Александр Федорович Мищенко
Спасти за секунду 3

Спасти за секунду 3
Александр Федорович Мищенко

Все тот же мир меча и магии. Княжна ждет спасения, но постоянно что-то мешает.

Александр Мищенко

Спасти за секунду 3

Перед входом на паромную переправу была, как ни странно очередь. И двигалась она очень медленно. Причина этого стала очевидна, когда мы подошли ближе. Дорога оказалась перегорожена деревянными ящиками. В оставшийся узкий проход пропускали по одному, зачем – то при этом обыскивали. Особенно долго и тщательно – женщин. Их, на мой взгляд, просто ощупывали.

– Это всегда здесь такое было? – спросил у стоявшего сзади в очереди гнома.

– Нет, только сегодня началось. Новый хозяин свои правила установил. Ищет какую – то колонну вражескую.

– Какой еще новый хозяин?! Я ведь всему поселку паром подарил!

В этот момент к проходу подошла Грина, помощники *нового хозяина* явно пьяные, обалдели от вида такой *телки* и, толкая друг друга, ринулись к ней делать досмотр. Не знаю, дала бы, абсолютно равнодушная ко всему девушка, облапать себя этой троице, но я этого проверять не стал.

– Убрали руки и отошли в сторону. – срывающимся от злости голосом крикнул я, хозяина – немедленно сюда. – И увидев, что мои слова не остановили работников пропускного режима, врезал в испитую за ночь рожу впередиспешащему. Его снесло назад. Летел бы неизвестно, сколько метров, теряя зубы, если бы не врезался в своего товарища.

– Ты, быстро за хозяином – это я уже третьему.

Тот бессмысленно смотрел на два не шевелящихся тела, и никак не мог сообразить, что произошло.

– Да вон он – новый хозяин, – зашумели вокруг.

Бывший сиделец и еще вчера честный гном, наконец – то обратил внимание на поднявшийся шум, заметил меня. Но ни стыда, ни раскаяния у него видно не было.

– Что ж ты, тварь, творить то начал?

– Имею, право. Лично от тебя ключ получил.

– Я ведь для всего поселка паром дарил, чтобы он на всех гномов работал.

Толпа заволновалась – * Вот тот придурок, который Кондратия убил и ключи передал этому*.

– Кондратий, хоть и мироедом был, но и за паромом следил. А этот – собирает плату и тут же подростков за пивом на эти деньги посылает. Пропьет ведь все.

Короче, бил я этого пьяницу долго и очень мучительно. Не приговаривая при этом про причины экзекуции. Прекратил только, когда он поклялся не только бросить пить пиво, следить за исправностью парома и жить на одну зарплату. Но и добавил еще от себя, что перестанет изменять жене и займется воспитанием своего сына – оболтуса. Потом за него хором стали просить собравшиеся вокруг гномы.

Оглядел их и показал в сторону парома.

– Прошу, сегодня для всех бесплатно.

Первым рейсом, вместе со мною переправлялись только Беглец и Шоушенка и Грина.

– Ты и вправду поверил, что он теперь порядочным станет?

– Нет, конечно. Но не время искать другого.

– Да, ты ведь к своей Элле спешишь.

– Пожалуйста, не начинай!

– Ты очень жестокий. А меня бы смог вот так же избить? Или, что еще лучше, убить?

– Для кого лучше?

– Конечно же, для меня. Столкни с парома, пожалуйста, не могу никак сама решиться.

– Мне без тебя, тоже очень плохо будет. Но жить нужно и дальше, обоим.

Накинул на плечи девушки свою куртку, (Сентябрьское солнце хоть и пекло, но от реки дул стылый влажный ветер). Обернулся к Беглецу

– Зачем за нами пошел?

– А что в поселке делать? Хороших знакомых и друзей у меня там нет. Одиночество невыносимо.

– Пьешь много?

– Наоборот, только с горя начал, когда семью потерял. А непьющий гном не может иметь друзей. Да и к жене моей приставали многие, не смогу простить. Бросил пьянствовать и захотел жить по – новой, лишь только когда с тобою познакомился.

– Но, ведь, у нас может и не получиться.

– Знаю, но ты постараешься, чтобы получилось. Не будешь делать вид, а вправду постараешься. Если не получится наш план, прокачаюсь с тобою до 50 уровня и таким образом воссоединюсь с семьей. Не буду больше рохлей. Так что не надейся от меня быстро избавиться.

– Возможно, много битв будет, что умеешь?

– Целитель у нас есть. Грина в этом хороша. Я в бою могу над твоим усилением работать – баффером быть. Еще – усилить твою амуницию. Переносить твои умения на усиление оружия.

– Вот этим сможешь, меч усилить? – достал из сумки королевский рубин.

– Дорогой камень, – покрутил в руках рубин, – что ж тебе твой тесть его не впаял?

– Он только одно усиление обязан был сделать. Впаял руну кровожадности. Теперь с каждым ударом меч дополнительно отбирает у врага 10% от общего урона и лечит меня этими процентами. И не называй больше отца Грины моим тестем. Провожу ее до нужного места, и наши дороги разойдутся. Мне другая девушка в жизни суждена.

– Ой, не загадывай! Я же вижу, что вы друг друга любите, и тебя только долг останавливает. А для впайки камней в оружие нужен мастер – кузнец.

– Не только долг. Я с детства люблю Эллу, и жизнь свою без нее не представляю.

– Ты и без Грины, ее уже не представляешь!

И когда только он это заметил? Ведь всего несколько часов с нами провел.

– Хорошо, будем вместе путешествовать и в битвах участвовать. Но есть два НО. Первое – ты должен знать, что Рабиновича не существовало. И второе – у тебя очень длинное теперь имя. Буду звать просто, Бегл.

Насчет Рабиновича давно уже понял. Имя принимаю. Но и у меня есть два условия. Первое – у тебя тоже длинное имя, буду звать тебя Ал. Ну и второе – используй метку смерти как можно скорее. Тогда, за третье успешное применение, тебе станет доступен навык *Касание смерти*. Перенесу его на оружие, например на твою секиру.

Тут же пришло задание к выполнению. *Изменить свое имя на Ал. Условие выполнения – удачное применение третьей метки смерти. Награда – усовершенствование вашего оружия артефакторщиком Беглом, постоянно. Использование нового имени возможно с момента принятия задания.
>