Елена Сон
Тайна Эдельвейса. Книга 3. Найти свой путь

Тайна Эдельвейса. Книга 3. Найти свой путь
Елена Сон

Ты юна, прекрасна и магически сильна? Твоя судьба предрешена и нет смысла спорить? Твоим мечтам не суждено сбыться? Ерунда… Хотела принимать решения сама? Мечта исполнена. Хотела испытать любовь? Мечта исполнена, да ещё и не однократно. Не хотела становиться правительницей человеческого королевства? И это достижимо, но с заменой. Чего ещё ты хочешь?

Елена Сон

Тайна Эдельвейса. Книга 3. Найти свой путь

Глава 1

– Вы плохо выглядите, Шехаррин, – обратилась я к новому преподавателю Закрытой академии Универсальной Магии.

В академию мы вернулись пару часов назад, а чёрного эльфа я увидела только перед отправкой с острова Аскар. Выглядел изнаночник и правда ужасно, бледность чёрной кожи неприятное зрелище, такое ощущение, что его родной цвет пытался подстроиться под светлокожих жителей нашей стороны Эдельвейса, при том крайне бесперспективно, так как бледнел он пятнами. Акцентировать своё внимание на этом моменте в присутствии большого скопления народа я не стала, решив поговорить наедине. А потому, добравшись до своей комнаты, разогнала всех сопровождающих, а за мной по пятам следовали все: Алантилиниэль, Андриан, Антуан и Ристан, которого по особому блату переместили не в закрытую приемную, где проходят испытания соискатели в адепты ЗаУМа, а вместе с нами. В портальном зале нас встретил лично Таллиен Льер, ректор этого учебного заведения, который и сообщил новому адепту информацию о заселении в общежитие, и я ни капли не удивилась, когда он озвучил третий этаж нашего крыла, то есть Ристана по умолчанию уже зачислили на факультет Универсалов, осталось определиться с курсом, но если вспомнить высказывание Дарация Энрайского, то сомнений не оставалось, младший принц Королевства Энрай будет обучаться вместе с нами. Своё раздражение я зарубила на корню, всё равно изменить ничего не могу.

Так вот, избавившись от сопровождающих, я отправилась на поиски жителя Изнанки, который ушёл из портальной залы вместе с ректором. Найти его было достаточно легко, он единственный в пределах академии ощущался мной как чёрная точка, потому я бодро направилась в преподавательский сектор. Шехаррина Аль Тарона разместили в шестом доме, разделённом на две части, соседствовал с ним наш прорицатель Джед Миирини. Открывать дверь чёрный эльф не спешил, но я была настойчива, и таки дождалась, когда он соизволит принять гостя.

– Вы плохо выглядите, Шехаррин, – было моими первыми словами.

Я проскользнула в новый дом изнаночника и стала осматриваться. Неплохо. Холл, кухня-столовая, гостиная, уборная, лестница, ведущая на второй этаж, всего скорее там располагались спальни и кабинет, совсем уж наглеть не стала и ограничилась обходом первого этажа.

– Ты нагла до безобразия, – проворчал Шехаррин.

Я улыбнулась.

– Что с Вами происходит? – спросила я.

– Ничего особенного, просто я медленно умираю, – спокойно ответил эльф.

– Ооочень интересно, ещё несколько дней назад вы были бодры и веселы, – протянула я.

– Ага, особенно веселился, когда одна не в меру голодная девица вытягивала из меня все жизненные соки, – хмыкнул в ответ собеседник.

– То есть это я виновата в Вашем плачевном состоянии? – расстроилась я.

– Ни в коей мере, малышка, – резко сменил тон Шехаррин, – просто я не могу усваивать вашу энергию, когда я прибыл, у меня было несколько накопителей, напитанных силой Изнанки, но их запасы подходят к концу. Ты же знаешь, что происходит с магами, когда их резерв оказывается пуст?

Я нахмурилась, ещё бы не знать, сама недавно испытала на себе этот пренеприятнейший эффект, когда пустой резерв начал тянуть мои физические, а, следовательно, и жизненные силы.

– Я могу помочь, – неуверенно проговорила я, – по крайней мере, попробовать стоит. Во время открытия магической артерии познакомилась с вашей манной, думаю, смогу переваривать нашу энергию в изнаночную, но пробовать будем на накопителях.

– Не могу представить, как ты это планируешь сделать, эдельвины способны проводить через себя энергию и делиться ей с окружающими, что ускоряет насыщение резерва, но изменить полюс силы невозможно.

– Я не эдельвинка, а полукровка, я буду менять силу в своём внутреннем резерве, раз уж могу перестроить нити чистой манны под любую расу, то и с изменением полюса справлюсь.

Чёрный эльф удивлённо на меня посмотрел, но отрицательно покачал головой.

– Я зайду к Вам завтра, – упрямо ответила я, – дайте мне один из ваших накопителей.

Шехаррин передал мне требуемое, но весь его вид выражал неверие в успех.

Уже у выхода я спросила:

– Зачем же умирающего изнаночника отправили в академию?

– Я дал согласие на посмертное изучение моего тела, ну а при жизни обязался поделиться информацией об Изнанке, имеющиеся данные значительно устарели, да их и сохранилось очень мало.

– Зачем Вам это?

– Я не теряю надежды, что ты откроешь Эдельвин и наладишь общение между сторонами, хоть на данный момент этого и не планируешь, но иногда чудеса случаются, – грустно улыбнулся эльф, а я кивнула и вышла.

В комнату я не пошла, предчувствуя, что туда обязательно заявятся парни, а я не хотела никого видеть, в первую очередь это касалось Алантилиниэля и Ристана, устроивших очередную потасовку, теперь уже магическую, прямо перед отбытием в академию. Мой «ледяной» эльф, так иногда его называли знакомые, как с цепи сорвался, от былой уравновешенности не осталось и намёка, он ревновал меня, ну и в результате ходил злой, нервный и очень резко реагировал на присутствие Ристана. Тот же в свою очередь постоянно подливал масла в огонь, неоднократно намекая, что вопрос моего замужества уже решён, а потому эльфу нечего делать рядом с его невестой.

Злилась и я. Ни один, ни другой меня просто не слушали. Последнюю драку парней прервала именно я, облив тех ледяной водой, как то самопроизвольно получилось, раньше подобного не умела. То есть управлять имеющейся в свободном доступе водой могла, но сотворить её самостоятельно не получалось.

– Если Вы ещё раз рискнёте устроить подобный беспредел, я выйду замуж за Джеда Миирини, и волки сыты, и овцы целы, никто не будет против, ведь для Великих родов имеет значение только то, что я вступлю в союз с носителем первородной крови, хотя это в связи с последними изменениями во мне уже и не очень то актуально, первородная кровь и так останется во мне и моём потомстве, ну а Совет Магов просто не станет вмешиваться, потому как в предсказании чётко сказано: свой путь я пройду сама. Вы меня услышали? – прошипела я.

Все присутствующие тогда ошарашенно уставились на меня, в том числе и Эрстен, провожавший нас. Старший брат вообще поражался изменениями в моей жизни, не вмешивался, но вопрос моего замужества обещал контролировать. Спорить никто не решился, видимо понимая, что я достигла точки кипения. Алан и Ристан слаженно стали игнорировать друг друга, но в то же время приклеились ко мне намертво, и если брат моего действующего жениха просто шёл рядом, то Алантилиниэль пытался меня притянуть к себе, но встретившись со мной взглядом, сменил тактику, подражая своей человеческой копии. Их внешняя схожесть меня неимоверно раздражала, даже выражения лиц были в этот момент одинаковыми.

Меня по сути раздражала сама ситуация, сначала я по уши влюбилась в эльфийского кронпринца, можно сказать с первого взгляда, и что странно, но всё-таки объяснимо, с учётом того что эльф признал во мне истинную пару, получила взаимность на свои чувства. Но вот моя реакция на Ристана, от которого я шарахалась все последние годы при каждой встрече, напрягала. Я знала по историческим хроникам, что первородные, в связи с особенностями своей силы, среди иных раз находили двоих избранников, но вот сам процесс меня обескураживал. Кто под руку повернулся, того и схвачу… так что ли?

Во избежание встреч с обоими парнями я отправилась на полигон, где чаще всего проходили мои вечерние тренировки в прошлом семестре. Но и тут мне одиночество не грозило, радует, что не выведшие меня из себя блондинчики явились, компанию мне решил составить их родственник – Анивелейн Андалинский, изначально привязанный ко мне, но перед отправкой на каникулы точку привязки совместно с Таллиеном Льером мы изменили на местный источник манны. Кстати, где находится источник мне так и не показали, этой информацией владел только ректор.

– Привет, какая прекрасная эдельвиночка из тебя получилась, – промурлыкал недопризрак, – только вот цвет глаз какой-то неожиданный, не встречал подобных ранее у первородных.

Я фыркнула, сама считала так же, первородные описывались светлоглазыми, без исключения, радужки же моих глаз были чёрными с искорками серебристого цвета, напоминавшими звёздное небо.

– Ты решил поговорить об этом? – раздраженно спросила я.

– Нет, я тут в качестве надсмотрщика, потомок мой очень беспокоится о тебе, но сам подойти не рискует, говорят, злая ты сегодня, – ответил эльф, подарив мне улыбку, от которой даже ледяное сердце могло растаять.

– Не подлизывайся, – более миролюбиво сказала я.

– Что ты задумала?

– Спасти жизнь изнаночника, но при том, не связываясь с открытием Эдельвина, – хмыкнула я. – Не готова влезать в чужое государство и взваливать на себя обязанности тех, кто из-за них же и покинул мир.

Недопризрак кивнул, устраиваясь рядом со мной на земле. Я же для начала решила помедитировать и воскресить воспоминания о чёрной манне, которую и необходимо воспроизвести. Время как всегда пролетело незаметно, вернулась я из путешествия по внутреннему миру уже глубокой ночью. Радует, что в ЗаУМе, как и в Эдельвине, в общем, не было холодной зимы, а то успела бы промёрзнуть, но здешняя зима походила на середину мортеновской осени, то есть деревья успевали избавляться от листвы, но снега не было, даже земля не промерзала, слякоть – да, была, а вот снег очень и очень редко выпадал.

Встав и немного размявшись, я приступила к исполнению задуманного: переработке доступной манны в ту, которая может усвоиться у жителя Изнанки. Работа оказалась муторной, да к тому же болезненной, вбирая в себя нейтральный свет, я мысленно погружалась в свой резерв, где привычным образом меняла нити, только раньше я экспериментировала с магией нашей стороны, подстраивая свою силу под драконью, эльфийскую или фейскую, сейчас же я перекрашивала её в чёрное золото, присущее манне Изнанки. В первые мгновения меня пронзила боль, схожая с той, что я ощутила при погружении в открытую артерию мира. В прочем, неприятные ощущения, так же как и тогда, быстро отступили, а мой резерв стал наполняться смесью сил, мне оставалось только выпускать чёрную силу, направляя её в накопитель, задерживая в себе светлую, ну и сливать излишки последней в окружающее пространство, их я вплетала в защиту полигона, чтобы негативных последствий от излишней концентрации оной. Накопитель я заполнила только через пару часов.

Всё это время Анивелейн внимательно следил за мной, но ни коим образом не отвлекал, вот что значит тысячелетия в призрачном состоянии, ни одно живое существо не смогло бы такое длительное время наблюдать за действиями другого, не понимая, что именно и как творящий пытается сделать. Я залюбовалась мужчиной как в первый раз, жаль, что он почти что призрак, хоть я этого не замечаю. Пропавший принц выделялся среди своих соплеменников, и надо заметить, в лучшую сторону. Конечно, он, как и все эльфы был высок, тонкокостен, но никак не субтилен, разворот плеч и с драконьим поспорить мог, хотя это дело у ушастых наживное, те кто не уклонялся от физических тренировок доходягами не выглядели, опять же блондин, как и все, но даже в состоянии проекции, его волосы отливали неповторимым жемчужным блеском. Черты лица правильные настолько, что возникало желание это исправить, чистокровные эльфы явно должны были завидовать такому совершенству, ну а глаза, чуть раскосые, огромные, наполненные зеленью весенней листвы завораживали. Но главное отличие – выражение лица, никакого тебе высокомерия, которое проскальзывает на лицах всех высокородных, тот же Алантилиниэль даже общаясь со мной, своей парой, нередко грешил этим, когда считал, что он разбирается в том или ином вопросе лучше. Ну а улыбка Анивелейна могла растопить любой лёд, и он этим успешно пользовался. В общем, подобный экземпляр не должен пылиться неизвестно где, когда-нибудь я найду способ оживить этого недопризрака.

На мой оценивающий взгляд эльф никак не отреагировал, полагаю, просто посчитал, что я всё ещё не вернулась из астрала, ну а открытые глаза… мало ли, что в голове у мага, погружённого в себя, твориться…

– Всё, – выдохнула я, разминая затёкшие конечности, вся процедура проходила на подсознательном уровне, тело же оставалось неподвижным.

– С такой скоростью твой подопечный долго не протянет, – констатировал эльф.

– Это была проба, в следующий раз дело пойдёт быстрее, особенно если я буду выливать оба потока одновременно напрямую в магов,– уверенно ответила я.
>