнаю. Будет только хуже, поверь.

– Нет.

Он опять пристально посмотрел на меня. Я напряглась, но внешне старалась выглядеть спокойной. Зачем соврала? Просто это единственное, что я могла сделать сама. Если он может это определить, значит, я хоть так его разозлю. Обещанное им наказание вызывало страх, но неожиданно для самой себя, я вдруг поняла, что никто не придет меня спасать, и скорее всего меня будут насиловать, пока ему или им это не наскучит, а потом убьют. Чтобы не оставлять следов своих преступлений и не держать ответ перед полицией. Мысли о том, что это теперь навсегда, монстры, зомби и мутировавшие дети, мне почему-то в голову не приходили.

– Хорошо. Это дает тебе шанс прожить подольше. – Довольно хмыкнул он и продолжил есть.

– А что было бы в противном случае? – значит, читать мысли он не умеет.

– В противном случае, ты бы прошла инициацию как игрок, Кабан бы тебе помог, – он кивнул на верзилу, который разве что только слюни не пускал глядя на мою обнаженную грудь. – И мы тебя бы быстро убили.

– Зачем? – пользуясь его настроением, спросила я. Мне было не важно, что это значит, игрок, инициация, я просто тянула время, понимая, что дальше будет лишь хуже.

– За игроков система обычно дает больше опыта, – пожал он плечами. – Чем за зомби и монстров. Ты никогда не играла в онлайн-рпг?

Он бросил вилку на тарелку и помахал Кабану кистью, давая понять, что он забирал поднос и убирался из комнаты.

В этот раз Клык удовлетворился простым минетом.

Через час, он позвал Кабана и, переодевшись в плотную кожаную куртку, нацепив широкий ремень с длинным широким ножом в пластиковых ножнах, такие часто показывали в фильмах про военный спецназ, кивнул на меня и сказал верзиле, что он может меня забирать.

После того как он ушел, в моей жизни начался ад.

Ко мне вернулся контроль над собственным телом, вот только Кабан был гораздо сильнее. Он, крепко держа мою руку, выволок меня в зал к тому месту, где стояли сдвинутые столы и диванчики. У них нас ждали те двое, что встречали меня утром за столом и щуплый Женя, стоявший в стороне, у прохода в подсобные помещения. Он крутил в своих руках короткий меч и стыдливо отводил глаза.

Заломив мне руки за спину, верзила схватил меня за волосы и задрал мою голову заставив открыть рот. После чего второй изверг, что был с небольшим пузом, залил мне в рот водки, зажимая при этом нос, чтобы я глотала. Обжигающая горло жидкость вызвала рвотный рефлекс, но у меня не было выбора, и я глотала. А затем началась жестокая оргия, в которой основным участником стала я.

Для начала меня пустили по кругу, двое держали мои руки и ноги, третий насиловал. Так продолжалось около получаса. При этом в меня плевали, больно щипали и шлепали по груди, ягодицам и бедрам. Когда троица удовлетворилась, в меня опять залили водки и сделали небольшой перерыв, во время которого Женя подносил им закуску и дорогой алкоголь, а сам при этом украдкой бросал на меня похотливые взгляды. Но он не допускался к таким изыскам как «веселье с сучками», судя по грубой шутке остроносого подонка, который получил нагоняй от Клыка за незакрытую дверь и неприготовленный завтрак.

Восстановившись, они продолжили наше «веселье», только теперь под дикие радостные возгласы «мы» устроили групповуху. Меня имели везде и сразу. Я не могла больше рыдать и плакать, все происходящее воспринимала с тупой отрешенностью, мозг просто отключил эмоции, по всей видимости, стараясь сохранить мне остатки разума в этом кошмаре.

Сколько это продолжалось я не знаю. Я не помню когда прикусила Кабану член, но в результате он несколько раз ударил меня по лицу, а потом, бросив на пол, со всей силы двинул ногой по ребрам, я отчетливо слышала, как они хрустнули, после чего мое сознание погасло. На некоторое время, подарив мне покой.

Очнулась от того, что голову мелко трясло. Оказывается, меня за ноги тащили по коридору в какую-то подсобку. Кинув мои ноги на пол «Пузо», так звали толстого, приковал одну мою руку к батарее и плюнул мне в лицо, заметив, что я приоткрыла один глаз. Второй заплыл от гематомы. Сильно болело в правой стороне груди, болело все внизу живота, внутренняя часть моих бедер была залита кровью, они разорвали мне все внутри. Губы были разбиты и кровоточили, болела челюсть и левое плечо, а в голове стоял неясный шум.

Пьяная тварь что-то мне говорила, дышала перегаром и широко щерилась в похабной улыбке, а затем я почувствовала на лице теплую струю с солоноватым привкусом. Подонок ради смеха мочился мне на голову, но мне было уже на все наплевать, хотелось просто закрыть глаза и сдохнуть. Перед тем как провалиться в спасительное забытье я снова увидела черные строчки странного сообщения.

До окончания системного задания «Первая кровь» у вас осталось 42 часа.

Я же должна кого-то убить, на этой мысли, мое сознание отключилось.

Глава 3. Первая кровь

Я очнулась от осторожных прикосновений. Хотя чуть раньше мне казалось, что я слышу чьи-то крики. Но это, наверное, мое сознание играло со мною злые шутки, таким образом, напоминая мне о том, что произошло.

Кто-то опять коснулся разбитого лица, заплывший глаз и раны запульсировали острой болью, отдаваясь тяжелым стуком в висках. Я невольно поморщилась, вызывая новый приступ боли в разбитых губах. Но в тоже время влажные прикосновения и прохлада успокаивали, пусть всего лишь на мгновенье, воспаленную кожу.
>