Гай Юлий Орловский
Ричард Длинные Руки – маркиз

– Туповат?.. Ну и что, если вы туповаты, маркиз?.. Мой конь тоже туповат, но он хорош, хорош…

Все с удовольствием заржали. Я посмотрел на Элизабет и развел руками.

– Вот видите, леди? Я даже такого юмора не понимаю.

Она беспечно улыбнулась.

– Ну и что? Присоединяйтесь к нам, маркиз! С нами весело.

Я покачал головой.

– Простите, леди, умоляю позволить мне идти своей дорогой.

Она сказала безапелляционно:

– Нет! Вы пойдете с нами. И будете развлекать меня. Нам вот только что лорд Шуй рассказал очень любопытную вещь! Представляете, в диких странах Севера существует варварский обычай тетравленда. Ужас, правда? А вот у нас на Юге только моногамия. Это когда мужчина имеет одну жену и только одну любовницу.

– Прогресс, – согласился я. – Но, полагаю, в тетравленде тоже что-то привлекательное, не так ли?

Граф Гаррос гаденько хихикнул, но покачал головой, а лорд Шуй развел руками.

– Только, – сказал он со смешком, но серьезно, – если бы дело касалось не жен, а любовниц. Десять любовниц – прекрасно, а десять жен… Бр-р-р-р!

– Понимаю вас, – согласился я. – Сам не люблю обязанностей. Жен надо хотя бы содержать, это самое малое, что надо делать, а любовниц и содержать необязательно. Да, я вас понимаю…

Элизабет как-то странно посмотрела на меня.

– Маркиз, что вам не нравится?

– Все, – заверил я. – Как раз мне такая легкость и нравится. Ее безответственностью всякие зануды обзывают, но нам на них плевать. Зато мы продвинутее.

– Да? А то мне показалось…

– Это показалось, – заверил я. – Я нормальный, леди Элизабет! И все-таки я с вашего позволения пойду, пойду, пойду…

Еще раз поклонившись, я пошел мимо и дальше. Стражи открыли передо мной двери, я еще успел услышать за спиной возмущенный окрик леди Элизабет. Ее поспешно успокаивали придворные, уверяя, что незачем в их блестящем обществе такая деревенщина.

Они удалились, а я подумал вслед угрюмо, что хрен я нормальный. На Севере зима и толстый снег укрыл дороги, но едва все растает, и дороги начнут подсыхать, я заставлю эту ленивую и безответственную скотину, гордо именуемую благородным рыцарем Ричардом, вернуться и заняться ужасающе скучным, но необходимым развитием сельского и прочего рогатого хозяйства.

В отведенных мне покоях все так же горят, не сгорая, толстые свечи, в камине полыхает жаркое пламя, но воздух в комнате чистый, свежий и прохладный, а на столе на блюдах разложены засахаренные фрукты и кубики чего-то непонятного, но, видимо, лакомого.

Я сел в кресло лицом к двери, в коридоре тихо, снял с пальца королевский подарок. На внутренней стороне полустертая надпись, я с трудом прочитал, шевеля губами, как малограмотный:

– Серфээкр… а-сто семидесятый-цэ-семь-альфа-четыреста… двадцать третий…

Над ухом послышался тоненький голосок, почти комариный:

– Слушаюсь, повелитель.

Глава 11

Я отшатнулся, обалдело посмотрел по сторонам. Мелькнуло нечто пурпурное, но тут же исчезло. Я собрался с духом и проговорил твердым голосом человека с железной волей:

– Не мельтеши, а явись передо мной!

Я смотрел в пространство над столом, ожидая, что демон появится по ту сторону, там места хватит и для слона, но после моего грозного поведения крохотное красное тельце, размером с божью коровку с распущенными крыльями, повисло над столом на расстоянии протянутой руки.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 24 форматов)
>