Маруся Хмельная
Драконье сердце. Часть 2. В моих руках


Какое-то время в воздухе повисло напряжённое молчание.

Поскольку я его не нарушала, дракон сказал:

– Что ж, тогда начнём практическое занятие. Положите руку сюда, Мелопея, – указал он на рычаг.

Я положила руку, как он велел, на рычаг. И тут он взял и накрыл её сверху своей.

Я вздрогнула и инстинктивно хотела одёрнуть руку, но её крепко прижали к рычагу.

– Спокойно, Мелопея, – произнёс властный голос. – Как же вы собираетесь учиться?

Спокойно?! А-а, держите меня всем дистриктом! Что-то погорячилась я с желанием учёбы.

От руки по всему телу шли горячие волны, лавой растекаясь по всем внутренностям. Ох, Итандр. Я почувствовала, как меня покрыло мелкой дрожью. Смогу ли я выдержать этот урок?

– Чтобы взлететь, рычаг нужно перевести в первое положение. И делать это плавно, очень плавно, вот так, – вводил меня в гипнотическое состояние дракон и привёл слова в действие – помогая своей рукой плавно перевёл рычаг вперёд. – Если резко дёрнете, мы так же резко взлетим. Надо так, словно вы гладите… морского котика, – нашёл он сравнение.

Я сглотнула, полностью зачарованная драконом. Но тут мы начали взлетать, и я очнулась.

– А-а в-вы меня подстрахуете? – запаниковала я, посмотрев вниз в своё окно.

– Конечно, Мелопея. Не волнуйтесь, со мной вы в безопасности. Держите крепче штурвал.

– Это х-хорошо… За вас я боюсь больше, чем за себя, – призналась я, вцепившись по его совету в штурвал и потянув на себя, как мне объяснили ранее. – Убийства Драконьего Сердца мне не простят.

– Это хорошо, что вы это понимаете, – мне послышалась улыбка в голосе дракона, и я наконец, посмотрела на него. Он и правда чуть улыбался. – Значит, я могу надеяться, что если со мной что-то случится, вы меня спасёте.

– Не сомневайтесь. Но пока спасение требуется только мне.

– Не волнуйтесь. Теперь вам надо выровнять высоту. Как только вы решите, что поднялись на достаточную высоту, выравнивайте штурвал и включайте скорость.

Говорил он, а рука всё также твёрдо покоилась на моей, что заставляло меня нервничать больше, чем первый полёт.

– Для вас ведь это всё шоу, да, Мелопея? – вдруг спросил дракон, чем снова отвлёк меня от управления гидролётом.

Я повернулась и недоумённо на него уставилась.

– О чём вы?

– Я о вашем поведении перед камерами.

– Перед камерами – шоу, да. Я участвую в шоу, напомню вам. Где победитель – один.

– Вам настолько важна победа? – в голосе слышалась какая-то горечь.

– Победа важна для всех. К тому же за нами стоит дистрикт, если вы помните.

– Помню, – сказал он и убрал руку.

И сразу стало как-то холодно и неуютно.

– Я думаю, мы уже достаточно поднялись? – вопросительно сказала я.

– Нет, давайте ещё немного.

– Я не уверена, что справлюсь.

– Мы справимся. Доверьтесь мне, Мелопея.

Как будто у меня есть выбор.

– А теперь отпускайте штурвал. Не так резко!

Угу, как будто я не поняла, когда нас бултыхнуло в воздухе.

– Нежнее, Мелопея, нежнее. Гидролёт требует к себе такой же нежности как к…

– Морскому котику, я помню, да, – процедила я.

– Или мужчине, – заявил вдруг этот дракон.

– Мужчине требуется нежность? – фыркнула я невежливо.

– Конечно, Мелопея. Всем влюблённым хочется нежности, даже мужчинам. Теперь включайте скорость.

Дракон сам схватил меня за руку, положил на рычаг и стал им двигать.

– Смотрите на указатель скорости. Как только он наберёт пятьдесят единиц, отпускайте.

Ага, только как, если мою руку крепко держали на рычаге?

– Пятьдесят! – завопила я и стала вырывать руку из-под обжигающей драконьей.

– Хорошо, – отпустил он меня наконец. – Теперь мы летим вперёд. Подвигайте туда-сюда штурвалом, чтобы почувствовать машину. Да не так резко, Мелопея! Помните про… котика.

Да, теперь я всю жизнь будут помнить про котика, благодаря этому дракону.

Мы улетели в сторону моря, и над ним Ал учил меня маневренности.

– Теперь мы слетаем на плато Алдониктакста, там приземлимся. Немного передохнём, погуляем и снова поучимся взлетать.

Я удивлённо покосилась в сторону дракона, но спорить не стала. У меня будет возможность с ним поговорить.

Глава 4

Приземлились мы болезненно. Я, конечно, про котика помнила и старалась понежнее, но машину ещё не чувствовала. И приземлилась так, что мы подпрыгнули и чуть не ударились лбами о приборные панели.

Я виновато посмотрела на Ала.