Лисса Мун
Куда падает тень

Куда падает тень
Лисса Мун

Яна любит собирать грибы. А Тина покупает путевку в необычное место на окраине подмосковья.

Но где окажутся девушки?

В сказочном лесу с плавучими домиками?

Или в топях, границы которых лучше не нарушать?

Желаниям свойственно исполняться.

Лисса Мун

Куда падает тень

Селена

Когда Тина прислала мне ссылку на современный глэмпинг «Селена» в центре торфяного болота, у меня нервно задергался глаз. Она знала, что я люблю лес и охоту на грибы. Поэтому специально выискала место с развлекательной программой – гид обещал вывести группу к делянке осенних опят. А подруга, помешанная на эзотерике, не могла пропустить полнолуние в последний день октября. И тащила меня встречать ноябрь в дикую глушь.

Мы втиснулись в ее скромную KIA цвета грозового неба и мчались по полупустой дороге на дальний конец Подмосковья. В динамиках похрипывала песня из альбома группы КИШ «В долине болот» – Тина подготовилась основательно.

– Помоги мне, – подпевала подруга. – М-м-м. Помоги мне!

Ветер теребил верхушки берез, утопающих в низкой облачности. Чем дальше мы отъезжали, тем гуще становился лес по краям дороги. Тем ближе спускались тучи, норовя расплющить массивными клубами нашу малолитражку. А когда она съехала на грунтовую дорогу, об лобовое стекло разбилось несколько крупных капель. Начинался дождь.

– Колесико не для таких прогулок, – прокомментировала я и уцепилась за ручку над окном.

Трясло. Голова билась о сиденье.

– Моя детка везде пролезет, – заверила Тина и поддала газа. – Смотри, Янка!

Из-под колес вспорхнула огромная хищная птица. В цепких лапах болталась змея с сетчатым узором.

– Гадюка! – выдохнула я, ведь как грибник со стажем, различала ползучих созданий.

– Жаль, руки заняты рулем, – расстроилась Тина. – А ты чего не снимаешь? После отпуска смонтируем ролик! Такую тварюшку пропустили!

Шлепок! Я рефлекторно отпрянула. В стекло втемяшилась змеиная морда с вертикальным зрачком. Тина ударила по тормозам. Останки отлетели в сторону. Я стукнулась коленкой о приборную панель.

– Вот ведь! – выругалась Тина.

Ветер сдернул с ветвей ворох блеклых листьев и швырнул в лицо. Машина защищала от непогоды и снова приняла удар на себя. Но я инстинктивно вдохнула поглубже и зажмурилась.

– Будто лес пытается нас остановить. – Я передернула плечами и оглядела серые окрестности.

– Он нас приветствует, – возразила подруга, нахмурив светлые брови, что с трудом угадывались на ее бледном лице.

Я лишь поджала губы, не желая продолжать спор. Но всегда чувствовала лес, в который заходила. Приветствовала его жителей, осторожно ступала по мягкому мху. Знакомилась, как с человеком, когда оказывалась в новых рощах. Благодарила за дары, когда покидала угодья.

– Обожаю мрак! – восхитилась Тина.

Я смерила ее саркастическим взглядом. Из уст подруги подобное звучало комично. Белокожая натуральная блондинка с голубоватыми кругами вокруг глаз казалась мне полупрозрачным светлым эльфом. Ей бы собирать тонкие былинки и нежные цветочки, бегать в белом платье босиком по траве. Но Тина слушала тяжелую музыку и ждала, когда ее бескровное тельце утащит к себе в берлогу тысячелетний вампир.

Дорога давалась нам с трудом. Приходилось расчищать поломанные сучья, что лезли под колеса и норовили проткнуть. Даже сквозь перчатки я умудрилась занозить ладони. Но когда мы добрались до места, все тяготы пути померкли.

Две замшелые ольхи сошлись аркой над въездом в лагерь и постукивали плотными кисточками соплодий. Прямо между гигантских берез устроились небольшие домики на плавающем фундаменте. Они соединялись друг с другом подвесными мостиками, вдоль которых подрагивали фонарики. Стволы осин, окружающих глэмпинг по периметру, были увиты хмелем и девичьим виноградом. А остатки листьев в далеких кронах защищали от ветра и напевали замысловатую мелодию.

– Сказочно, – восхитилась я.

– Заросли, как на луизианских болотах, – одобрила Тина.

Я бы поспорила, но по парадному широкому мосту к нам спешил симпатичный мужчина неопределенного возраста. Лицо его казалось настолько правильным, что я невольно искала изъяны. Но не находила ни одной зацепки. Только льдистые глаза прошили насквозь, заставляя глубоко вдохнуть пряный воздух волшебного леса.

– Добро пожаловать в «Селену», – бархатистый голос приглашал ступить на влажные доски, погрузившись в атмосферу отдыха. – Я ваш гид на эти выходные – Микула. Можно просто Мик. Ваш домик под номером четыре расположен ближе всего к банному комплексу.

Подвесная дорожка подрагивала от каждого шага и, когда мы добрались до квадратного промежуточного островка, голова шла кругом. Упоительный влажный воздух щекотал нос сладковатым ароматом бересты. Заставлял принюхиваться к тысяче оттенков окружающего мира.

– Приятного отдыха, – пожелал Мик и отправился встречать следующих гостей.

– Рот прикрой, а то слюни на плечо стекают, – подколола Тина, когда широкая спина гида скрылась за центральным шатром.

– Да ну тебя, Тинка, – беззлобно отмахнулась я. – Я уже чую запах грибов! Сюда только за ними и приехала.

– Мик точно вампир. Он мой, – проигнорировала мой ответ подруга.

Хаменериум

Несмотря на пасмурную погоду и низкую облачность, мир вокруг казался более насыщенным, густым. И без того тяжелые волосы напитались влагой даже внутри домика, а привычная волна подобралась плотнее и скрутилась на концах локонами цвета спелой лещины.

Тина разливала по кружкам чай. Я куталась в вязанный плед.

По шаткому мостику мы перебрались на ближайший к номеру островок. И наслаждались обжигающим напитком, свесив ноги вниз к зарослям багульника.

– Знаешь, уже холодно для змей, – невпопад заметила я, прокручивая в голове тревожную дорогу к такому тихому умиротворяющему месту.

– Поэтому она и попалась в клюв тому ястребу, – пожала плечами подруга. – Смотри, приехали парни. Молодые. Сразу четверо.

– Ты все о своем, – отмахнулась я.

– Моим будет Мик, – мечтательно протянула Тина. – Вот останусь тут жить! Навсегда! Буду хозяйкой туманных болот…

За спиной громко застонал престарелый вяз. Протяжно так, жалобно.

Чай выплеснулся из кружки и обжег мне пальцы, растекся по джинсам жалящим пятном.

– И что ты так испугалась-то? Янка! – укорила Тина, с опаской оглядываясь на дерево. – Пойдем-ка отсюда.

Подруга передернула плечами, подскочила, выхватила у меня опустевшую чашку. Но внезапно отпрянула. Я поскользнулась на влажных досках и чуть не полетела вниз.