А. Мирт
Кайрин: Чёрная дюжина


Дверь отворилась, и в неё медленно заглянула русая голова. Я было уже обрадовался своему коллеге-первокурснику, но это оказался Рэтви.

– Опять ты, – удручённо сказал он, повертел головой, осматривая пустой зал. – Что ты тут забыл?

– Тренируюсь, – я в удивлении поднял бровь.

– Чему? У тебя же нет магии? – он зашёл в зал, аккуратно притворив за собой дверь, и уселся напротив, на один из неубранных ковриков. Он с любопытством разглядывал меня, словно скелет какого-то невиданного животного. Я поёжился, но взял себя в руки и ответил:

– Нам сказали, что при помощи внутренней энергии, циркулирующей в теле, можно улучшить заживление ран и даже ускорить движения. Вот я и пробую это сделать.

– Это, конечно, правда. Только вот времени у тебя на это уйдёт… – он махнул рукой по диагонали вверх, будто показывал бесконечную прямую.

– Тогда как мне тренироваться? Посоветуешь? – хотя я и спросил, но не сильно рассчитывал на толковый ответ.

– Тренируй физику и чаще спаррингуйся, – он изобразил пару ударов руками. – И тело подкачаешь, а это всегда пригодится. Быть может, и магию пробудишь. Если ты совсем фанат – а судя по тому, что до сих пор тренируешься, так и есть, – то и пробуй гонять вэ во время боя. Три плюса сразу!

Он назвал энергию вэ? Это сокращение «внутренней энергии»? Похоже, так.

– И с кем же мне драться? – я выразительно оглядел пустой зал.

– Так поброди по комнатам арены, там обычно тьма студентов, жаждущих боя. Они даже заявки дежурному оставляют.

– Да? Вот это удобно! Спасибо, что подсказал. Не знал, что так можно, – я благодарно ему кивнул и тут же, понизив голос, спросил: – А ты зачем сюда пришёл?

– Я? Да только что закончил с вашей дюжиной, – он зевнул. – Та ещё морока, особенно когда нет капитана… – мне показалось, что это шанс узнать побольше о случившемся сегодня.

– А капитана выбирают сразу?

Рэтви сел в позу лотоса, ссутулился, подперев подбородок рукой, поставил локоть на колено.

– Сегодня артефакт повёл себя странно. Тринадцатым он должен был выбрать капитана. Но вместо этого он… – Рэтви замолк, подбирая слово, – сломался? Его даже принудительно выключили. В итоге первой дюжине не хватает ещё одного члена, собственно, капитана. Вот так-то! – он с ленцой потянулся и отвернулся от меня, развернувшись вполоборота.

– И как теперь будут выбирать тринадцатого? – я навострил уши, может, у меня ещё есть шанс попасть к ним?

– А демон их знает, – рассмеялся капитан, – наверное, они и сами не в курсе. Такое же впервые!

– А кто будет решать, каким способом его выберут? Не могут же они оставить свободное место? – я сощурил глаза, было интересно, что он скажет.

– Да все мы и будем. Капитаны дюжин и преподаватели, – он повернулся ко мне, вновь подпёр подбородок рукой и хитро прищурился: – А что?

– Турнир был бы хорошим решением. Как думаешь? – закинул я крючок. Единственный для меня шанс попасть к ним – обойти всех проворностью и техникой.

– Ну… Вполне возможно, – он улыбнулся. – Планируешь пройти?

– Попробую, – я растянул губы в ответной ухмылке.

– Почему бы и нет? Я предложу им турнир. Но примут ли они его, не известно.

Мы распрощались, а я ещё до глубокой ночи сидел в зале Земли и пытался улучшить контроль вэ. Хорошо, что здесь не следят за тем, чтобы студенты покидали Чёрный дворец с наступлением ночи.

* * *

Прошла неделя. Мака я видел лишь по вечерам, когда он без сил вползал в комнату, еле добредая до своей кровати. Ему явно было не до расспросов. И мне приходилось сдерживать любопытство.

На учёбе в моей группе было однообразно и скучно. Хэльна сдержала своё обещание и больше нас не учила, оставив на уроках «Практической магии» свободное время. А она, между прочим, занимала большую часть нашего расписания.

Я усердно тренировался. Мой контроль над вэ значительно улучшился. Даже её объём стал нарастать. Теперь с её помощью я мог усилить тело и едва заметно ускориться, улучшить регенерацию и даже укрепить отдельную часть тела. Это могло пригодиться в сражениях, но даже рядом не стояло с полноценной магией.

Остальные же уроки разрабатывались, скажем так, для не очень усердных и умных студентов. За неделю я прочёл преподаваемый материал на четверть года вперёд и не знал, как же справиться с зевотой, пока лектор читал уже мне известное.

Среди предметов были «Теория плетения заклинаний и создания магических кругов», «Стихии и взаимодействие с ними», «Основы лекарского дела», «Техника безопасности при использовании магии» и «Практика», на которой мы были предоставлены сами себе.

Такими темпами максимум через месяц я освою всю теорию с первого курса, но это вовсе не поможет мне стать сильнее. Потому что теория полезна только на практике!

Я не стал сближаться с одногруппниками, решив, что нам с ними не по пути. Поскольку было очевидно, что оставаться здесь – значит оставаться неудачником. Теперь я хотел в дюжину ещё сильнее. Кроме того, если я не попаду к ним, я помру со скуки. А уж в дюжине, судя по вымотанному Маку, бездельничать не дадут.

Кроме того, ежедневные поиски информации о моей настоящей семье не принесли плодов. Оставалось лишь надеяться на полный доступ к библиотеке, который даст вступление в Чёрную дюжину.

Сидя же в группе отстающих, я его получить не мог. Я даже стал завидовать Маку, которому явно было чем заняться в отличие от меня.

Я ожидал решения по поводу выборов тринадцатого в первую Чёрную дюжину, но новостей всё не было.

Зато объявили о кураторстве. Внизу, возле расписания, висел лист с рекомендациями по поиску. Оказывается, в Академии принято, чтобы старший ученик третьего-четвёртого курса брал шефство над первокурсником. В его обязанности входило помогать своему подопечному.

Проблема была в том, что ребята с коричневыми браслетами не пользовались любовью кураторов. А наличие у каждого студента куратора было преимуществом, а вовсе не обязательным условием.

Я, конечно, хотел, чтобы у меня появился куратор, который сможет помочь, может, и научит чему. Но как его найти?

Случай подсказал мне идею.

На сегодня обязательные занятия завершились, и я, радостно посвистывая, двигался в библиотеку. Каждый раз, когда у меня выдавалось свободное время, я шёл туда, вновь и вновь искал информацию, хоть какие-то зацепки о моей вероятной семье. Но так ничего и не находил.

Четыре дня назад я привычно задержался в библиотеке допоздна. И уже ставил прочитанное на место, как вдруг обнаружил кое-что интересное.

Потрёпанная книга в старой коричневой обложке неприятно цеплялась за кожу пальцев. Она не отличалась от окружающих томов, но чем-то неуловимым привлекла моё внимание. Я захотел прочесть её. Но она не открылась! Что за странная книга?

Я заупрямился и попытался снова, но страницы словно были склеены и не поддавались. Тогда я стал внимательно осматривать её переплёт, но не нашёл ничего необычного. Пробежался пальцами по незамысловатому узору – прерывистой линии из десятка железных точек по боковому краю – и случайно задел незаметную железную кнопку, которая выглядела деталью узора. Неожиданно она вдавилась внутрь, и механизм тихо щелкнул. Книга раскрылась вдоль предполагаемых страниц, оказавшись шкатулкой.

Тайник! Что же там?

Внутри лежала небольшая красная книжка. На её обложке сверкал золотой чертёж, напоминающий заклинание.

Какая красота! Вот это находка! И что же тут пишут?

Я аккуратно взял книжку в руки, открыл и полистал. Тонкие страницы было непривычно переворачивать – казалось, они вот-вот порвутся, но, несмотря на это, на самом деле они были очень прочными и плотными, даже не просвечивали. За счёт специальной бумаги книга вмещала в себя страниц больше, чем казалось из-за её толщины.

Задержавшись на первой странице, я увидел аккуратную надпись от руки: «Не сдавайся!». Подписи не было. И всё же книга напоминала подарок. Вряд ли она принадлежит Академии.

То, что я нашёл в самой книге, превосходило даже её внешний вид. Заклинания! Просто океан заклинаний всех пяти (даже молнии!) стихий. Больше сотни! К сожалению, сейчас я не мог их использовать, разве что последнее. Но на всякий случай я выучу их все.