Григорий Григорян
Лесная страна (рассказ)


– Готовься! – перекрывая визг, громко крикнул Тарвус. – Целься! Подпустите их ближе! Пли!

Оглушительный пистолетный залп буквально выкосил первую волну визжащих существ. Все так же вереща, они попадали на спину, и от их тел начал подниматься легкий дымок, как от начинающегося заниматься костерка. Оставшиеся, остановившись лишь на секунду, самозабвенно бросились на бойцов, выставив вперед лапки с короткими ножами из дерева.

– Врукопашную! – рявкнул Тарвус, отбросив в сторону пистолеты и выхватив из-за пояса длинный меч. Последовав его примеру, бойцы отряда, сомкнув ряды, бросились вперед.

Длинные стальные клинки на какое-то время смогли удержать лесных существ на расстоянии от солдат, но те, не обращая внимания на потери, все продолжали напирать. Они бросались под ноги бойцам стараясь уколоть их своими деревянными кинжалами. Зачастую им это удавалось, отравленные ножи попадали на незащищенные доспехами участки кожи, и солдаты один за другим замертво падали на землю

Неизвестно – сколько продолжалась эта сумасшедшая рубка, но в какой-то момент Тарвус внезапно осознал, что остался совсем один, окруженный трупами своих бойцов и неведомых лесных тварей. Число последних, впрочем, ничуть не уменьшилось: то и дело из-за деревьев выбегали новые ''кочки''.

Не сумев взять его наскоком, твари резко сменили тактику. Тихо шипя, они начали кружить вокруг Тарвуса, словно мелкие хищники вокруг крупного, выжидая, пока тот устанет, и не решаясь атаковать.

Барон сделал глубокий вдох и, подавив резко подступившую ярость, огромным усилием очистил сознание. Затем направив правую руку на стоящую неподалеку карету, сконцентрировал свою внутреннюю энергию, мгновенно сформировал заклинание и резко сжал руку в кулак.

Раздался громкий треск. И без того разломанную карету буквально разорвало на куски. Ее обломки внезапно поднялись в воздух и, полетев в сторону Тарвуса, закружились вокруг него в вихре из щепок и железной стружки. Некоторые из этих щепок новосотворенный вихрь начал выплевывать в сторону лесных существ, насаживая их как бабочек на иглы и пригвождая к земле. Колеса кареты, будто живые существа, начали катиться по поляне, безжалостно давя по пути повизгивающих существ. Постепенно они, как и вихрь, бывший раньше частями кареты, подкатились к барону, заключив его в подобие круга, не подпускавшего к нему никого и ничего ближе, чем на несколько шагов.

Но упрямые существа не собирались сдаваться. Заклинание Тарвуса задержало их лишь на несколько минут. А потом они дружно бросились в атаку, невзирая на потери. Все больше и больше мохнатых карликов раз за разом подбиралось к Тарвусу, минуя и вихрь и не перестававшие крутиться колеса. Разрубая их на части, барон, с подступающим все ближе отчаянием, начал понимать, что усталость скоро возьмет свое…

– Эй, гой, кто там ни есть, держись! – внезапно прогремел над поляной зычный молодой голос.