Вячеслав Ганич
Вторая попытка

Вторая попытка
Вячеслав Ганич

Отсталый мир, управляемый пришельцами. У разумных существ нет возможностей, если у них нет связей. Все рабочие места заняты. Безработным предлагаются дополнения действительности, чтобы менять восприятие. Тили занимается дефектацией контрабандных синтетических материалов. Она удаляет у себя дополнения действительности, чтобы добиться цели.

Удалять из сознания дополнения действительности было самым неприятным. Без них жизнь лишалась будущего – исчезали беспричинные радость, надежды, удовлетворенность отсутствием даже самых ничтожных достижений.

Сняв визуализатор виртуальной реальности – обруч, оснащенный датчиками, прямоугольной полоской очков и наушниками с костной проводимостью звука, Тили почувствовала себя опустошенной. За лбом наливалась тяжесть, перетекая в виски. Она не знала, удастся ли ей продержаться без дополнений действительности достаточно долго, чтобы не повредиться умом.

Опустившись в ванну, наполненную обеззараженной водой, Тили закурила сигарету с эйфорией. Из ноздрей вырвались струйки дыма. Трещины на потолке сдвинулись, создав узор, похожий на лицо. Лицо подмигнуло. Она не шевелилась.

По квартире прокатились волны искажений, обнажив туманный полумрак другого измерения. Тили тряхнула головой, рассыпав по лицу короткие волосы. К ней протянулось холодное мерцание опутанных паутиной деревьев. Чудовищный лес дышал враждебностью жутких созданий, имеющих внешнее сходство с насекомыми.

Равновесие между измерениями восстановилось. Распахнулась дверь. Тили увидела покрытые пылью ботинки. Порог переступило огромное, завернутое в плащ существо с чешуйчатой кожей. Обведя взглядом квартиру без окон, оно, отбросив с головы капюшон, устремило три узких глаза на Тили.

– Вылезай.

– Нода, пожалуйста, я не хочу. – Тили затянулась. – Мне все надоело.

– Понимаю. – Нода покрутил в трехпалой руке визуализатор виртуальной реальности. – Установи дополнения действительности.

– Что они меняют?

– Твое восприятие.

Повернувшись к Ноде, Тили положила руки на бортик ванны. Между тонкими пальцами тлела сигарета с эйфорией.

– Нет возможностей, которые бы вызвали отклик в сердце.

– Нет связей – нет возможностей.

– У тебя есть сердце?

– Я – инморг. – Нода рухнул в кресло. – У меня образ мысли отличен от человеческого. – Он пощупал разрядник под плащом. – Хватит жалеть себя. Рабочих мест не прибавится. А если бы и прибавилось, тебя точно не пригласили бы на собеседование. Ты – всего лишь человек.

– Одно и то же, – проворчала Тили. – Изо дня в день. – Встав, она позволила воде стекать по гладкому телу. – Как представлю, что снаружи…

– Утохи снаружи, – перебил Нода. – Тебе нужна цель.

– У меня есть цель.

– Тогда в чем дело?

– Что она меняет?

Нода зарычал.

– Ладно. – Тили облеклась в обтягивающее платье. – У меня всегда после удаления дополнений действительности плохое настроение. Тяжело принимать правду. – Она сунула в сумку визуализатор виртуальной реальности и портативный компьютер. – А правда заключается в том, что нет возможностей, которые бы вызвали отклик в сердце.

Тили и Нода спустились по лестнице на улицу. Жаркий, влажный воздух дрожал. Из груди Тили вырвался стон при виде тесно расположенных серых коробок высотных зданий, удерживаемых широкими прямоугольными опорами. Они двинулись к фургону. Под ногами, скрывая бесплодную почву, лежали выщербленные серые плиты. У стен, тронутых разрушением, ветер наметал кучи песка.

– Ненавижу Утохи, – прошипела Тили. – Ненавижу Ифочи.

– С дополнениями действительности Утохи выглядит веселее. – Нода посмотрел по сторонам. – Твоя цель улететь с Ифочи?

– Нет!

Тили забралась в фургон. На нее из темноты смотрели два голубых огонька.

– Я решил, что вас сожрали твари из другого измерения, – сказал сиплый голос. – Как дела?

Привыкнув к темноте, Тили различила очертания тонкого существа. Перед ней сидел элитар – представитель господствующего вида на Ифочи; но принадлежность к элитарам ничего не значила. Нет связей – нет возможностей. Закурив сигарету с эйфорией, она попыталась расслабиться.

– Чшу, у тебя новая игрушка?

– Визор? – Сняв шлем, Чшу показал пятнистое лицо с разрезами ноздрей. – Нашел в заброшенном доме на окраине Утохи. Древность. Я усовершенствовал его.

– Твоя тяга искать всякий хлам плохо обернется. – Нода включил двигатель, и фургон сорвался с места. – Ты не знаешь… никто не знает, что таится в заброшенных домах. Слышал новости? Полиция вскрыла еще одно гнездо тварей из другого измерения.

– Они долго не выдерживают на Ифочи, – отмахнулся Чшу. – Полиция набивает себе цену, вот и все новости.

– Никто не забыл, зачем мы собрались? – осведомился Нода. – Забираем заготовки и уходим. Тили, дефектатор при тебе?

– Я выкладывала его? – Тили откинула голову. – Я сама добывала знания. По крупицам. При моих способностях я могла бы стать научным сотрудником.

– Это из области бреда. – Чшу похлопал ее по колену. – Нам не нужны научные сотрудники. Рабочих мест нет. Наслаждайся свободой.

Подавившись дымом, Тили закашляла. Нода рассмеялся – звук походил на бурление жидкой грязи в трубе. С довольным видом Чшу надел шлем. Ему нравилось иногда подшутить над Тили.

Они выбрались из фургона у частично развалившегося высотного здания. Начался утомительный подъем по темной, душной лестнице. Выставив перед собой ствол разрядника, Чшу первым шагнул в коридор. При помощи визора он видел тепловое излучение сквозь стены. Тили и Нода следовали за ним.

– Они здесь. – Чшу остановился. – Вроде наши контрабандисты.

– Не твари из другого измерения? – полюбопытствовала Тили.

Щелкнул электронный замок, скрипнули петли – из дверного проема упала полоса света, вынырнула тень, ставшая инморгом, держащим сканер в вытянутой руке. Оценив на дисплее сканера пришедших, инморг кивнул. Нода обменялся с ним приветственным взглядом.

– Передача сейчас начнется, – сказал инморг. – У нас все готово.

Переступив порог, Тили сглотнула. Ее внимание приковало огромное кольцо, стоящее у дальней стены квартиры. Оно влажно серебрилось, внутри колыхался мрак. С помощью кольца можно было навсегда покинуть Ифочи. Каждый раз, попадая к контрабандистам, ей стоило усилий воздержаться, чтобы не воспользоваться им.

Тили огляделась. Один инморг сидел за консолью перед голографическим экраном. Еще двое стояли с разрядниками по углам. Четвертый инморг прохаживался у кольца. Главный, сунув руки в карманы широких штанов, раскачивался на пятках. Она уже привыкла к ним, как и к своим обязанностям. Ей предстояло удостовериться, что заготовки для нейролитических трансплантатов имеют удовлетворительные жизненные показатели.

– Передача запущена, – сообщил инморг за консолью. – Но… ошибка при вводе… Не понимаю.

Главный инморг, прекратив раскачиваться на пятках, подскочил к нему.

– Это не ошибка!

– Несоответствие… – Инморг за консолью пробежался пальцами по сенсорной клавиатуре. – Была отмена. Опять возврат. Передача запущена. Ошибка при вводе.
>