Кирилл Сергеевич Клеванский
Сердце Дракона. Книга 14

– Будь аккуратен, – Син положил когтистую ладонь на плечо Хаджару. – Стиль «Ледяного дыхания» призван сгладить разницу между скоростью владельца тяжелого меча и легкого.

Хаджар вспомнил, как сражался с Таш’Маган на празднике Рубина и Дракона. Несмотря на то что Таш действительно использовала тяжелый меч, они двигались примерно с одинаковой скоростью. И только тот факт, что Хаджар использовал свой собственный стиль, помог ему провернуть ту маленькую хитрость.

– Каким образом? – спросил Хаджар.

Син слегка изогнул правую бровь.

– Неужели ты думаешь, что я стану помогать тебе одолеть мою младшую сестру?

Они встретились взглядами, и Хаджар легко ответил:

– Да.

Син улыбнулся – правда, не мимикой лица, а одними только глазами.

– И ты прав, – кивнул он, – но не думай, что это из-за того, что я плохо к ней отношусь или что-то в этом роде. Просто Таш, она… может, и вправду сильнейшая мечница нашей страны, но ее планы простираются далеко за пределы Белого Дракона. А Чужие Земли могут быть опасны и непредсказуемы для сильнейших из нас. Ей нужно умерить свой пыл и…

– И ты все это говоришь, чтобы просто посвятить меня в дела семьи Маган или убеждаешь сам себя?

Предводитель охраны прищурился, но затем рассмеялся.

– Твои слова остры, Хаджар, – похлопал он собеседника по плечу. – Надеюсь, так же остер и твой клинок. Слушай меня внимательно: стиль «Ледяного дыхания» не делает Таш быстрее – он замедляет тебя самого. Каждый удар, от которого ты увернешься, каждое твое сближение с противником – противницей в данном случае – оставит на тебе следы ледяного дыхания. Ты не будешь их ощущать, даже не заметишь. Как не замечаешь то, что сам дышишь. Но когда этого дыхания наберется достаточное количество, то всего один удар – и ты будешь повержен.

Хаджар еще раз посмотрел на ледяные искры, усеявшие землю вокруг Таш.

– Так что надеюсь, у тебя есть козырь в рукаве, – Син еще раз похлопал Хаджара по плечу и отошел в сторону, – ибо я не знаю, как можно одолеть кого-то, владеющего подходящим ему стилем, самому не имея подобного.

Хаджар не мог с этим не согласиться.

Стиль – фундамент для любого идущего путем оружия. Ты можешь забраться на невероятные вершины пути развития. Стать бессмертным. Но однажды, не имея крепкого фундамента, та высокая лестница, которую ты построил, рухнет под тяжестью собственного веса.

Стиль как раз и являлся этим фундаментом.

И Хаджар обладал таковым.

Стилем «Песни меча синего ветра».

И может, тот пока находился лишь в зачаточном состоянии, что и вынуждало Хаджара тратить практически максимум мощностей нейросети на его доработку, но и этого уже было достаточно, чтобы дать призрачный шанс на достойное сражение с Таш’Маган.

Последняя как раз закончила приготовления. Она сняла с себя амулет с божественной броней, убрала в сторону пространственное кольцо и запечатала собственные энергию, волю и мистерии.

На последнее были способны только адепты с невероятно высоким самоконтролем. Так что Хаджару даже сначала протянула специальный браслет, но уже достаточно с него было драконьих артефактов.

Усилием мысли он сделал то же самое, что и Таш, чем вызвал несколько удивленных взглядов со стороны присутствующих зрителей в количестве трех чел… драконов.

После этого он взмахнул рукой, и одеяния его Зова, мантия, сшитая самой королевой Мэб, потеряли все свои свойства защитного артефакта, оставив лишь ощущение, что они были созданы рукой смертного.

Воительница вытянула перед собой клинок и склонила голову.

– Таш из семьи Маган, стиль «Ледяного дыхания», звание мастера.

Хаджар взмахнул ало-черным клинком, и парящая по лезвию птица Кецаль взлетела сквозь облака. Удивительно, как нечто существенное – то, насколько могущественен был твой дух, – имело значение на ступени Рыцаря духа, но сейчас… никто из драконов не обладал духом хотя бы стихии, не говоря уже об изначальных.

Но для адепта с какого-то момента становится уже неважно, каким духом ты владеешь. Просто если ты не можешь соединить его суть со своей душой, то тебе не стать Повелителем.

Ледяная акула, дух, который Хаджар ощущал в мече Таш, был сцеплен с ней так же крепко, как и Кецаль с Хаджаром, как и у любого другого адепта ступени Повелителя и выше.

Странно, почему именно такие мысли пришли ему в голову перед сражением?

Впрочем, об этом позже.

Согласно старым ритуалам, пришедшим, кстати, из эпохи еще более древней, чем период ста королевств, Хаджар должен был представиться, назвать свой стиль и его уровень в этом стиле.

Послушник, затем обладатель, мастер – высшая ступень. И в единственном числе – основатель.

Когда Хаджар бился с Анис, они не обращались к подобному ритуалу, потому как поединок был не официальным сражением стилей, а скорее, простой дуэлью.

На этот же раз…

– Хаджар из племени Северного Ветра. – Пусть ему это и было абсолютно неважно, но Хаджар испытывал некое спокойствие от того, что в его словах не оказалось лжи. Имя «Дархан» ведь переводилось как «Северный Ветер», так что никакой лжи… – Стиль «Песни меча синего ветра», звание основатель.

Среди холмов на какое-то время повисла тишина.

Создание своего стиля – дело не из легких. Скорее даже – почти непосильное. А если учесть, что по меркам драконов Хаджар являлся совсем еще юнцом, то и вовсе казалось чем-то очень нереалистичным.

– Очень громкие слова, Хаджар Северный Ветер, – нахмурилась Эзир, – но мы все вскоре увидим, что именно ты называешь своим стилем.

Хаджар в который раз никак не отреагировал на явное оскорбление. В мире боевых искусств было достаточно тех, кто называл себя основателем того или иного стиля. Но на самом деле то, чем они владели, не было именно «стилем», скорее – набором тех или иных приемов.

– Этим я объявляю начало битвы между стилем «Ледяного дыхания» и «Песней меча синего ветра», – резюмировала принцесса, и ее слова дали старт сражению.

Глава 1237

Таш оттолкнулась от земли легко и плавно. Взявшись за длинную рукоять меча таким образом, чтобы ее локти сформировали ромб, она легко подлетела к Хаджару и нанесла режущий удар наотмашь.

И не было ни бури силы, ни потоков мистерий, ничего из того, к чему можно было привыкнуть за время сражения на высоких ступенях пути развития.

Эта битва мало чем отличалась от сражения смертных. С той лишь разницей, что глубина понимания меча со стороны Таш и Хаджара превышала все, на что были способны смертные мастера.

Меч Хаджара внезапно, вместо того чтобы оказаться перед его торсом, показался острием из-за затылка с седыми волосами. Это было сродни тому, как если бы мечник сам просил противника поразить его в грудь, живот, шею, да и вообще – любое место, куда только захочет неприятель.

Любой мечник с самого начала учит простую истину: самое безопасное место – находиться за мечом, а не перед ним.

Но…

Однажды в любом деле наступает тот момент, когда, достигнув мастерства, понимаешь, что любые законы и правила действительно написаны для того, чтобы их нарушали. Те, кто может себе это позволить. Кто понимает, когда непреложный обет становится обузой, а когда действительно несет в себе какой-то смысл.

Хаджар, протянув меч вдоль позвоночника, вдруг резко наклонился. Огромный, тяжелый ледяной клинок скользнул вдоль ало-черного лезвия, и их легкое касание издало что-то вроде мелодичной трели. Как если бы пальцы влюбленного менестреля нежно коснулись струн ронг’жа.

>