Максим Евгеньевич Кулепов
Новый мир

Новый мир
Максим Евгеньевич Кулепов

Бывший военный Василий с детства мечтавший о путешествиях. После службы отправляется домой, но не прижившись в мирной жизни решает путешествовать, к тому же средств на это хватает, это стаёт переломным моментом в его жизни. Именно это и будет первый шаг к построению своей империи.

Максим Кулепов

Новый мир

Война по пятам

Он мечтает о путешествиях, приключениях и женщинах, мечты манили своими красками. Ему было за тридцать, но детская мечта только крепла. Служба в армии, контракт, затем горячие точки закалили, сделали профессионалом. Контракт закончился, продлевать не стал и на это и него было две весомые причины. Первая была проста, он устал от войны, боль и страдания людей умножаются, а вторая он твёрдо решил исполнить детскую мечту.

Его зовут Василий Колин, два года, как бывший контрактник, устроиться в гражданском обществе не получилось, а раз так значит стоит исполнить мечту. Были накопления с армейской службы, тратить то некуда, семьёй не обзавёлся, считал ещё не время. Тратил только на себя и то выходило только на основное, не знал, что ещё ему нужно. Сказано, сделано открыл карту на простеньком, но надёжном смартфоне и растерялся. Откуда начать и куда поехать, много мест где он по долгу службы был, правда много где не был. Хотелось побывать везде и прямо сейчас, по обыкновению в сложных ситуациях бросал старую, потёртую монетку, подарок деда. И в этот раз не стал ломать голову, положился на случай, как будет, так и хорошо. Закрытыми глазами ткнул в карту, посмотрел место и подкинул монетку орёл едет, решка выбирает другое место. Прошло, наверное, минут пять пока монета не легла орлом, выбор пал на ближнее зарубежье купил билеты взял свой рюкзак с «Н. З.», и поехал, он открыл для себя ближнее зарубежье Вена, Франция, Англия, Италия в каждой стране он пропитывался ими. По странам своей мечты путешествовал два года и всё он отдыхал. Предпоследней точкой на карте была загадочная в детстве Африка его манила она, Египетские пирамиды. Сафари по саваннам, экскурсия по Сахаре к оазису.

Так много стран Африки и все без исключения хочется Василию посетить, опять ткнул, пальцем подкинул монетку и направился в ЮАР. Сам он прилетел в Тунис это не много ни мало с другой стороны континента. Лететь через весь континент глупо, так мотаться как ошалелый по странам негоже, потому решил, что ЮАР будет точка завершения его вояжа по Африке. Купил авто и его вояж начался, столько предвкушении и разных эмоций он давно не испытывал, заехал на какой-то маленький рынок, докупил недостающее, в основном вода и припасы дальше вывернул на грунтовую дорогу и полетел покорять достопримечательности Туниса.

Осмотрев достопримечательности Туниса, довольный собой остановился на обочине. К нему подбежал мальчик и что – то бегло затараторил, Василий ничего не понял, но ужас на лице ребёнка говорил о том, что происходит что – то плохое. Мальчик жалобно тянул его за руку и плакал. Маленькие ручки вцепились в его рукав мне собирались отпускать, заплаканные глаза смотрели своей бездной горя. Не хотел Василий отвлекаться от намеченного плана, но и бросить мальчонку совесть не позволяла. Двинулись к деревушке, через сотню шагов свернули, послышались голоса и стоны, Василий напрягся. С каждым шагом звуки были громче и отчётливее, три басовитых мужских, надменных и один женский слышались стоны и боль, а ещё глухие удары. Василий стал совсем мрачным, он всё понял, мальчонка же с каждым ударом сам как будто сгибался, словно колотили по нему. Конечные шаги показали картину вполне ожидаемую, трое отморозков дубасили ногами женщину и ржали, та же еле дышала и лишь постанывала.

– Добрый вечер, господа. – Каждый звук тяжёлыми камнями падал в пространстве и не предвещал ничего хорошего. Троица замерла буквально на пару секунд, начали махать и говорить, что – то на кривом английском.

– Девушку оставьте в покое, и я вас не обижу. – Попытался улыбнуться, но вышла злобная гримаса. Наконец – то первый бросился на него, не добежал и упал в полуметре от Васи, оставшиеся двое рванули, попали под град ударов, крутился юлой в смертельной схватке. В итоге у одного нож торчал из спины в районе затылка, а второй лежал со свёрнутой шеей. Осматривая картину минут через пять, стало понятно, что всё могло обернуться против него. Отдышавшись и отойдя от азарта, схватки подошёл к женщине проверил пульс, дыхание, поднял на руки и понёс к машине. Мальчонка смотрел на Васю как на героя, нет как на бога, принёсшего милость его маме и ему. Да уж угнетатели и злодеи были убиты, а это уже счастье. Парень гордился тем, что не ошибся, прислушался к чутью.

До дома женщины добрались без приключений, никто за ними не гнался, никто не хотел им отомстить прямо сейчас. Но это пока, что будет дальше не знал, только чуял что добром не кончится. Ехали минут двадцать в тишине, говорить не хотелось, а мальчик боялся заговорить. Василий только спрашивал куда ехать, он оказался хорошим гидом, доехали быстро. Подъехал как можно ближе к «Последнему пристанищу», родилось в голове при виде того, что называлось домом. Проверил пульс, дыхание аккуратно занёс в дом, уложил на топчан или подобие его, ушёл за аптечкой. Та была армейского образца укомплектована так же, да и вообще его рюкзак был бы кладезем и гордостью любого мальчишки. Автоматический диагност определил множественные гематомы и ушибы, так же повреждение внутренних органов, встроенная микропрограмма выдала рекомендацию лечения в полевых условиях. Теперь началась работа, настоящая борьба за жизнь, Василий давно для себя решил, если и вести отчаянную борьбу, то только за жизнь, а махать руками много ума не требуется. Несколько часов тяжкого и упорного труда, диагност подтвердил стабильное состояние на этом его рекомендации закончились, требовался отдых. Дыхание было ровным, пульс в норме можно и самому отдохнуть, сел у дверей по армейской привычке, опёрся о стену и не заметил, как вырубился.

– Взгляд, кто – то смотрит, пристально, хотя бы не враждебно, пора просыпаться, проверить больную. – Но глаза открывать не хотелось, пришлось приложить усилие, чтобы их разлепить. Женщина уже пришла в себя и смотрела, на него с интересом и как показалось с благодарностью, может просто показалось. Не хотелось об этом думать вообще. Одним движением поднялся, аккуратно склонился над ней, диагност выдал положительную динамику, почти все синяки сошли, да и гематомы рассосались, почти полностью. Мальчишка так и спал рядом с женщиной, сходил к машине взял сначала бутылку воды, потом всё-таки подхватил весь рюкзак. Достал автоматический переводчик, нет не армейский, стандартный гражданский, поставил на диагностику языка и диалекта, моргнув зелёным начал автоматом с задержкой в фразу начал переводить прямую речь, причём в обе стороны. Вася, конечно, сожалел что не смог достать армейский, тот переводил уже основываясь на мысли, потому как связывался с нейронами головного мозга, последняя разработка военных учёных, дорогущий до ужаса и каждая модель подсчёт. Друзья обещали подогнать повреждённый, Вася долго благодарил, но пока что это только мечта, мечта почти не осуществимая.

– Как ваше самочувствие?

– Спасибо хорошо господин.

– Расскажите, что произошло?

– Я провинилась и была наказана. Я. Я защищала сына, они хотели его убить, но позволила себе заступиться, он сбежал, а они меня стали ещё яростней избивать.

Василий нахмурился, он только что встретился с рабыней, он не был в шоке, потому как ненависть к рабству и принуждению заполонила всю душу. Требовалось выйти на улицу, стоит у машины, казалось, что – то разглядывает, но всего на всего успокаивает внутренний пожар. Послышался гул вдалеке, оторвался от созерцания земли под ногами и внутреннего пожара, дым вдалеке услужливо объяснил, что сейчас будет драка.

– Сувениры будут кстати. – Василий улыбнулся, а разбираться сам для себя не хотелось, потому как ножи, которыми он убил, спасая девушку остались у него. Но впереди ожидается пополнение, если он сдюжит. Стоит и на автомате просчитывает все возможные варианты и шансы, как раз гости парковались, когда расчёты закончились.

Переводчик заговорил механическим голосом:

– Послушай, ты убил моих товарищей, украл рабыню, нанёс мне большой ущерб. Чем расплачиваться будешь?

– Есть у меня плата для тебя, твоя жизнь.

–Ты наглец, мне такие нравятся, тем интересней будет тебя убить. Аль Хаим, накажи этого выскочку, только оставь его живым, хочу самолично его лишить этого дара.

Аль Хаим, двух метров высотой, крепкий воин с лысой головой и тату на лице, что являлось ещё и клеймом. Бросился детина, но не тут-то было, Василий закружил пчелой, Хаим оказался не поворотлив, потому как рассчитывал только на свою силу. Василий всё жалил и уходил от него, взбесился, да так что побелел от гнева и упал таким же белым. Кровь растекалась медленной водой, а Василий тяжело дышал над телом. Пока вожак стоял в изумлении, подхватил пистолет из кобуры и скрылся за машину.

– Порвать этого шакала, убить неверного и принести его голову. – Бесновался переводчик механическим голосом передавая дословно слова вожака. Хотя переводчик не передаёт эмоции, по крайней мере этой модели. Дальше описывать пляски с бубном нет смысла, потому как Аль Хаим упал и с ударом о землю испустил дух, одно скажу, пляска вымотала изрядно. Не успел отдышаться вся братия кинулась к Василию, дабы изничтожить неверного, пляска смерти и жизни продолжилась. Теперь Василию пришлось проявить смекалку и стойкость, они хоть и были ему не ровня. Но как говориться, «Много шапок не бывает», теперь каждый подручный предмет становился инструментом смерти. Знал бы Вася, что придётся так плясать пошёл бы в танцы, а не в армию. Хотя и в армии научили танцевать, по-своему и сколько их было, и смерть часто смотрела в лицо, но священный танец никогда не прекращался. Ну да ладно, ему не привыкать, главное сейчас станцевать лучше, чем священная мать смерь. Последним рухнул главарь, с множественными проникающими и камнем во рту, камень явно превышал функциональные возможности рта, что поразило мальчонку. Который подглядывал из окна, как маленький мышонок и страшно, и очень интересно.

Мальчонка осторожно, правда, как мышонок высунулся из окна, убедился, что опасности нет, выскочил и прямиком к Василию. Остановился и не понимает, что делать, так и простоял около пяти минут пока Василий не поднялся:

– Пошли в дом. – И зашагал тяжёлым шагом, теперь каждое движение отзывалось песней боли по всему телу.

– Ещё и музыкант ко всему прочему. – Мысленно усмехнулся и ввалился в проём, сил больше не было. Сколько ещё провалялся не понятно, да и не важно было, только когда зрение поймало фокус, увидел женщину, склонившуюся над ним с чашей в руках.

– Пить, как же хочу пить. – Не понятным образом мысль воплотилась в действие, а может женщина знала наперёд, это было сейчас не важно, вода вот что было важно. Чуть приподнялся на локтях, боль пронзило всё тело, аж в глазах всё поплыло. Пару минут сходила пелена, хотя это условно, но до воды он всё-таки добрался, большими глотками, жадно пил, нет глотал до тех пор, пока не напился. Был похож на пиявку, которая добралась до крови, накатила усталость и новый приступ боли, снова повалился. Очнулся в таком же положении, но в этот раз глаза сразу сфокусировались, опять чаша с водой прильнула к губам, живительная влага потекла поцелуем по его внутреннему миру придавая сил. Теперь просто лёг и лежал, боль теперь была более тупой и менее чувствительной. Хотелось лежать. Никто его не тревожил, но поворот головы ознаменовал его интерес.

– Как вы себя чувствуете господин? – Голос бархатистый и усталый зазвучал прохладным ручьём, а может ему показалось и это всё игра больного разума.

– Лучше.

–Господин что-то желает, Мукхлис всё принесёт и всё сделает.

– Как твоё имя?

– Меня зовут Джадвал.

– Мне нужен мой рюкзак.

– Сходи, принеси.

Только сейчас понял, что разговор продолжается через переводчика, завертел головой что бы определить его место нахождения и увидел, что он находится у женщины в руках.

– Как он остался ещё цел, он же был у меня?

– Господин, это правда, но Мукхлис его забрал, как только бой отошёл от машины.

– Молодец.

Тем временем мальчонка вбежал в дом с круглыми от ужаса:

– Господин простите, я не нашёл его в машине.

– Не бойся малыш, вот же он, у стены. Там вода есть ещё?

– Да господин, несколько бутылок ещё целы.

– Принеси.

Джадвал подняла рюкзак и подала его Василию, диагност привычно лёг в руку, нажатие сенсора ознаменовало его работу. Диагност выдал неутешительный результат, огромное количество гематом, треснуто ребро и вообще изнеможение организма. Следующим была извлечена аптечка из недр сокровищницы, вставлена в разъёмы, а она сам лёг уже на руку в районе вен. Щелчок, индикация забегала сначала красным, потом медленно меняла на жёлтый и зелёный. Опять щелчок и заработал диагност, опять переключение и по новому кругу. Мукхлис принёс воду из машины и замер вся эта игра огоньков и щелчков заворожила его, очнулся, когда из рук выхватили воду.

– Простите господин.

Жадно глотая воду, Василий наслаждался этим процессом, его сущность была поглощена им. К тому же это требовала аптечка, при лечении требовалось много воды. По началу Васе казалось, что переломаны все кости, потом диагност это подтвердил, аптечка вводила лекарства, в программе было заложено вкалывать снотворное, дабы лечение проходило легче и эффективней. Боль отступила, ум прояснился и заработал по привычной схеме, отработанной несметным количеством ранений. Требовалось прояснить ситуацию и просчитать чего ждать. Слова выходили вялыми, а мысли не чёткими и как итог сон оказался суровым, непобедимым противником.

Солнце касалось лица легко, воздушно, как будто боялось потревожить самое ценное что есть у него или так казалось. В общем проснулся весьма бодрым и в полной тишине, приоткрыл глаза мальчонки не было, да и Джадавал отсутствовала, хотя запах еды подсказывал, где искать. Аккуратно попробовал подняться, боли почти не было только мышцы затекли от долгого нахождения в одном положении. Ему было хорошо и комфортно, что он забыл про диагноста, заметил только когда тот упал на пол. Наклонился и разглядывал его, тот сразу выдал кучу разных значков, которые в общем говорили, что жить ещё будет и это уже успокаивало. Дальше обозначения разбирать не хотелось, потому как не считал важным, всегда считал, если добрался до лазарета, то всё остальное уже не важно. Врачи ему так и говорили, «Придёт случай и не доберёшься до нас», но пока что был жив.

Шансов нет