Ольга Николаевна Кучумова
Язык Бога

Язык Бога
Ольга Николаевна Кучумова

Экипаж МКС уже почти два года не может вернуться на Землю. Кажется, что все про них забыли. Всему виной военные действия, ведущиеся против жителей планеты внезапно налетевшими кораблями пришельцев. Взаимоотношения между космонавтами накаляются. Командир корабля Иван начинает понимать, что в их маленьком коллективе затаился шпион, пытавшийся нанести вред. Под подозрением находятся сразу несколько человек. В то же время выясняется, что исследования, проводимые на МКС, могут помочь жителям Земли побороть напавших на них Чёрных ангелов. Но метод опасный и может стоить космонавтам жизни. Тем не менее члены экипажа решили рискнуть, так как иного выхода не видят. Они должны воспользоваться древним языком, языком Бога.

Ольга Кучумова

Язык Бога

Язык Бога

В иллюминаторе виднелось скопление звезд. Вид был фееричный, но космонавты к такому уже успели привыкнуть. Две девушки удобно устроились, чтобы попить кофе и посплетничать о своем, о девичьем. Маша и Индира, члены международной космической экспедиции, стали за время полета лучшими подругами.

Небольшой коллектив из семи человек был довольно сплоченным. Они находились в космосе уже почти два года. Гораздо дольше, чем изначально планировалось. Казалось, руководство совсем забыло об отправленной в небо МКC. Виной такому странному поведению стали экстраординарные обстоятельства. Уже больше года на Земле шла война.

– Тебе с сахаром и сливками? – спросила Индира свою подругу и коллегу по работе.

– Нет, нет, – поспешно отказалась Маша, которая признавала только горький кофе.

Индира пожала плечами. Индианка достала вакуумные пакеты с разными наполнителями и включила чайник. Потом она налила кипяток в пакетики с кофе, вставила туда соломинки и все – напиток был готов к употреблению. Даже чудесный запах начал чувствоваться. Маша подмигнула и достала из кармана два имбирно-лимонных батончика. Раньше выбор сладостей был больше. Космонавтам предлагали апельсиново-клюквенные, ванильные, шоколадно-ореховые батончики, но теперь ассортимент катастрофически сократился.

– Если так будет продолжаться, не знаю, что нам придется дальше есть, – пожаловалась Маша. – Как бы не пришлось довольствоваться редисом и салатом-латуком, который мы сами выращиваем. Хорошо, хоть запасов кофе хватит надолго. Это внушает хоть какой-то оптимизм.

Девушки были одеты в шорты с многочисленными удобными карманами и майки. У Маши – маечка бодренького оранжевого цвета, а у Индиры – фиолетового, в цвет её глаз редкого фиалкового оттенка.

– Как тебе удается справляться с такими длинными волосами? – удивилась Маша, – я бы не выдержала. Это же сколько нужно терпения в условиях замкнутого пространства МКС!

Подруги внешне были совершенно разные. Маша – довольно рослая, статная девушка с коротко подстриженными русыми волосами, веселыми голубыми глазами, белозубой улыбкой и легкими веснушками на слегка вздернутом носике. Индира, индианка по национальности, обладала необыкновенно красивыми, редкого фиолетового оттенка, глазами, очень длинными и густыми черными волосами, заплетенными в косу, – предмет её гордости и нежной заботы. Девушка была среднего роста, немного полноватая, с широкими бедрами. Её легко можно представить в каком-нибудь роскошном сари. Индира и сама любила показывать свои фото, где она позирует в национальном костюме.

– А правда, что у тебя с Иваном был роман еще до того, как вы оказались здесь, на МКС? – поинтересовалась любопытная индианка.

Маша слегка наморщила лоб. Она не очень любила распространяться о своей личной жизни. Разговоры об Иване, командире экипажа МКС, вызывали у неё душевную боль. Хотя, может, действительно, лучше выговориться?

– Мы дружили еще в институте, очень хорошо дружили. Вместе ходили в секцию волейбола. Но ничего такого вроде близких отношений между нами не было.

– А потом он женился на твоей лучшей подруге? – не унималась Индира.

– Да. А что в этом такого? Полюбили друг друга и поженились.

– А потом вы случайно оказались вместе на МКС?

– Не совсем. Сначала мы работали в АО «Заслон», но только в разных отделах. Иван участвовал в разработке и испытании нанотрубок для микроэлектроники, а я занималась новыми видами связи. Есть очень интересное направление, которое называется «когнитивное радио». Передовая технология на пути рационального использования радиочастотного спектра, очень перспективная. У нас был отличный, дружный коллектив.

– А в чем суть этих исследований? Так, чтобы мне, не специалисту в этой отрасли, было понятно.

– Электромагнитные волны, с помощью которых передается радиосигнал в космическом пространстве, движутся с гигантской скоростью – скоростью света. На Земле замедление в передаче почти не ощущается, а вот космонавтам на орбите приходиться говорить уже с задержкой. Ответ с Луны будет идти полторы секунды, а с Марса – уже минут шесть. Кроме того, по мере удаления передатчика сигнал стремительно затухает. Проблема сложная, но решаемая. Связь должна быть полностью реконфигурируемой беспроводной системой «черный ящик», которая автоматически меняет свои параметры в зависимости от требований сети или пользователя. Еще мы занимались интеллектуальными антеннами, которые используют космические технологии для подавления помех…

– Ладно, ладно, поняла я уже, чем вы занимались, – сказала Индира. – А на МКС ты как оказалась, да еще вместе с Иваном?

– У нас на предприятии стали отбирать будущих астронавтов. Ивана сразу же взяли, а меня нет. А я всегда мечтала побывать в космосе. К тому же это шанс проверить в реальных условиях свои исследования, а это дорогого стоит.

Маша вспомнила, как плакала в укромном уголке, когда её не приняли в отряд космонавтов. Неслышно подошел Иван и на правах старого друга утешал и гладил её по голове. Она прекрасно помнит это волнующее ощущение, когда сильные мужские руки обнимали её за плечи… А потом девушку неожиданно зачислили в отряд по подготовке для отправки на МКС.

– Сейчас за окном иллюминатора будет виден рассвет. Сколько я нахожусь на станции, но так и не привыкла к этому зрелищу, настолько оно красиво, – восхитилась Маша. – Начинает слоями подсвечиваться атмосфера.

Тут она погрустнела.

– Если бы не Чёрные ангелы, напавшие на нашу прекрасную Землю, на станции было бы замечательно. Я не могу больше видеть бесконечные багровые взрывы и беспомощно наблюдать за этим из космоса. Доколе это будет? Мы-то на МКС еще немного продержимся, а сколько выдержит наша планета?

– Мне кажется, люди сами виноваты в том, что случилось. Они воевали, воевали друг с другом бесконечно. Что-то без конца между собой делили, искали выгоду. Вот и дождались. Беда пришла откуда не ждали, – сказала Индира. – И знаешь, я думаю, что правительства некоторых стран неформально поддерживали контакты с представителями враждебной цивилизации Чёрных ангелов и предали жителей Земли.

– Девушки, кофе пьете, а почему тогда такие грустные? – к подругам неслышно подкрался Антонио, представитель солнечной Италии, весельчак и балагур, а также главный дамский угодник на станции.

– Настроения нет, вот и грустные, – ответила Маша и вымученно улыбнулась.

– Вы из-за этого? – итальянец махнул рукой в сторону иллюминатора. – Будьте оптимистками. Наши обязательно победят, и мы вернемся обратно на Землю. – А пока, – он с видом заговорщика понизил голос, – у меня есть нечто, чтобы очаровательным сеньоритам слегка повысить настроение. И это – отличное французское шампанское!

– Ты решил расчехлить свои запасы? – засмеялась Маша. – Отличная у тебя тема для экспериментов на станции – влияние невесомости на алкоголь. Всегда тебе немного завидовала!

– Я подумал, что теперь, когда случилась война, мои исследования никому не нужны. Так что мы можем с чистой совестью продегустировать дорогущее выдержанное шампанское. Та-та-татам!

Антонио с видом заговорщика извлек из своего контейнера специальную бутылку, которая позволяла выпить игристый напиток на орбите. Это был настоящий прорыв в подобного рода исследованиях. В бутылке было две камеры, одна для шампанского, другая – для клапана, который использует газы в шампанском, чтобы выбрасывать крошечные шарики с алкоголем, которые затем собираются в длинные стебли-стаканы.

– Кому нужны были подобные исследования? – поинтересовалась Индира.

– Как это – кому? Планировалось, что скоро должна наступить эпоха космического туризма. На орбиту смог бы попасть каждый, кто накопит денег на билет. А какой же праздник без шампанского? – сказал Антонио. – Конечно, всё это будет возможно, если война, наконец, закончится.

– Ты веришь, что земляне смогут победить вражеские войска? Чем дольше мы болтаемся на орбите и наблюдаем сверху за развернувшимися сражениями, тем меньше у меня остается надежды, – вздохнула Индира.

– А так хочется вернуться на Землю, – грустно сказала Маша. – Я даже не представляла, как люблю нашу зеленую планету! Мечтаю оказаться на берегу моря. Я даже сон сегодня видела – сижу на пляже с чашечкой кофе, а изумрудные волны накатывают одна за другой и обдают меня запахом свежести и йода.

– Какие хорошие ты видишь сны! – позавидовала Индира. – А у меня стойкая бессонница.

– Вот поэтому и нужно немножко выпить, – вмешался Антонио. – Чтобы снять стресс и спать как младенец.

– Что за кипеж тут происходит? – к компании присоединился Иван, командир экипажа.

– Мы тут рассуждаем – чисто теоретически, разумеется, – нашёлся Антонио, – о возможности лично провести эксперимент на орбите – выпить коллекционного шампанского. А то у некоторых членов экспедиции уже бессонница, и все – от нервов!

– В таком случае, я тоже готов принять участие в эксперименте. Почему бы и нет? – усмехнулся Иван.

– Ну, раз уж командир корабля разрешает, тогда это просто необходимо! – сказал Антонио и полез за второй бутылкой шампанского.

Индира отметила про себя выразительный взгляд, брошенный Иваном в сторону Маши, но подруга отвела глаза и сделала вид, что не заметила этого. «Мне мерещится, или их все же что-то связывает?» – задалась вопросом индианка.

– Гюнтер, Боб, Барбара, подтягивайтесь, у нас намечается вечеринка, – позвал Иван остальных членов экипажа.

– Какой у нас разношерстный коллектив, – заметила Индира. – Никогда не понимала, по какому принципу нас отбирали на МКС. И кто этим занимался.

– Идея, я так думаю, была, наконец, собрать международный коллектив и заняться исследованиями на пользу человечества, – пожал плечами Иван. – В знак примирения и окончания всяческих конфликтов на Земле.
>