Алена Тимофеева
По другую сторону Алисы

По другую сторону Алисы
Алена Тимофеева

Особняк семьи Андерсон хранит множество тайн. Спустя пять лет после свадьбы с Джозефом Андерсоном, Алиса разочаровывается в браке. Теряет близких. Жизнь рушится, а загадочный лесник сообщает ей о её же собственной смерти. Как отличить реальность от фантазий? Всё происходит у неё в голове? Пытаясь найти ответы на эти вопросы, она не заметила, как открыла для себя дверь в новый мир, полный загадок, которые ей ещё предстоит разгадать.

Алена Тимофеева

По другую сторону Алисы

Часть 1 Трамвай в лесу

Пролог

Я никогда не любила романы, истории, рассказы, новеллы – всё, что могли придумать писатели, где повествование велось от первого лица. Подобный стиль подачи сюжета, сильно сказывался на моём впечатлении о самой книге, словно автор пытался навязать собственное мнение, не оставляя для меня никакого выбора. Вот главный персонаж – протагонист, герой, ты должен любить его и сопереживать ему! Но, могу Вам сразу сказать – любить меня Вы не обязаны, сопереживать только на Ваше усмотрение, и я уж точно не герой. Но пишу от первого, непосредственно от своего лица, так как это безумное приключение, произошло именно со мной и больше ни с кем другим… хотя кто знает, возможно, в этом, я не одинока.

Глава I

День рождения

Верный смартфон, заменяющий мне всё на свете, в том числе и самое отвратительное изобретение в мире – будильник, проиграл, не знаю в какой раз, мою любимую композицию Вивальди. Впервые мне так пронзительно не хотелось слышать звук этих скрипок. Голова раскалывалась, скрипки, словно маленькие пилы совершенно беспощадно раскраивали мой мозг пополам. Не открывая слипшихся глаз, я пыталась нащупать в этой кромешной темноте маленькое пыточное устройство, именуемое телефоном. Уронив, с удивительно прекрасно вписавшимся в эту атмосферу звоном, вазу, разлив остывший кофе из забытой кружки на тумбочке, я наконец-то прекратила этот незапланированный концерт. Точнее, запланированный, вот только для чего, не могу вспомнить. Нащупываю ногой на полу тапочки, протираю глаза, вздыхаю от собственного бессилия и… не нахожу тапочки на полу. Более того, на мне надето платье, совершенно потрясающее, розово-пудровое, цвет могу определить только по ощущению – всего одна вещь в моём гардеробе из чистого шёлка, и что особенно радует, оно не сильно мятое. Но всё может измениться, как только я включу свет. Как включить свет? Я осматриваюсь, вижу огромные панорамные окна, тени от веток, дрожащие на портьерах. Не у многих моих друзей, хватило бы денег на коттедж в лесу, да ещё и с панорамными окнами. Возможно, он даже называется не коттедж, откуда мне бедной иммигрантке знать, как называются такие дома? Сарказм проснулся, осталось проснуться моей памяти. Медленно встаю с кровати, не сдерживаю короткого «ой!», вызванного, скорее всего, неудобной позой во сне, а может, меня просто вчера избили? Мои нерадостные размышления были бесцеремонно прерваны внезапно распахнувшейся дверью и свет, озаривший мою кровать, добавил ещё одну печальную новость – платье безнадёжно измято.

– Ты проснулась? А я не поверила, что ты услышишь будильник после вчерашнего представления, – обладательница этого стеклянного дома, сложила свои неприлично пухлые губы в понимающую ухмылку. Из-за жёлтого света, копна её кудрявых медных волос, казалась огненной. «Человек-факел» – подумала я и абсолютно по-дурацки хихикнула.

Ева, по всей видимости, решила, что я отреагировала таким образом на её шутливое высказывание, и её ухмылка стала ещё более «понимающей». В моей памяти хаотично всплывали фрагменты вчерашнего веселья. Весь «стеклянный дом» был наполнен людьми. Откуда только берётся столько друзей и знакомых? Как вообще её нескромная обитель выдержала и не лопнула под давлением толпы и громкой музыки, точнее, творчества её знакомого диджея, который как мог, поиздевался над песнями известной поп-звезды? Вопрос.

– Малыш Джейми так хотел дождаться твоего пробуждения, даже строил героические планы охранять твой сон, сидя всю ночь под дверью твоей комнаты, – Ева рассмеялась, так естественно и красиво, что я невольно позавидовала, как у неё это выходит. Мой смех больше похож на истеричные вопли утренних чаек.

– И что же могло помешать ему совершить сей подвиг? – Я удивилась, как хрипло прозвучал мой голос. Я что, скандировала вчера спортивные речёвки?

Подруга сдвинула свои идеальные, изогнутые брови и картинно вздохнула:

– Непредвиденные обстоятельства, смею предположить, что невероятная русская водка, которую он собирался пить весь вечер, а на самом деле осилил две рюмки – оказалась действительно невероятной, хотя и не в том смысле, в котором он ожидал. Срочная эвакуация домой, – она развела руками.

– Но ты же не расстроена? – Кажется, она была обеспокоена на полном серьёзе. Я откашлялась, и криво улыбнулась.

– Конечно, нет, он не в моём вкусе. Его огромная машина, модный лофт и чудесный кокер-спаниель, никак не могут привлечь такую девушку, как я! – Мы залились, казалось, ещё пьяным смехом.

Отсмеявшись, я с самым наисерьезнейшим видом спросила подругу:

– Как там, за тридцать? Песок не сыпется?

Казалось, аристократично-бледное лицо домовладелицы потемнело. Но всего на мгновение. Ева выдала подобие улыбки и с достоинством тридцатилетней незамужней девушки ответила:

– Ждала от тебя в подарок совок и ведёрко, чтобы за собой его убирать, но увы, от своей лучшей подруги я получила лишь жалкий сертификат на прыжок с парашютом. – Она сделала театральную паузу. – Ты хочешь меня убить?

Именно день рождения Евы, которое мы так безудержно отмечали сегодня, а точнее, уже вчера вечером, стал причиной моих провалов в памяти.

– Дорогая, я лишь хочу отвлечь тебя от разговоров о поисках избранника и обратить твоё бесценное внимание на новые цели, связанные только с тобой! – Я улыбнулась ей абсолютно искренне.

Она вновь вздохнула и посмотрела на меня, слегка прищурив свои зелёные глаза, ну просто вылитая ведьма из Салема!

– Лучше бы это был сертификат к профессиональной свахе, и тогда бы я со своим молодым, красивым и богатым мужем с удовольствием бы прыгнула с парашютом!

От нашего смеха, казалось, лопнут эти великолепные панорамные окна. Но к несчастью, моя память по мне соскучилась и начала постепенно возвращаться. Я обратила свой взор на предмет моей недавней ненависти – десять пропущенных. Чёрт. Забыла сказать Джо, что я останусь у подруженьки. Точнее, я сама не знала, что меня будет ожидать такой финал. И как только я не услышала десять рингтонов великого Имперского марша, а скрипочки Вивальди возымели на меня такое безотказное действие с первого раза? Вопрос на миллион фунтов. Надо бы ему перезвонить. Мужу конечно, Антонио мне вряд ли ответит.

– Мой благоверный звонил десять раз, десять! Радуйся, что не замужем, тебе не грозит участь быть расстрелянной, по приезде домой от подруги.

Она не преминула, со мной не согласится:

– О, бедненькая Элис, её муж – она сделала невероятный акцент на этом слове из трёх букв, – звонил своей любимой жене, потому что волновался! – Она даже всплеснула руками для усиления эффекта негодования.

И как только своей красивой, умной, молодой подруге, внушить, что замужество не является критерием успеха. Но из моих уст для неё это звучит как издёвка. Хотя я ей откровенно завидую, мне и правда порой кажется, что мой некогда возлюбленный планирует огреть меня чем-нибудь тяжёлым по голове и скинуть мой труп в Темзу. Переезд в Англию казался мне мечтой, настолько романтизированной, что я даже не заметила, как оказалась замужем за суровым, мрачным и весьма агрессивным персонажем. С виду, особенно когда мы вместе посещали наших, вернее, его друзей, живущих в этих домах из фильмов – больших с красивым садом, у некоторых даже была в наличии прислуга, мы производили впечатление невероятно счастливой пары, а он сам – истинного джентльмена и заботливого мужа. Конечно, позаботился о бедной русской сироте, живущей с единственным оставшимся в живых родственником, любимой бабушкой. Ох, как обманчива бывает внешность и тот имидж, что мы создаём для окружающих. Ева, вот, например, уверена, что я счастлива в браке и без ума от своего муженька. Поэтому мне оставалось только вымученно улыбнуться и согласится с ней:

– Ты права, конечно. Как думаешь, он не сильно разозлится, если я позвоню ему прямо сейчас? Всё-таки двадцать минут четвёртого на часах.

Ева недоумённо взглянула на меня:

– Да какой нормальный муж будет спать, когда его жены ночью нет дома! – Она так разволновалась, что голос стал выше и звучал гораздо громче обычного. На её глазах выступили слёзы – возможно, алкоголь ещё не выветрился и увеличивал восприятие ситуации раз в двадцать, либо она и правда жалеет моего мужа и считает меня безответственной. Или я совсем в людях не разбираюсь. Хотя с последним и так всё понятно.

– Я всё-таки позвоню ему, когда буду выезжать, вдруг спит, у него какое-то важное совещание утром, не хочу будить. – Я решительно отложила телефон и встала. – Приму душ, ты не против?

Подруга только хлопала длинными ресницами, наконец она кивнула и сказала:

– Как знаешь, полотенце в шкафу, около окна найдёшь, – и поджав губы, удалилась из комнаты.

Время ровно четыре утра. Вооружившись пушистым белым полотенцем, я отправляю своё многострадальное тело в ванную, облокачиваю его на захлопнувшуюся позади меня дверь и закрываю глаза. У меня вообще есть друзья?

Глава II

Двое в лодке

Неспешно приняв животворящий душ, горячие струи которого немного привели меня в чувство, заворачиваюсь в полотенце. С моих светлых, потемневших от влаги волос, стекали капли воды на чёрный кафель. Я протёрла кругляшок в запотевшем зеркале, чтобы оценить ущерб, нанесённый неистовым празднеством. Вроде не всё так ужасно. Синяки под глазами не сильно видны, даже тоненький шрам, тянущийся от скулы, вдоль щёки до самого угла челюсти не так заметен, как обычно. Алкоголь явно ещё не выветрился. Шрам и всегда был не сильно заметен, особенно если у меня загар. Он настолько тонкий и расположен близко к уху, да ещё и постоянно скрыт слегка вьющимися, мягкими волосами ниже моих узких плеч, почти до лопаток. Красотка. Послав зеркалу неуклюжий воздушный поцелуй, я отступила на шаг назад. И осталась недовольна. Поэтому снова подошла к зеркалу, на этот раз вплотную и перегнувшись над раковиной смачно чмокнула своё отражение. Каким-то чудом уцелевшие остатки розовой помады украсили всё ещё запотевшее зеркало. Идеально. Ева, конечно, будет злиться, да и отправит мне письмо счастья вдогонку, но я уже буду на полпути к дому, когда она заметит. Я хихикнула, второй раз за ночь или скорее первый за утро. В голову прокралась манящая мысль «А может и вовсе не ехать домой?». Позавтракаю в кафе, прогуляюсь по городу. А потом… До потом надо дожить. Дав моей мысли окрепнуть, я пришла к выводу, что пора её воплощать. Жаль на работу не могу пойти. У меня её нет. Мой благоверный решил, что будет не по статусу трудиться рядовой медсестрой в городской больнице, когда к нему самому обращаются за консультацией весьма высокопоставленные граждане. Вопрос только в том, почему работающая жена хуже безработной домохозяйки. Да и образование у меня высшее, между прочим, подтвердила диплом в Лондоне, добрала кредиты, получила лицензию. Джо и детей не хочет, спрашивается, зачем ему жена дома если и то, как готовлю, ему тоже не нравится. Приходит домой с едой навынос. Сплошные загадки. Вернувшись в комнату, я обнаружила рыжеволосую хозяйку дома, восседающую на уже застеленной кровати. Выражение лица задумчивое, одна нога закинута на другую и левая нервно подёргивается. Подбородок с ямочкой поддерживает рука, украшенная алым маникюром, опирающаяся локтем на колено. Сама печаль. Я закатила глаза. Видимо ,моё присутствие вывело её из прострации.

– Я тебе приготовила джинсы и футболку. Не поедешь же ты к Джо в мятом платье, ещё закрадутся в его светлую голову подозрения.

Она просто обожает врачей, считает их чуть ли не божествами. Правда, её любовь распространяется только на мужчин. Какой сексизм.

Чувство бессильной злобы накатывало как лавина. Я постаралась успокоить эту неукротимую стихию и стала отсчитывать от десяти.

– Ты так и будешь стоять? Уже покрылась гусиной кожей, я отсюда вижу, не хватало, только чтобы ты заболела, – я посмотрела на неё. Наверное, что-то в моём взгляде напугало подругу, поэтому она спешно поднялась с кровати и со словами «ну ты переодевайся, не буду мешать» вновь покинула гостевую спальню. Точнее, бывшую комнату её младшего брата, который, к слову, быстренько в свои двадцать пять женился по залёту на обычной, ничем не примечательной девушке, и теперь несмотря на полное отсутствие высшего, да и вообще какого-либо образования, школу то с трудом закончил, а также не имея работы, приносящей стабильный заработок, являлся предметом гордости семьи Блум. Класс. С Евой я познакомилась в книжном магазине, когда я потерялась среди стеллажей и пыталась найти историю Великобритании в отделе фэнтези. Добрая рыжеволосая ведьма меня вывела, а заметив у неё в руках мою любимую книгу я осмелилась предложить ей выпить со мной кофе в кафе неподалёку. Так она и стала моим первым другом в этой чужой для меня стране. Вспомнив об этом, злоба, так внезапно нахлынувшая, так же резко меня и оставила. Уф. Так, джинсы.

Минут через тридцать, я была окончательно готова покинуть обитель своей подруги. Спустившись по деревянным широким ступеням вниз, позвякивая ключами от моего, ладно моего мужа Порше, я могла думать только о кофе. Его запах, разносившийся по всему дому, весьма способствовал этим размышлениям.

– Кофе? – Лучезарно улыбаясь, Ева протягивала мне коричневый одноразовый стаканчик с чёрной крышечкой. Как предусмотрительно. Ну да, я же тороплюсь домой.

– Прости, я думала, ты спешишь – быстро подтвердила мои догадки подруженька и мне оставалось только со словами благодарности взять у неё из рук ароматный напиток. На вкус он был чудесным, с корицей. Зная, что она терпеть не может корицу и добавила её только ради меня я чуть не расплакалась.

– Спасибо, за столь прекрасный вечер, перетекающий в ночь, – я обняла Еву на прощание, и под её «передавай привет Джо» вышла на улицу.

Ах, лето. В воздухе слышался запах леса, кофе и раннего утра, который просто нельзя передать. К сожалению, ансамбль дополнял и утренний туман, что мог весьма осложнить мне дорогу. Отхлебнув волшебно пахнущего напитка, я опустила стакан в подставку и завела двигатель. Включила плейлист на айфоне. Под торжественный хит середины восьмидесятых я взяла курс в сторону Лондона. Как же ещё долго ехать.
>