Нерон Фокси
Зеркалисье


– Будь осторожен, оно опасное.

– Да я знаю. Давай ещё по чаю?

– Давай.

Зайчики из света снова заблестели по столу. Десятки маленьких чашечек наполняются ароматным напитком.

– Ну, за чокнутых! Кто-то должен вдохновлять

– Это точно.

4. Охота

«Так сильно пугал меня тот лес своей тоской, что только смерть казалась мне страшнее»

Ад Данте

Лимб – первая ассоциация. Чёрные сухие деревья, размытые очертания солнца. Не видно его. Что-то светит сверху. Сухие ветки и листья хрустят под сапогами. Кажется, он здесь один. Кажется, он идёт уже несколько часов. Кажется, он уже и не помнит, кто он и зачем здесь. Но всё это ложь.

Он думал. Думал, что скажет, и, кажется, понял – слова и не нужны ей. Он ей не нужен и не был нужен. Они все ищут свои мечты в других людях, видят образы своих снов. И если ты немного подходишь, подстраивают идеалы, и вуаля, ты – мечта. Так устроено их сознание, что они со временем начинают понимать, что ты не совсем их мечта, не совсем образ их сна, и их это бесит. Постоянно что-то не устраивает. Повод для скандала. Они обижаются, чтобы ты извинился, чтобы чувствовать себя желанными. Вампирскими клыками они сосут из тебя твою любовь. Похищают твоё тепло, конечно, готовые это тепло подогреть. Твои потребности тоже важны. Пока ты их греешь никогда не давать тебе насытиться, чтобы ты не ушел, чтобы ты старался – вот их стратегия. Может они и понимают это, а может, слишком слабы, чтобы признать свою чудовищную натуру.

Очередная ночь без сна. Костёр. Запах дыма. На нем жарится кусок твоего сердца, что ты хотел подарить ей. Ты уже многое ей отдал, но её эгоизм ненасытен. Конечно, она была благодарна. Естественно, она была с тобой нежна, но она хочет рулить, быть лидером. Она хищница, и потому ты точишь лезвие ножа. Монстры всегда убивают монстров, или порождают себе подобных, а потом убивают.

Планета чудовищ. Тихая война. Настолько, что о ней слагают песни, называя романтикой. Убийственная стратегия выживания: ты ешь кусок её плоти – она забирает твою душу, ты просишь немного тепла – взамен отдаёшь свое время. Это нечестная торговля, и нечестной она будет до тех пор, пока оба не поймут, что тут нет места альтруизму. Вам просто выгодно быть вместе, а, чтобы не убиваться из-за осознания своего эгоизма, ты наполняешь себя мечтами и прекрасными чувствами. Кажется, ты благороден, бескорыстен. Да, это так, в твоей голове. Ибо если ты признаешь, что просто пользуешься ей (а пользоваться ты сможешь, исключительно если она поверит в чистоту твоих мотивов), ты сойдёшь с ума или станешь чёрствым. Могут быть и другие варианты.

Конечно, это не про тебя. Разве речь идёт об эгоизме, когда ты хочешь кушать? Ты просто делаешь это, и ты счастлив. Ты готов что-то отдать, чтобы быть свободным от голода. И ты отдаешь свою любовь, своё пламя, свою жизнь и душу. Ты продаёшь её за бесценок. Разве ты не видишь, что ты отдал? Она наестся, но ей нравится власть. Она будет сыта тобой по горло и захочет чего-то нового, а ты только начал думать, что теперь будешь сыт.

Шорох в кустах. Резким движением ядовитый дротик летит, так гостеприимно приготовив лучший подарок – сон безмятежный. Тебе приснится пламя костра и острые клыки, ибо я съем тебя живьём, кем бы ты ни было, существо.

Кажется, это был заяц. Нет. Нечто уродливое. Тут, в лимбе, всё приобретает истинные черты. Оно сморщенное и лысое. Его глаза не блестят. Кажется, это существо думает только о сиюминутной пользе. И да, оно малодушно. Никогда не признает, что слишком глупо, чтобы осознать. Спи, кролик. Наверное, это лучшее, что ты можешь. Я даже не буду тебя есть. Твои тлеющие останки сожрут менее брезгливые твари, может быть такие, как и ты.

Он поправляет шляпу. Ему неприятен запах жжёной плоти. В огне сущность этого зверька становится очевидной. Это даже не добыча. Он более не хочет думать об этом. Он пришёл охотиться, а не давиться костями.

Рассвет разгорается. Солнце? Нет. То жар его души – сотен сердец, тысяч осколков, что были вшиты стальной леской в единого гомункула, в атронаха из плоти и стекла. Его глаза слепы. Серые зрачки не выглядят уродливыми. Они благородного и приятного цвета. Это успокаивает, но он всё чует. Пепельные волосы растрёпаны и спутаны. Кажется, он их не моет принципиально, но они не выглядят неопрятно – это его стиль. Несовершенство – его идеал.

«что если жажда делать зло станет чуть сильней меня? если в драке взял ружье – то назад дороги нет.»

Зверь багряный расправил свои перепончатые с перьями изумрудные крылья. Его миссией было уничтожить Вавилон Великий – вводящую в заблуждение столицу – центр порока и причину всех несчастий человеческих. Сжечь и обглодать косточки. 333 диссоциации против лжи, измены и предательства. Этот мир будет очищен в огне. Блудница, что отравляла народы, падет пьяная от крови святых. Чуешь снег? Будет буря. Если тебе суждено спастись – ты должен уверовать. Во что, спросишь ты? Во все!