Влад Райбер
Эль, которого все хотят и все ему дают

Эль, которого все хотят и все ему дают
Влад Райбер

Эль надеялся прожить свою жизнь без приключений. Ему нравилось работать курьером, жить в маленькой квартире и быть одиноким. Но однажды у него в голове «проклевался» человеческий бог любви. Теперь Эль может соблазнить кого угодно. Это волнительно, это увлекательно и это опасно, ведь у существа, что поселилось у него в голове, есть враги. За ним охотятся и нужно быть незаметным. Но как можно остаться в тени, если все вокруг тебя хотят?

Влад Райбер

Эль, которого все хотят и все ему дают

Глава 1. Человеческий бог любви

Эль подумал, что сходит с ума, когда в его голове проклевался человеческий бог любви. Он всегда боялся, что у него от одиночества может развиться депрессия или шизофрения.

Эль жил в такой стране, где семь месяцев из двенадцати над головой висела сплошная серость, поэтому он, конечно, больше боялся депрессии и регулярно заполнял опросник Бернса. Результаты почти всегда были низкие – это означало, что депрессии у него нет. Но бывали дни, когда Эль буквально выл от тоски. Не часто, однако такие дни бывали.

Эль жил один в однокомнатной квартире, которая досталась ему от деда. Ему было двадцать шесть лет. В младшем возрасте Эль думал, что к этим годам у него будет какая-нибудь жена и сколько-нибудь детей, но чем старше он становился, тем больше понимал, что это совсем не то, чего бы ему хотелось.

Школьный друг, который рано женился, сделал антирекламу традиционным ценностям, где жена, дети и работа, работа, работа. И пузо, и плешь, и пустые глаза, и лицо никогда не улыбается. Пожёванный парень.

А жена у него была красивая и цветущая. Она родила двух детей и теперь хотела третьего. Рожать и воспитывать детей – было её призванием, поэтому она цвела. Эта молодая мама говорила: «Работать надо! Мой муж сутками на такси работает, чтобы заработать».

«Без отдыха?», – спросил Эль.

«Ну, и что?», – сказала красавица-жена.

Твой муж на живого не очень похож. Вот что! У школьного друга не было времени что-нибудь читать, как-нибудь развиваться, он работал как лошадь. Хотя к тем временам лошади уже давно столько не работали. Они жили в конюшнях, иногда катали людей на себе и общение с ними считалось полезной терапией. А школьный друг пахал как проклятый.

Эль боялся, что с ним случится всё то же самое, если он обзаведётся семьёй. А ещё он устал чувствовать боль и причинять её другим, поэтому и жил один-одинешенек. И было ему неплохо, в целом даже хорошо. Это был его выбор.

Эль закончил университет, но на жизнь зарабатывал доставкой еды из ресторанов. Сам себе выстроил график, который считал идеальным: две недели совсем без выходных – смены по десять часов, а потом две недели никакой работы, сплошной отдых.

У Эля был телевизор, игровая консоль, бумажный торшер для уюта и куча маленьких подушек, чтобы развалиться на них с кружкой кофе. Красота!

Он увлекался рисованием, это у него неплохо получалось. Эль рисовал на графическом планшете короткие комиксы про людей с кошачьими ушами и нигде их не публиковал. Это было что-то вроде дневника – не для посторонних глаз.

Эль охотно общался с людьми, но редко приглашал их домой. Тем, кто постарше он представлялся Эльдаром, своих ровесников просил называть его Элем, так ему больше нравилось.

Он не был красавчиком, но имел вполне себе привлекательную внешность, поскольку ухаживал за лицом, подкрашивал брови, укладывал волосы. У Эля были крепкие плечи, потому что он отжимался от пола на кулаках. Это хорошая привычка.

Внимание к его персоне проявляли, но не слишком много, но когда в голове Эля проклевался человеческий бог любви, жизнь перевернулась и всё стало иначе. Он, конечно, ни на что такое никогда не рассчитывал.

Вечером, когда Эль вернулся со смены, бросил термо-рюкзак в прихожей и собирался принять душ, в его голове раздался голос. Он сказал: «Привет!».

Для Эля было очевидно, что голос прозвучал у него в голове, а не откуда-нибудь. Он был как его собственный внутренний, но совсем другой.

«Эль, ты меня слышишь?», – спросил голос.

Эль замер на пороге ванной комнаты. Спина его мигом взмокла. Он подумал: ну всё, кукуха съехала.

«Не пугайся, с тобой всё в порядке», – успокаивал незнакомый голос в голове.

Эль стал искать оправдания всему этому. Он уже отработал тринадцать смен подряд. Галлюцинации можно было списать на сильное переутомление. Эль по десять часов в день катался на велосипеде по городу – шустро развозил заказы. Бывает же, что и здоровым людям может что-то померещиться!

«Хорошо, я пока помолчу. Дам тебе время привыкнуть», – сказал голос и умолк.

Эль принял душ, смыл с себя прошедший день. Потом он решил как-нибудь отвлечься, но так чтобы не напрягать свой бедный мозг, уж лучше занять руки.

Он пошёл на кухню, взял кусок тостового хлеба, положил на него лист салата, обжарил небольшими кусочками филе индейки на растительном масле, порезал его соломкой и выложил толстым слоем на салат, сверху нарезал кружочками помидоры черри, заправил майонезом и накрыл ещё одним куском тостового хлеба.

Сэндвич Эль запил чаем без сахара. Ещё час он провёл, общаясь со знакомыми в чате, а потом лёг спать. Той ночью ему ничего не снилось.

А когда Эль проснулся и увидел в окне непроницаемое серое небо, голос в голове сказал ему: «Доброе утро!».

То не было его мыслями. Голос был отчётливый, ясный. Эль не видел никакого смысла здороваться с собственным бредом, поэтому он просто лежал и думал, что теперь ему со всем этим делать. Страшно жить с шизофренией!

«Ты не сошёл с ума, ты в полном порядке», – осторожно вставлял свои замечания к его мыслям чужой голос.

Эль подумал, что был бы не против лёгкого сумасшествия, если бы оно не мешало жить привычной жизнью и выглядеть обычным человеком. Но ведь психозы обычно не ограничиваются голосами в голове. Они заставляют людей совершать всякие странные поступки, мешают отличать реальность от фантазий, влияют на настроение и делают ещё много-много неприятных вещей.

«Перестань паниковать, ничего такого с тобой не случится», —говорил всё тот же голос.

Эль выбрался из кровати, отправился умыться и почистить зубы. Завтракать ему не хотелось, и он выпил холодного молока прямо из пакета, чтобы просто наполнить желудок.

В груди гудела тревога. Он думал, идти ли ему работать или остаться дома. В конце концов решил, что всё-таки пойдёт, ведь когда он развозил заказы никакие голоса ему не мерещились, всё началось, когда Эль остался дома наедине с собой.

«Это никак не связано», – заметил голос. – «Я только вчера вечером в тебе проклевался. Но теперь мы всегда будем неразлучны, а потом сольёмся воедино. Тебе придётся с этим свыкнуться. Скоро ты поймёшь, что в этом нет ничего ужасного».

Столько слов сразу нельзя было просто не заметить. Эль теперь был не только напуган, но ещё и зол, и он спросил мысленно: «Да, кто ты вообще такой?».

«Я… Хозяин прошлого тела, в котором я обитал называл меня человеческим богом любви, мне до сих пор кажется, что это смешно и в какой-то степени отражает мою суть», – сразу отозвался голос.

Эль пожалел, что затеял этот разговор. Теперь стало окончательно ясно, что к нему постучалось сумасшествие. Человеческий бог любви. Понятно-понятно.

«Тебе не стоит так много думать об этом сейчас», – сказал голос в голове. – «Постарайся расслабиться. Сделай глубокий вздох».

– А не мог бы ты заткнуться? – прошептал Эль.

«На какое-то время», – ответил голос без обиды и замолчал.

Эль понял, что всё ещё сидит в трусах. Он собрался, надел свою жёлтую куртку, взял термо-рюкзак, спустился в грузовом лифте с велосипедом и поехал по мокрым листьям до ближайшего торгового центра.

Первый заказ пришёл очень скоро. Несколько бургеров с яйцом из утреннего меню, большая картошка и пара пирожков. Ехать до пункта назначения было минут пятнадцать. В дороге Эль только и думал о том, что произошло с ним вчера вечером и утром. Конечно же, он надеялся, что всё обошлось, что чужой голос больше никогда не будет звучать у него в голове. Но и другие варианты он тоже обдумывал. Элю было страшно постепенно сходить с ума и превратиться в итоге в одного из тех парней, что спускают штаны посреди улицы. «Смотрите, я человеческий бог любви!». Этот парень всегда надеялся, что ему повезёт спокойно прожить свою жизнь без подобной чертовщины, а теперь ему приходилось волноваться за своё будущее.

Эль отдал заказ в офис, расположенный на нижнем этаже старого дома. Бумажные пакеты с едой у него принимал менеджер в голубой рубашке. Эль заметил, что он очень сильно напрягал шею, когда разговаривал. Менеджер в Эле ничего не заметил. Он смотрел ему то ли в грудь, то ли в плечо. Менеджеру не было дела до курьеров, он был занят «настоящей работой». Эль подумал, что уже бы давно сошёл с ума, работай он в этом неуютном месте, где потолки низкие как в подвале.

Потом Эль доехал до другого ресторана, сел за столик на улице и стал ждать новый заказ. Он хотел купить себе кофе, но боялся, что это усилит тревогу.

Пока он сидел, к нему подошла девушка в такой же как у него куртке и сказала «привет». Это была Софа. Она тоже занималась доставкой еды. Эль уже встречал её в городе пару раз. Софа была невысокого роста, у неё были цветные татуировки на шее и на руках. Она всегда была чудовищно энергична и полна азарта, будто участвовала в соревновании.

Софа заговаривала с другими курьерами, чтобы спросить, как их дела с доставками, и похвастать своими успехами. Вот и в тот день Софа спросила Эля, какой день подряд он работает. Она не помнила его имени, даже не смотрела на него, постоянно просматривала уведомления в своём смартфоне.
>