А. Мирт
Кайрин: Чёрная дюжина


Я вышел и встал в дальнюю от моего противника часть арены. Вот и отсиделся. Эх.

– Сигналом к началу боя послужит вспышка огня. Готовы? – мы кивнули.

Хорфус поймал огонёк в руку и сжал кулак, затем он размахнулся и кинул его в воздух над нами. Огонёк взорвался, вспышка света ослепила. Ничего себе. От таких сигналов и поседеть недолго…

Я почувствовал опасность и отпрыгнул вправо. Там, где я стоял, пролетела палка. Какой быстрый! Я разорвал дистанцию, прыгнув несколько раз назад. Чарон летел на меня, занеся оружие над головой.

«Ха, а как же защита?»

Я скользнул коротким шагом влево и резко наклонил корпус вперёд, выбрасывая руку, меч продолжал моё движение. О, сейчас задену! Противник отвёл локоть в сторону, и его меч сменил направление, выписал вертикальный полукруг и со всей силы ударил по моему мечу, прибивая его к земле. Плохо – я открылся!

Деревянный кончик меча нацелился в мой глаз и неумолимо приближался. Я в последнюю секунду уклонился. Порыв воздуха хлестнул по щеке, подсказывая, что было близко.

Чарон быстро и умело выполнял удары. Я уступал ему в мастерстве, но был чуть шустрее, поэтому старался не встречаться с его оружием, всё больше прыгал и вертелся, как флюгер во время урагана.

У нас обоих оказалась хорошая выносливость, но мой противник превосходил меня в этом. Для победы нужно было сделать что-то неожиданное. Я вновь разорвал дистанцию, Чарон поморщился: ему надоело меня ловить.

Я взял меч в обе руки и поднял его над головой, копируя излюбленную стойку противника. Дальше должен следовать рывок вперёд и удар сверху вниз. Что ж, так и сделаю.

Чарон купился и приготовился к удару. Рывок вперёд, меч начинает свой полёт сверху вниз. Он блокирует удар почти на пике. Я отрываю правую руку от меча и, пока левая доводит удар, делаю замах. Наши мечи сталкиваются, и я ослабляю хват. Моё оружие улетает вверх, но я уже вплотную к противнику и со всей силы бью в открытое солнечное сплетение.

Удар прошёл: Чарон замер в попытке вдохнуть. Я обошёл его и взял в захват горло. Немного нажал, чтобы намекнуть ему, что он проиграл.

– Сдаюсь, –  сдавленно прохрипел он.

– Бой окончен! – констатировал Хорфус.

Фух. Выиграл только хитростью.

– Хороший бой! – сказал я Чарону.

– Нечестно выкидывать меч! – возмутился он.

– Да? У нас были какие-то правила? Что-то их огласить забыли, – ухмыльнулся я.

– Нужно повторить! – категорично заявил он.

– Да, да, обязательно. В другой раз.

– Ты обещал! – он развернулся и ушёл.

– Кто будет следующий? – пробасил Хорфус.

Рядом с ним стояла красивая женщина в зелёном платье. Часть её длинных каштановых волос была заплетена в аккуратные косички, собранные изысканной заколкой в хвост, остальные же струились по открытым плечам волнистым водопадом.

– Почему спрашиваешь их, Хорф? Это ты – учитель и должен назначить пары,  – она поджала алые губки. – Почему ничего не подготовил? Если они поранятся, вся ответственность ляжет на тебя.

– Малеса…

– Леди Малеса, Хорф, – женщина выпрямилась и вздёрнула подбородок. – Ты не забыл? Я – замдиректора и в его отсутствие почти что директор Академии! Будь уважительнее.

– Тогда, – мужчина перевёл взгляд на студентов, – вот ты, рыжий. У тебя есть пара?

– Да, – ответил Мак.

– Тогда приступайте к бою, – скомандовал учитель.

Я передал Маку свой деревянный меч – он должен подойти и под его рост.

– Будь осторожней, – посоветовал я рыжику.

– Да не беспокойся. Я не так безнадёжен, как тебе кажется. Тебе стоит в меня верить, – улыбнулся он.

«Хорошо бы», – подумал я и отошёл к остальным студентам.

Дарбан и Мак заняли свои места на арене. Линии на земле загорелись слабым золотым светом и сформировали вокруг них кубический барьер. Ух ты! А я и не заметил их, когда сражался.

Меня терзали дурные предчувствия. Вот не нравится мне Призрак, веет от него какой-то жутью. Опасностью. Я не говорю, что все остальные – добрые и милые, но он… Я бы предпочёл обходить его стороной. И всё-таки было бы хорошо, если бы моя интуиция в этот раз ошиблась.

Ветер развевал полы фиолетового плаща, подкидывал их вверх, приоткрывал укутанные в светло-серые ленты лодыжки.

Дарбан откинул капюшон. Теперь стал виден высокий хвост. На длинных концах лент, что стягивали его, стали проглядывать неясные символы, напоминающие давно забытые буквы.

– Ты за него беспокоишься? – спросил Чарон, что, оказывается, стоял рядом.

– Почему бы и нет, – пробубнил я. – А что, хочешь сказать, ты ничего от этого сиреневого не чуешь? Какой-то он… мутный.

– Конечно, чую, – он широко улыбнулся. – А ты, значит, не понял, что это за ощущение?

– Не понял, – признался я.

– Если кратко, – он понизил голос и прошептал, – это – намерение убивать.

По телу побежали мурашки: «Какого шпына? Он же только спаррингуется».

Что же делать? Мой источник информации и надёжный помощник очень важен для моего комфортного пребывания в Академии. Даже если он не поступит в боевые маги, со своей дружелюбностью и любовью к сплетням он всё ещё будет полезен.

Я сжал кулаки, наблюдая, как Мак раз за разом наносит удары деревянным мечом. Наносит и промахивается. Дарбан уклонялся настолько ловко и быстро, что бой казался постановочным танцем.

– А этот сиреневый силён, – поморщился я. – Надеюсь, Мак заденет его хотя бы разок.

Мак сделал всего десяток ударов, но уже тяжело дышал, движения потеряли четкость, стали размашистыми и неуклюжими. Дарбан откровенно ухмылялся. По движениям его губ я видел, как он что-то говорит Маку, но звук не доносился до нас.

Рыжик явно столкнулся с противником не своего уровня. Пожалуй, поговорю с замдиректора, пока Дарбан забавляется, время есть. Я направился к учительнице в зелёном.

– Леди, – я склонился в изящном поклоне, как того требовал этикет. Преподавателей можно причислить к знати – в конце концов, Аталия выдаёт всем магам дворянский титул.

Женщина презрительно взглянула, словно с ней заговорило мерзкое насекомое, но, дёрнув уголком рта, едва заметно кивнула. Я не позволил её грубости задеть меня и доброжелательно продолжил: