А. Мирт
Кайрин: Чёрная дюжина


– Ты умеешь драться? – уточнил я.

– Я не обучался специально, но укладывал всех сверстников за пару ударов, – он почесал рыжую макушку, а я оценил его телосложение. Мак был немного выше меня, и его мышцы больше выделялись, но, скорее всего, он нарастил их, таская всякие тяжести в деревне, поэтому не знал, как применять их в бою. – Но я сомневаюсь, что здесь этого хватит, – добавил он, чрезвычайно точно оценив свои возможности.

Я тоже не был уверен в его способностях. Кто же ему тут может подойти в качестве спарринг-партнёра? Магов сразу исключаем, да и девчонок – с характером Мака он их не станет избивать. Остаётся всего несколько человек.

Парня, закутанного в фиолетовый плащ с глубоко натянутым капюшоном и видневшейся из-под него сиреневой чёлкой, я тоже отмёл – слишком он чудной – перевёл взгляд на его соседа.

А вот он ничего: чуть ниже Мака, с лишним весом и двигается неуклюже – самое то! Я уже собирался предложить его рыжику, но тут шедший впереди нас парень в плаще внезапно остановился, и Мак врезался в его спину.

– Ты чего творишь! – возмутился я. Он обернулся, от резкого движения его капюшон упал, показав сиреневые волосы во всей красе – средней длины, они были убраны в хвост и завязаны белой лентой, напоминающей узкий плотный бинт. Но это ещё ничего… Его радужка была настолько светлой, что почти сливалась с белками. Из-за резко сузившихся от света зрачков – их было практически не разглядеть – создавалась иллюзия полностью белых глаз. Бррр! Вот это тип. Словно не человек, а призрак! Точно, так и буду его называть.

Я чуть не сказал Маку: «Смотри, какие чудики бывают, а ты переживаешь!».

Парень поспешно натянул капюшон обратно. Этот жест совсем не добавил ему шарма. Не-не-не, даже и не думай предлагать Маку бой…

– У вас уже есть пары? – смущённо спросил он.

– У меня нет, – обрадовался простодушный Мак.

«О нет! Кто ж тебя таким болтливым создал? Не говори ему спасибо за это…»

– Значит, будешь со мной. Я буду очень рад с тобой сразиться, – «добил» сиреневый Мака, а тот счастливо улыбнулся.

«Эх, прости, дружище…» – я сочувствующе похлопал его по плечу. Но он, как и ожидалось, не понял моего жеста.

– Я Мак! – рыжик протянул руку.

– Я Дарбан. Дарбан Рэйфс, – ответил странный парень, протягивая свою руку, замотанную в узкие бинты, напоминающие ту же плотную ткань, что была использована в его повязке на волосах, он пожал предплечье Мака. Я знал, что в Аталии так принято.

«Вот и полноценный аристократ, правда, очень своеобразный, – подумал я. – Мак, только не тушуйся».

Рыжик растерялся, но я слегка толкнул его в плечо и взглянул в глаза, мол, помни: «все мы равны!»

– Я Кайрин. Можно просто Рин, – улыбнулся я подозрительному типу, загораживая от него растерянного Мака и тем самым давая ему время прийти в себя.

Какой смысл говорить «Кортикс», а потом объяснять, что это ничего не значит? Пожалуй, не буду себя утруждать произнесением фамилии.

– А почему Рин? – я расслабился и перестал ожидать логичного вопроса. – Ведь сокращённо будет Кай?

Мне словно мечом по грудной клетке полоснули, я начал задыхаться, рука судорожно схватилась за рубашку.

Опять! У меня не получалось вдохнуть. Страх был привычным, но от этого не менее удушающим. Ненавижу, когда меня так называют, терпеть не могу!  Когда я это слышу, мой контроль над эмоциями, над телом, над всем – летит к демонам!

– Ты как? – обеспокоенно спросил Мак. Интуиция не подвела – из него выйдет хороший помощник.

Я старался отвлечься на то, что видел вокруг. По обе стороны от светлой каменной дорожки, по которой мы и шли, росли большие цветы – жёлтые и белые – и от них исходил лёгкий аромат.

«Я его чувствую?» – я медленно втянул воздух. Приступ проходил, постепенно дыхание вернулось к норме, но гнев ещё не остыл и плескался во мне огненной рекой:

– Никогда не смей меня так называть! – я бы сорвался на крик, но недавнее удушье не позволяло мне разойтись. – Просто запомни: меня зовут Рин! В крайнем случае, можешь произносить полностью. Ясно?!

– Ясно. Рин, так Рин. Зачем так кричать, – Дарбан прикрыл уши руками и поглубже натянул капюшон. Чарон лишь скользнул глазами и прибавил шагу, а Мак с непониманием посмотрел.

Зато теперь никто меня так не назовёт. Хорошо.

Мы подошли к Чёрному замку. Теперь я мог разглядеть его во всей красе. Стены его состояли из чёрных с синеватым отблеском камней.

Мы подошли к нему с левого бока, и я хорошо рассмотрел две башни. Оказывается, они были не полностью чёрными. Под прямоугольными зубцами проходила линия из мелких цветных камней. На ближней башне была зелёная полоса, на дальней – синяя. Значит, они тоже распределены по стихиям.

Окна первых трёх этажей были широкие и просторные, с четвёртого начинались округлые стволы башен, а окна становились меньше.

Всего у замка было шесть этажей, не считая башен, которые возвышались над замком ещё на три.

Все студенты шли, запрокинув головы, и разглядывали возможное место обучения. Хорфус же не уделял никакого внимания привычным видам.

Мы прошли за Чёрный дворец и увидели ещё одно здание. Ранее оно хорошо скрывалось замком и деревьями вокруг. Невысокое, но широкое, оно полностью состояло из серых камней с мраморными прожилками и размером лишь немногим уступало дворцу.

– Это же хелироп! – возбуждённо воскликнул Мак.

– Это что такое? Ты про здание? – уточнил я.

– Да нет же! Это камень. Видишь? Серый, с характерным узором – тут всё из него сделано. Это же прорва денег!

– А что в нём особенного? – я слышал про волшебный камень, но не был уверен, не сказки ли это.

– Он восстанавливается при повреждении: сколько ни ломай, будет как новенький! Но стоит он… – мой источник информации закатил красные глаза, – неимоверных денег.

– Да? Что ж, похоже, Академия не бедствует, – прохладно заключил я.

Что, в общем-то, хорошо. Но куда интереснее для меня было бы посмотреть на настоящих магов в действии.

Однако, вопреки нашим ожиданиям, мы прошли мимо серого здания и зашли за него. Здесь располагались прямоугольники арен не меньше огромного зала – я решил, что огороженные линией участки были именно ими. Всего я разглядел их пять. У каждой стояло по студенту в зелёной форме. Их фасон был всё тем же, но цвет при этом вполне приятным. Значит, аляпистыми одеждами могут похвастаться только преподаватели. Удобно – их, как опасных животных, видно издалека. Студенты заметили нас и, увидев, какую арену мы выбрали, направились к ней.

– Вообще-то, арена для первокурсников – самая дальняя. Но сейчас нам любая сгодится, – пояснил Хорфус, направляясь к ближайшей.

– А где же мы будем жить? – поинтересовался Призрак.

– За теми деревьями, – учитель махнул рукой ещё дальше. – Студенты Чёрного замка в прошлом году целую бучу подняли: мол, достало по ночам смотреть на огни заклинаний и слушать их взрывы. Притащили весь Белый замок и заставили понавешать уйму заклинаний, чтобы было тихо, безопасно и зелено. Теперь жилой корпус Чёрного замка скрывается в листве, да и растения тут необычные.

Чем именно необычные, Хорфус не поведал. Но, думаю, боевые маги озаботились тем, чтобы их защита от арен не рассыпалась пеплом от одного огненного шара. Я уже восхищался этими незнакомыми студентами.

– Итак, кто хочет быть первым? – спросил учитель.

Я планировал отсидеться до последнего – чем больше узнаю, тем лучше. Так что приготовился к занимательному зрелищу и посмотрел на арену, на которой уже стояла одинокая фигура с деревянной палкой в руке. Я пригляделся и с сожалением осознал, что знаю его. Там стоял Чарон.

«Мы же в одной паре! Когда он успел выйти, да ещё и палку где-то найти? – я протяжно вздохнул: – Отказываюсь верить в настолько плохую удачу». Но делать было нечего, пришлось мириться с реальностью.

Я поглядел по сторонам в поисках тренировочного оружия. Увидел большой сундук с лежащими в нём деревяшками различной формы. Немного повыбирал и взял тренировочный деревянный меч. Взмахнул им пару раз. Баланс оказался терпимым, рукоятка комфортно легла в руку. Годится.