Данта Игнис
Любовь с первого… дракона

Любовь с первого… дракона
Данта Игнис

В десять лет я попала в другой мир. В разгар битвы, где встретила дракона. Подумать только, настоящего дракона! Реальность казалась сном, но история моей жизни бесповоротно изменилась в тот день.

Вы верите в любовь с первого взгляда? Верите, что можно влюбиться в столь юном возрасте? Неожиданная, неотвратимая, самая настоящая любовь молнией обрушилась с неба и поселилась в моем сердце навечно.

Десятилетней девчонке придется не только выжить в чужом мире, но и придумать, как завоевать сердце дракона.

Данта Игнис

Любовь с первого… дракона

Пролог

Вы верите в любовь с первого взгляда? Я об этом даже не задумывалась, когда она со мной случилась. Как гром среди ясного неба, как цунами, сбивающее с ног. Неожиданно. Неотвратимо.

Мне было всего десять. Вы верите, что в десять лет можно влюбиться? По-настоящему и навсегда? Это был самый худший и самый лучший день в моей жизни. Одновременно. Худший, потому что мой мир исчез, выплюнул меня в пучину другого, чуждого, непонятного. Лучший, потому что я встретила Его. Но обо всем по порядку.

День начался совершенно обычно. В окно лезло солнце, оно то и разбудило меня так рано, а еще, может, детское предвкушение новых приключений. Стояло лето, в школу идти не нужно, поэтому я была абсолютно счастлива и свободна. Поцеловав маму и позавтракав, унеслась во двор.

Мы жили в городе, но на самой его окраине. Сразу за окнами раскинулась степь, чуть дальше дачи, встречались тут и маленькие болотца и дикая природа в виде уток, ежей, черепах. Я обошла своих подруг, и вскоре шустрая стайка детворы унеслась прочь от домов.

Мы отправились за камышами, хотели насобирать самых крупных, насушить и по вечерам зажигать. Нам нравилось, как они тлеют в темноте, в этом крылась какая-то сказка. И от комаров помогало. Забрались мы дальше обычного, нашли болото за дачами с высокими зарослями камыша. Охотиться за ними мне было не впервой, поэтому я задрала юбку повыше и сбросила шлепки. По опыту знала, что цепкая жижа лишит меня обуви, а мама за это по головке не погладит.

Я забиралась в болото все глубже, казалось, что самые крупные камыши спрятались дальше. Нет, у нас не бывает настоящих болот, с трясиной и всем таким прочим, поэтому ничего опасного в своем занятии я не находила, да и грязная вода доставала мне только до середины бедра. Пахло тиной и ряской.

Осторожно, чтобы не порезаться острым листом, я пригнула стебли и отломала несколько больших камышей. Сделала пару шагов вперед, потянулась за новой добычей и провалилась под воду с головой. Неведомая сила, тянувшая снизу, напугала до смерти, да еще чернота, сомкнувшаяся над головой, не оставляющая шансов. У меня хватило сил вынырнуть только раз, чтобы услышать, как истошно вопит подружка:

– Оля!!!

Темнота сомкнулась окончательно. В том, что происходило дальше, я не уверена. Страх затмил все, дышать было нечем, а какая-то сила утягивала меня вниз, в пучины бездны, которой не могло быть в нашем маленьком заболоченном прудике.

В какой-то момент я потеряла сознание, а очнулась уже в другом месте. Тогда я еще не знала, что это не просто другое место, а другой мир.

Илакс встретил меня не ласково.

Глава 1

Я открыла глаза в центре бури и тут же вынуждена была зажмуриться. Потерев веки и прикрывшись рукой, смогла немного осмотреться. Воздух вокруг взбесился, кружил вихрями, менял направление, рвал и трепал все, что попадалось ему на пути, включая меня. Грязные тучи пыли не давали ничего разглядеть. С уверенностью я могла сказать только, что лежу на желтоватых твердых камнях.

Что происходит? Где я? Как я могла оказаться здесь, если провалилась в омут в болоте? Все эти вопросы одолевали, но давать на них ответы никто не собирался. Мне отчаянно хотелось оказаться дома в материнских объятиях, но мало ли чего нам хочется. Мирозданию на это плевать с высокой колокольни. Если у тебя проблемы – решай их сам. Хочешь чего-то – добивайся. Для ребенка такие истины слишком суровы, все-таки о нем заботятся родители, но очень скоро мне пришлось их постичь.

Я встала и побрела вперед, закрывая лицо руками и то и дело зажмуриваясь. Пыль забивалась в глаза. Дышалось тяжело. Я шла, пока на пути не появились обломки зданий. На город это не походило, какие-то развалины. Под обрушившейся частично стеной я увидела первый труп в луже крови и закричала. Мой вопль утонул в завываниях ветра. Я заткнулась и бросилась прочь.

Мне встретилось еще несколько мертвых тел, стиснув зубы, я обошла их. Буря понемногу стихала. Я смогла понять, что нахожусь все-таки в городе или поселении, просто оно сильно разрушено и совсем не похоже на мой родной город. От этого осознания испугалась еще больше, если это вообще возможно в сложившихся обстоятельствах.

Вдалеке послышался грохот, раскаты грома и крики людей. Звуки пугали, но там люди, а мне нужна их помощь. Я потопала туда. Вышла на улицу с целыми домами, красивыми, одноэтажными, из белого камня и сплошь увитые цветами. Жаль только гибкие лозы изрядно потрепало ураганом. Впрочем, какое жаль, мне плевать на цветы! Самой бы понять что происходит и не сгинуть, как нежные лепестки под напором бури.

Я прибавила шаг и вскоре выскочила на улицу с людьми. Здесь шла битва, лязг мечей оглушал, от криков раненых и умирающих кровь стыла в жилах, но больше всего меня ошарашила летающая в воздухе боевая магия. Яркая, цветная, с грохотом и визгом она проносилась над головой и рушилась на землю, поливая ее огнем или разнося в труху здания. Чем-то похожая на фейерверк, но такая разрушительная… В воздухе, забитом пылью и тошнотворным духом смерти, она проносилась запахами дождя или пламени. Конечно, я не успела сообразить, что это магия. Честно говоря, я мало что соображала, меня вел только инстинкт самосохранения, да и он плохо справлялся. Я оказалась в гуще битвы, когда умнее было бы забиться в какие-нибудь развалины пару улиц назад и переждать.

С жутким гулом надо мной пронеслась голубая стрела. Я присела и закрыла голову руками, а стрела развалилась на множество мелких и поубивала мужчин в доспехах сражавшихся вокруг. Оставшиеся в живых противники синхронно, будто по команде, уставились на меня. И, к моему ужасу, начали приближаться совсем не с дружелюбными лицами. Я закрутила головой, думая куда бы сбежать, но меня взяли в кольцо. Они не спрятали кинжалы и короткие мечи, а некоторые начали что-то напевать и делать пасы руками. Если бы я была в сказке, то подумала, что они читают заклинание. Против меня заклинание. Что здесь творится? Враги, видимо и мои тоже, не успели порадоваться добыче, потому что с неба свалился… Дракон.

Ну, как сказать свалился. Он прилетел, спикировал и приземлился, заставив землю задрожать. Дракон изрыгнул пламя и все выжившие на улице мгновенно обратились в пепел. Кроме меня.

Когда пыль рассеялась, вместо дракона я увидела человека, молодого мужчину. Он находился в том месте, куда приземлился, опирался в землю коленом и рукой. Оттолкнулся и легко поднялся. Его взгляд скользнул по окрестностям. Легким пружинистым шагом дракон в человеческом обличье направился ко мне. А я сидела на земле с приоткрытым ртом, совершенно ошарашенная, и не могла отвести от него глаз.

Никогда я не видела существа прекраснее и опаснее. Хищный, горящий взгляд, скуластое лицо, орлиный нос и гибкое тренированное тело. Мир перестал существовать, сомкнулся на этом парне и, я не поняла тогда этого сразу, отчаянно и бесповоротно влюбилась. Даже сквозь страх, ведь я думала, что сейчас он меня прикончит, как всех остальных бедолаг вокруг. Дракон подошел и подхватил меня на руки, как пушинку. Отнес подальше, к не до конца разрушенному дому, и подтолкнул внутрь.

– Пересиди в подвале. Недолго уже осталось.

Сзади приземлились еще несколько драконов.

– Асгед, идем, нужно спешить пока они не отступили на корабли! – позвали парня вновь прибывшие.

– Все будет хорошо, – Асгед подмигнул мне и ушел с ними.

Я долго смотрела ему вслед, не понимая, почему так отчаянно хочется бежать следом, не выпускать из виду. В его присутствии что-то менялось, едва дракон удалился, мир померк, а на меня навалилась безысходность. В том, что все будет хорошо, я не слишком была уверена.

Я последовала совету. Спустилась в подвал и спряталась там между бочек. Все пережитые ужасы вызвали сильную усталость, и я вскоре уснула, вспоминая янтарные отблески пламени в глазах дракона. А когда проснулась все было по-прежнему. Я не вернулась чудесным образом домой и понятия не имела что делать дальше, поэтому решила ничего не делать. Еще долго сидела в этом доме, мечтала, что Асгед вернется и спасет меня, отведет домой. Но он не вернулся. В конце концов, голод выгнал меня на улицу.

Город потихоньку оживал после битвы, пыль улеглась, а жители вернулись к своим разрушенным домам и со скорбными лицами копались в развалинах. На меня никто не обращал внимания. Я брела среди людей совершенно невидимая и потерянная, пока не попала в непострадавшую от сражения часть города. Там я решилась обратиться за помощью к женщине-торговке, она показалась мне милой. Сначала она и правда была добра со мной, я рассказала, что потерялась, и торговка стала расспрашивать меня: кто я и откуда, как выглядит место, где я живу, как зовут моих родителей, как я сюда попала. В какой-то момент женщина нахмурилась и замахнулась рукой, будто собираясь ударить.

– Убирайся прочь, ты лгунья или больная. Не собираюсь выслушивать подобный бред!

Еще несколько моих попыток найти помощь у взрослых имели такой же эффект, потом я перестала пытаться. До меня начало потихоньку доходить. Нет, вся правда была слишком невероятна и огромна, но то, что в моем родном мире драконов не бывает, я осознала четко. А здесь их то и дело можно было увидеть пролетающими над головой по своим делам, обычное дело. Да и магов здесь хватало, они колдовали прямо на улицах, чаще по каким-то бытовым причинам: чтобы поднять тяжелые сумки на телегу или заставить метлу мести двор. Здесь вообще часто можно встретить «живые» предметы, подносы с кушаньями сами прилетают к нужным столикам в уютных кафе, а повозки ездят без лошадей, запряженные маленькими крылатыми существами. В такие мгновения я останавливалась и глазела на чудеса, забывая ненадолго о своих проблемах. Потом грызущее чувство голода возвращало меня с небес.

Где напиться я нашла без проблем – повсюду небольшие парки с фонтанами и тенистыми аллеями. Добыть еду оказалось сложнее. Пожалуй, впервые я столкнулась с равнодушием мира, граничащим с жестокостью. Можно вот так свалиться и умереть от голода посреди бела дня на людной улице и никому не будет до этого дела. Я скиталась до вечера, изучая новый мир, но пропитание так и не нашла. Не так-то просто домашней девочке научиться выживать на улицах. Но инстинкты и природная сообразительность заработали, правда мне не нравились их предложения – начать воровать. Пока я отметала их, как неприличные. Родители хорошо меня воспитывали, перешагнуть запретную грань не так просто.

Ночлег я нашла в одном из парков, свернулась клубочком, подальше от чужих глаз, надежно укрытая густым кустарником. Высокая трава сделала постель под открытым небом почти уютной, мягкой уж точно. Из-за голода я долго не могла уснуть, лежала на спине и смотрела на чистое звездное небо. Наверное я попала в сказку, раз здесь магия и драконы, то это конечно же волшебное место, а значит со мной все будет хорошо. С этой обнадеживающей мыслью я, наконец, уснула.

Утром меня разбудил мелкий дождик. В этой удивительной стране не холодало даже ночью, и дождь был теплым, но снова уснуть я не смогла. Уныние сменилось уверенностью, что меня ждут захватывающие приключения, а в конце я вернусь домой. Я взглянула на новый мир любопытными глазами ребенка, сумевшего задвинуть страх далеко и глубоко, спрятать его за красивой иллюзией. Мое настроение, видимо, передавалось окружающим, потому что, когда я попросила у булочницы еды, она нахмурилась, но дала мне пирожок. Какой он был вкусный! С яйцом и какой-то крупой, в качестве начинки, с хрустящей жареной корочкой. Он насытил меня до самого вечера.

На этом везение закончилось. Укладывалась спать я снова голодной, на следующий день мне не удалось найти ни крошки. На просьбы накормить люди только ругались и махали руками. Тогда я поняла, что никто не любит попрошаек. Снова вернулась мысль, что можно попытаться стащить что-нибудь с прилавков на рынке, но воров наверняка не любят еще больше.

Два дня без еды и мои принципы улетели в трубу. Я все еще очень боялась, но точно знала – сегодня что-нибудь украду. Полдня ходила по рынку, наблюдала, думала, как сделать это незаметно. Решила попробовать на чем-нибудь попроще, на фруктах, которые лежали россыпью в больших ящиках. Продавец не может смотреть сразу в обе стороны, и я этим воспользовалась. Едва торговец отвернулся, я молниеносно схватила большой фрукт, похожий на апельсин и, спрятав его под кофточкой, бросилась прочь.

Я пробиралась через толпу, а внутри колотился страх, кажется я забывала дышать и все время прислушивалась: не подняли ли за спиной крик, не гонятся ли, чтобы отнять добычу и арестовать или побить?

Когда я поняла, что ушла незамеченной, пришла в какой-то опьяняющий восторг, глупое чувство всесильности и торжества распирало изнутри. Да еще текли слюнки, я предвкушала вкусный обед. Нужно найти уединенное место и поесть. Я оглянулась по сторонам и вдруг больно получила кулаком в глаз.

Голова закружилась. Меня схватили за волосы на затылке и почти волоком потащили в ближайшую подворотню. Мой прекрасный апельсин упал на землю. Я пыталась вырваться, но ничего не выходило. Не доставала руками до обидчика и не могла повернуться, чтобы рассмотреть его. Меня тащили задом наперед, я спотыкалась и иногда почти падала, каким-то чудом удерживалась на ногах, но освободиться не удавалось.

Глава 2

Обида, бессилие и желание провалиться сквозь землю захлестнули, когда меня грубо толкнули на пол какого-то грязного строения. Сверкая ненавистью исподлобья, я уставилась на своих похитителей и, наконец, смогла их рассмотреть. Двое пацанов, один моего возраста, другой постарше года на четыре. Оба белобрысые и подозрительно похожие друг на друга. У младшего не было переднего зуба, и потому его скалящаяся ухмылочка показалась особенно отвратительной.

Я поднялась на ноги и прижалась спиной к стене, как будто стена могла меня спасти. Из глубины дома подтягивались еще оборвыши, среди них было и несколько девчонок, но, судя по взглядам, помочь мне тут будет некому. Кажется, я попала.

– Да, ты попала, – усмехнулся старший белобрысый, будто прочитав мои мысли.