А. Мирт
Кайрин: Чёрная дюжина


Неожиданно порыв холодного ветра дунул в лицо. Запах почвы сменился ароматом трав, я уловил нотки знакомых мне, но они дополнялись и новыми, неизвестными.

Руки так устали, что уже почти ничего не ощущали. Я всё так же размеренно двигался, стараясь не сбиваться при промахах. И лестница кончилась, а мне протянули руку.

Я уставился на неё, как на призрака. Её хозяин не церемонился и схватил меня за предплечье, дёрнул вверх, поднимая. Движение было едва заметным, но я практически взлетел – ноги оторвались от верёвочной опоры, и я приземлился на твёрдую почву острова.

В сознании ещё мелькали бесконечные перекладины, сложно было поверить, что всё наконец закончилось. Я сосредоточенно смотрел на чужую руку и не до конца понимал, что произошло. Заскользил взглядом по ярко-желтому рукаву плаща, из-под которого виднелись белые рубаха и штаны – увидел, что передо мной стоит высокий молодой мужчина с короткими золотыми кудрями и приветливо улыбается:

– С поступлением.

Он наклонился ко мне, заглядывая в глаза. Что он делает? Голова постепенно начинала работать. Проверяет моё состояние?

Что он только что сказал? Что-то про поступление?

Я потряс головой и решил для начала осмотреться, но мужчина загораживал мне вид, и я не мог разглядеть ничего, кроме его безумно яркого плаща. Да кто в своём уме может напялить столь странную одежду?

Нет, форма была элегантной и дорогой: приталенная удлинённая жилетка до середины бедра, подходящие по стилю зауженные штаны дополнялись атласным плащом с капюшоном и красивой застёжкой в форме герба Академии – двух пересекающихся квадратов. Узор застежки точно совпадал с узором на моем кулоне. Но всё это было ярко-жёлтого цвета! Какой смысл в красивой одежде, если у неё столь дикий цвет?

Я отвлёкся от разглядывания мага и сделал шаг в сторону.

Ого! Вдалеке, в центре острова, на большом расстоянии друг от друга возвышались два дворца: белый и чёрный. Они были копиями друг друга, отличаясь лишь цветом и размером. Королевский стиль делал их грациозными и изысканными, но при этом они всё ещё оставались защитными фортами и от них исходило ощущение древней мощи.

Чёрный дворец возвышался на холме справа, он сразу завладел моим вниманием, будучи больше Белого почти в два раза. Дискриминация светлых? В захолустье, откуда я выбрался, мне не попадалось достойных книг о магах – лишь детские сказки, а странники травили такие небылицы, что я, даже будучи ребёнком, в них не верил. Собранные же крохи информации противоречили друг другу. В итоге я почти ничего не знал о магии и сомневался, что же из того, что знал – правда, а что – домыслы необразованного люда.

Черепица замка отражала блики уплывающей за горизонт Рэи, игра света подчёркивала совершенный стиль здания. Четыре башни располагались по его периметру, а пятая, чуть выше остальных – в центре. Их венчали круглые плоские крыши. Сколько же там этажей? Судя по высоте, около шести, но с такого расстояния точно не разглядеть.

Я посмотрел на белый замок. Он казался ещё красивее, хотя у него отсутствовала центральная башня. Конусообразные крыши зелёного, синего, красного и жёлтого цвета, похоже, обозначали стихии. Я перевёл взгляд на другой дворец. Его башни чернели так же, как и он сам.  Интересно, почему так?

– Нравится? Это учебные корпуса. Отсюда не видно, но за ними располагаются жилые, а за Чёрным дворцом – ещё и тренировочные, с аренами для сражений. Сейчас их не видно из-за деревьев.

– Эти огромные здания – только учебные корпуса? – я не смог сдержать удивления.

– Ага, – удовлетворённо кивнул блондин, – но ты упускаешь из виду главное, – и он указал на место недалеко от нас.

Передо мной раскинулся своеобразный «рынок». Взрослые в таких же ярких ливреях, как у моего собеседника, у некоторых – с редкими вставками чёрного, стояли за прилавками. Они носили одежду преимущественно тех же цветов, что и у башен Белого замка, их было по восемь с каждой стороны. К столам подходили подростки и недолго стояли над ними, некоторые водили руками, затем шли к следующему. Я уставился на ближайший: за ним стоял маг в красном. Над учителем ужом крутился алый огонёк, с кулак размером; он то полыхал огненно-багряным, то затухал, еле-еле отсвечивая блекло-жёлтым. Это, как минимум, привлекало внимание.

– Что это? – спросил я моего проводника, указав на огонёк.

– А, это? Дэв Хорфуса несколько странный. Он постоянно требует от него материального воплощения. Ох и намучился он с ним… Иди, попробуй себя в магии, – подтолкнул меня мой проводник. – У тебя уже открыта стихия?

«Дэв? Так называют духов магов?»

– У меня нет стихии. Без неё не принимают? – напрягся я.

– Конечно принимают, – усмехнулся маг, – у многих ещё стихии закрыты. Только аристократы учат магию с малых лет, так что можешь не волноваться, со временем научишься.

– Только аристократы? – я зацепился за его оговорку. – Я думал, что маги из простых людей довольно редки?

– Отчего же? – он пожал плечами, золотые кудряшки чуть подпрыгнули от его движения. – Их много. Просто аристократы обладают выдающимися способностями, к тому же в древних родах и вовсе не рождаются немаги. Вот от этого нелепые слухи и возникают. Но ты не переживай, в Академии нет чёткого деления. Только сила играет значение! – он легонько хлопнул меня по плечу. – К тому же, в Аталии существует закон о том, что любой маг может стать аристократом, получив титул в зависимости от своей боевой силы. Считай, маги – элита нашего общества, – подмигнул он и всё-таки довёл меня до огневика со строптивым дэвом. – Особенно боевые маги, – несколько печально добавил он, задумчиво посмотрев вдаль.

– Привет, парниша, – Хорфус был бородатым магом в красном, штаны его были чёрными, что, видимо, относило его к соответствующему дворцу. Я скользнул взглядом по блондину, в его одежде не было чёрного. Значит, он из Белого. Огневик лишь мельком на меня взглянул: – Колдуй уже, очередь не задерживай,  – он поставил передо мной обычную свечу.

Очереди, кстати, не было. Я стоял возле его стола в совершенном одиночестве, мой проводник успел отойти к учительнице в синем платье и болтал с ней, яростно размахивая руками.

Я перевёл взгляд на свечку.

– Что мне с ней делать? – спросил я.

– Зажигай, – презрительно посмотрел на меня маг.

Дэв сменил цвет на оранжевый и завибрировал, будто насмехался. Неудивительно, что он доставлял хозяину определённые сложности, имей я способности, уже постарался бы его уничтожить, причем вместе с хозяином. Я унял свой гнев и со спокойным выражением лица спросил:

– Как? – в ответ на мой вопрос дух грустно пожелтел и уменьшился в размере.

– Как-то, – не желая объяснять, отмахнулся Хорфус. – Эй, Пэт! – громко пробасил он. Маг в жёлтом поспешил вернуться к нам.

– Ну как? – спросил он нас.

– Объясни ему, – Хорфус отвернулся, словно меня и Пэта тут не было, и зевнул.

– Я же маг воздуха, – он эмоционально взмахнул руками, будто хотел, чтобы в них оказалось что-то поувесистей, чем ничего, – каким образом я могу объяснить, как пользоваться другой стихией?

– Да? – огневик почесал в ухе. – А мне лень! Вон, смотри… ко мне ещё один подходит, так что поспеши уже.

– Представь, что в тебе полыхает огонь и сам ты тоже огонь… – неуверенно начал мой проводник. Сразу закрались подозрения, что он придумывает на ходу.

Я честно пытался делать, что он говорил, но ничего не вышло, и я совсем этому не удивился. В конце концов, маг воздуха вряд ли умеет управлять огнём.

Мы не стали нервировать грубого красного и пошли к воднице, с которой чуть ранее болтал мой провожатый. На столе стоял таз с водой.

– Я так понимаю, мне надо стать водой? – безнадёжно спросил я. Женщина легко улыбнулась:

– Вроде того, – и замолчала.

«И это всё объяснение?»

Эта женщина определённо не из говорливых. А они точно болтали? Может быть, она просто слушала?

«Стать водой, стать водой», – твердил я про себя. Тут хотя бы не гонят, уже хорошо. Но как стать водой? Я человек вообще-то! Чего глупее придумать не могли?

Я молча злился на воду. Она мне не отвечала, на ней не появлялось ни малейшей ряби. Магесса скорбно вздохнула:

– Увы.

– Пошли дальше, – не унывал мой провожатый.

Следующей жертвой моего напряжённого взгляда стал небольшой росток. Я прикоснулся к светло-серому горшку, пальцы нащупали мелкие капли застывшей краски.

Стоит ли говорить о том, что росток не оценил моих усилий? Да и вообще, с ним было всё ещё хуже, чем с огнём или водой – что я, растением должен стать? А потом вырасти?