Олег Геннадиевич Гаврилкин
Истории Навалаара. Полчища морока

Истории Навалаара. Полчища морока
Олег Геннадиевич Гаврилкин

Мрачное фэнтези с брутальными персонажами, уникальной вселенной и интересным сюжетом. Погружение в мир бесконечной тьмы, в котором каждый найдет себе, что-то по душе. История про полчища морока поведает нам о героях меча, которые встретились друг с другом, при неожиданных обстоятельствах. Они настолько разные, что в чем-то очень схожи. У них разные мотивы, но одна цель. Незатейливо начатое дорожное путешествие приведет их к поистине эпическому финалу.

Содержит нецензурную брань.

Олег Гаврилкин

Истории Навалаара. Полчища морока

Глава первая.

Эскорт.

Поздний вечер. Корчма близ города Кассингоф, ставни которой не щадил холодный осенний ветер. Лошади в стойле беспокойно фыркали и рыли копытами землю в предчувствии сильного дождя. Те из них, что не укрыли свои морды под крышей, часто моргали и трясли головой из-за мелкой мороси. Дверь корчмы скрипнула, в неё вошел неприметный мужчина. Его взору открылась деревенская, но весьма уютная обстановка питейного заведения. Неяркий свет камина озарял пьющих и закусывающих постояльцев. Поймав на себе пару косых взглядов, мужчина снял промокшую накидку,хорошенько стряхнул её у порога, аккуратно перебросил через руку, поправил на плече потертый ремень кожаной сумки. Прихрамывая на левую ногу, кряхтя и покашливая, он направился к корчмарю, стараясь попутно не задевать окружающих.

– Здрав будь хозяин. Не знаешь ли ты одного человека?

После короткого разговора, владелец заведения указал пальцем в самый дальний угол заведения. Там сидел коренастый мужчина лет сорока. Он был похож на бездомного, не ухоженная растительность на лице, засаленные, темные, длинной до плеч волосы,закрывали его лицо от посторонних глаз. Из-под них был виденкривой, неоднократно сломанный нос. Он был лишь одной из нескольких отметин на его лице, говоривших о непростом прошлом этого человека, и говорящие о тяжелом настоящем, увесистые мешки под глазами. Судя по ужасной одежде, как на вид, так и на запах, мужчину не заботила его внешность. На нём была некогда светлая, казимировая рубаха, которая была грязна, затерта и испачкана непонятно в чем. Единственная вещь в его гардеробе, которая представляла хоть какую-то ценность, была жилетка из черной овчины. Он и находился в самом дальнем углу корчмы, потому что владелец разрешал ему сидеть только там, чтобы не распугивать постояльцев своим зловонием. Перед ним стоял одинокий кувшин дешёвого пойла. Треск искр камина, которыми тот наслаждался, неожиданно прервала кружка, которая с грохотом опустилась на его стол.

Откуда-то из-под немытых волос донесся хриповатый голос:

– Мне тут собутыльники не нужны.

– Неужто даже своему старому боевому товарищу не нальёшь!? – мужчина бросил сырой плащ на спинку деревянного стула, который пододвинул от пустующего соседнего столика.

Зыркнув исподлобья сквозь волосы:

– А, Боро, приятель, это ты. С тобой поделюсь даже последним, ты же знаешь. Милости прошу к столу.

– Узнал таки, я удивлен! – Приземляясь на стул, сказал Борозор.

Оборванец грязной, трясущейся рукой, которой будто только что копали землю, потянулся за кувшином, но его опередил новоиспеченный собутыльник. Взяв глиняный сосуд Боро произнес:

– Аек, позволишь!?

Аек молча подвинул к нему свою полупустую кружку, выражая согласие. Боро довольно улыбнулся. Налил себе немного и долил другу до краёв.

– Твоё здоровье Борозор. – уважительным жестом поднял кружку вверх – Пусть богиня Фада сопровождает тебя на всём твоём жизненном пути, хоть видимо уже и недолгом. – Ухмыльнулся он. По бороде потекли капли вина.

– Кто бы говорил! – продолжая улыбаться, мужчина понюхал содержимое кружки – Но пусть и тебе благоволит Фада брат.

Сделав пару глотков Боро поперхнулся из-за отвратительного вкуса. Занюхал рукавом, им же вытер ровно постриженные седые усы.

– Что это за бурда!? Как вообще это можно давать людям пить. – сплюнул на пол. – Эта отрава на вкус хуже самогона плешивого Дэвана. Хотя на тот момент она спасала нам жизнь. Ведь это было единственное чем мы могли питаться под недельной осадой, в ублюдской крепости Форхивиля.

Аек спокойно осушил кружку. Икнул.

– Да. – протянул он. – Я сейчас бы всё отдал за бормотуху покойного Дэвана. Но ты ведь пришел сюда явно не для того, чтобы просто найти с кем бы выпить, да повспоминать былое, верно? – вытер ладонью рот. – Чем обязан, выкладывай?

– А ты, как всегда, зришь сразу в корень. – Отодвигаякружку сказал Боро. – Ну что ж, на самом деле, я пришел помочь тебе.

– Не припоминаю, что бы я звал на помощь. У меня всё в порядке. – и неряха снова потянулся за кувшином.

Боро отодвинул кувшин в сторону, и опершись локтем о стол произнес:

– Знаешь, как я узнаю, что ты вошел в ворота Кассингофа?

– Наверное в этот момент все девушки начинают сходить с ума!? – снова ухмыльнулся Аек.

– Нет. Потому что по всему городу начинает вонять собачьей мочой.

На всю корчму раздался гулкий хохот.

– Хозяин! Будь добр принеси еще этой отвратительной дряни для моего друга! А мне кружечку пенного, слышал его тут очень хвалят. – Боро повернулся обратно к Аеку – Ну а если серьезно. Брат, посмотри на себя. На кого ты стал похож!?

– Да я краше любого в этом кабаке. – не отрывая взгляда от чучела головы оленя, украшающее стену заведения, проговорил он.

– Хватит ёрничать! – Боро хватил ладонью о стол, дабы привлечь внимание соседа. – Я же правда хочу тебе помочь.

– А я правда не нуждаюсь в чей-либо помощи. Себе вон лучше бы помог! Выглядишь то куда хуже моего. – С нескрываемым раздражением продолжал Аек – Вся морда вон в морщинах, да и вообще.

– Балван! – перебил его Боро. – Да я на четверть века старше тебя. И то в состоянии начистить тебе физиономию прямо сейчас, за такое неуважение.

– А пойдём выйдем и посмотрим, как у тебя это получится, старикан. – Аек попытался встать из-за стола, но его тело, непослушное от количества выпитого, брякнулось обратно на стул.

В этот момент к их столу подошел корчмарь с заказом на подносе. Слегка наклонившись к столу, он в пол голоса сделал замечание:

– Уважаемые! Прошу вас перестать пугать моих клиентов. Иначе свои распри будете продолжать под дождем. После этих слов хозяин удалился.

Боро разочарованным взглядом посмотрел на Аека, и вздохнув, покачивая головой, сказал:

– Ты себя то поднять не можешь, не то, что кулаки. Похоже я и правда зря к тебе пришел. Ты уже совсем не тот Аек которого я знал прежде. Извини за беспокойство, выпивку я оплачу, бывай, братишка.

Боро встал из-за стола, прихватил накидку и покашливая направился к выходу. Но не успел он сделать и нескольких шагов, как его окликнули:

– Эй, Постой! – сказал ему Аек. – Ты прав, прости. Я действительно лишь блеклая тень прежнего себя. Я потерял гордость, потерял честь. Аада давно тянет свои поганые лапы к моей душе. Я слаб, немощен, бесполезен. Никому не нужное отребье. – по его рябой щеке покатилась одинокая слеза, которую Аек быстро и незаметно смахнул. – Разве что могу рассказывать истории о своих подвигах местной детворе, да алкашам, которые делятся со мной выпивкой. Знаешь, лучше бы мне несколько лет назад отрубили башку. И повесили на стену. – кивнул он в сторону головы оленя. – Как экспонат. Что бы люди вспоминали обо мне как о героическом защитнике Форхивиля, а не как о блюющем под забором бродяге. За последний год ты единственный человек, который не смотрит на меня сверху вниз. Который считает меня равным себе. Прошу, посиди со мной еще, друг.

Боро обернувшись, тихо, но уверенно проговорил:

– Мы оба знаем, что ты не ровня мне. – после небольшой паузы – Ты намного лучше меня. – и не торопясь он вернулся за стол к товарищу.

– Не преувеличивай Борозор. Оба мы делали вещи, которыми не гордимся. Но это дела давно минувших дней. А иногда мне кажется, что всё это было даже в прошлой жизни. – с шорохом жесткой щетины Аек почесал свою закопченную щеку.

– Да уж. Много было всякого, но я вот уверен, что ты не так уж и бесполезен, как сам о себе говоришь. Поэтому и пришел помочь тебе и напомнить о том, кто ты есть на самом деле.

– Интересно, чем же ты можешь мне помочь.

– Деньгами.
>