Маруся Хмельная
Драконье сердце. Часть 1. На отборе

Драконье сердце. Часть 1. На отборе
Маруся Хмельная

После катастрофы, устроенной эльфами, земля ушла под воду, оставив лишь кусок суши. И дистрикты на осколках скал в северной части мира. На материке властвуют драконы, спасшие мир от полного уничтожения. Все остальные расы стали итанэ – обычными обитателями морских глубин. Но иногда древняя кровь просыпается, и тогда итанэ получает шанс на лучшую жизнь. Так случилось с той, в ком проснулась кровь сирены. И теперь она отправляется на шоу вокалистов, где призом станет не столько шанс получить жизненно важные ресурсы для своего дистрикта, но и внимание драконов. Самые высшие драконы будут выбирать себе свою санорэ – возлюбленную. На этот раз свою санорэ будет выбирать и высший дракон Ал Драконье Сердце. Ставки повышаются! Такого накала страстей зрители не наблюдали давно. Но, возможно, в этот раз для мира это нечто большее, чем просто конкурс на победительницу шоу «Звезда Анэр»?

Маруся Хмельная

Драконье сердце. Часть 1. На отборе

Глава 1

– …И вскипели вулканы, и затопило землю лавой, и разверзлась земля огромными трещинами, и ушла под воду. И исчезла бы совсем, стерев все расы с земли и уничтожив наш мир, если бы не драконы…

– Ох, – как всегда в этом месте раздавались писки и вздохи малышни.

Минерва сделала драматическую паузу и продолжила:

– Приняли они на себя весь жар огня, выжигая свою сущность. И остановили извержения вулканов, но потеряли своего зверя. Теперь спит в них ипостась дракона, осталась лишь магия огня. А все остальные расы перестали существовать, превратившись в одну – итанэ, земноводных жителей, населяющих мир Анэр. Но иногда древняя сила просыпается в любом из нас. И тогда, – понизила голос Миневра и посмотрела на каждого слушателя, – этот итанэ может изменить мир.

Миневра закончила свой рассказ, и как всегда, какое-то время царила тишина. Слушатели обдумывали услышанное. Даже те, кто слышал этот миф о сотворении мира сотый раз – среди них и я – сидели молча, погрузившись в свои думы. Как ни странно, каждый раз после услышанного возникали разные вопросы и разные мысли. Вроде бы слова одни и те же, а эффект от них каждый раз был другой.

– Проклятые эльфы! – воскликнул самый бойкий из наших мальчишек, Майден. – Чего им не хватало?! А мы должны страдать из-за них.

Он сжал кулаки, словно желая, чтобы какой-нибудь эльф оказался прямо перед ним, чтобы он смог его проучить.

– Они возгордились и утратили чувство реальности. Обладая магией земли, они решили, что всемогущи, за что и поплатились. Теперь их имена прокляты на века, – поставленным голосом сказала для всех Миневра. – Из этого следует сделать вывод, что ни одна раса не должна считать, что она стоит выше других. Чтобы не повторились ошибки прошлого.

– Кто бы это драконам сказал, – тихо, но слышно для всех, сказала Майрана.

Мы весело переглянулись и фыркнули. Миневра попыталась послать нам строгий взгляд, но сама еле сдержала улыбку.

Не то, чтобы мы недолюбливали драконов. Наоборот, ими восхищались, ими восторгались, их уважали и возвеличивали. Но всё же, были драконы, и все остальные.

У драконов был материк, где кипела настоящая, насыщенная, жизнь. А у нас были перенаселённые дистрикты, с вечной нехваткой огненных камней и запасов питания.

Мы жили в так называемых «рифах», и это были не коралловые рифы, что были у маленьких островов в том периоде «до» катастрофы, как мы его называли (просто до и после – и всем понятно). А скалы, оставшиеся стоять одинокими пиками в воде после землетрясения. За эти века в скале ниже и выше воды всё было обустроено для жительства, испещрено жильём и другими помещениями, всё это напоминало густо населённый город, где все жили друг у друга почти на головах.

Каждый заселённый риф – дистрикт Анэр под порядковым номером. Всего их было сорок девять и… В мои думы ворвался истошный визг:

– Мелопея! Миневра! Майрана! Поторопитесь! Скоро объявят результаты! – подплыла к нам неугомонная Майна.

Все повскакали с мест и поспешили наверх, к визору. Мы были в подводной части, а визор, хоть и был влагостойким, но полностью под водой работать не мог. Поэтому, чтобы что-то посмотреть, приходилось подниматься на самый верх. Там специально оборудовали огромный зал, чтобы все жители дистрикта могли вместиться и узнать новости, или посмотреть то, ради чего мы сейчас спешили наверх.

И хотя я была главным героем, и сбор напрямую касался меня, сама я не спешила. Не потому что не хотела, а потому что не волновалась за результат. Сегодня должны наконец объявить результаты отборочного тура шоу вокалистов, на который от дистрикта отправят меня. И это очень важное событие для моего дистрикта.

Но волноваться за результаты причин не было – попробовали бы они не отобрать на конкурс ту, в ком проснулась кровь сирены. Ради нас это шоу и создавалось.

– Ты была бы неплохой ведущей, – оказавшись рядом с Миневрой, шепнула я ей.

– Я тоже так думаю. Я бы сказала – великолепной ведущей! – поправила она меня с задорной улыбкой. – Жаль, возраст и внешность подкачали.

– Глупости. Визгливая проныра Танария и в подмётки тебе не годится. А ведь она топ-звезда.

– У неё явно есть покровитель, – заговорщицки поделилась Миневра. – Иначе непонятно за что её держат. Вот ты выиграешь конкурс «Звезда Анэр» и замолвишь за меня словечко.

Миневра шутливо подмигнула, но я поморщилась. Её лицо удивлённо вытянулось.

– Кто только не просит замолвить за него словечко. Но не волнуйся, вы с Майраной будете в приоритете.

– Ох, сочувствую, – участливо похлопала меня по плечу Миневра.

Мы как раз подошли к нашему «лифту» – бьющим снизу струям фонтана. Встаёшь в поток и поднимаешься на нужный «этаж». Я не очень любила этот способ передвижения из-за своих крыльев и проснувшейся природы сирены – мне больше было по душе находится над водой, а не в воде, хотя и не доставляло сильного дискомфорта – но лучшего способа быстро подняться наверх не было.

– О чём шепчетесь? – вклинилась в нашу пару Майрана.

– О том, какую судьбу я должна устроить для каждого жителя дистрикта, когда выиграю конкурс, – вставая в поток, сказала я.

– Мне нравится твоё уверенное «когда», а не «если», – услышала я, когда вышла наверху из потока, отплёвываясь.

Из-за сильного давления, вода выдавливала из лёгких весь воздух, минимум которого, нам, земноводным, всё равно необходим, чтобы жить и дышать под водой.

– Кем ты собираешься стать на материке? – не прокомментировав реплику подруги, спросила я. – Учти, место певицы и ведущей уже заняты.

– О, тогда я стану журналисткой в ведущем светском обозревателе «Топ-50 холостяков Анэр», – поддержала шутливый тон Майрана, и мы все трое рассмеялись. Потому что знали о мечте подруги стать стражем правопорядка и насаждать добро и справедливость. Даже тем, кто против. Особенно им.

Наш смех вызвал косые взгляды уже собравшихся соседей по дистрикту. Но, увидев меня, лица светлели, и меня проталкивали вперёд, ближе к визору и нашей главе дистрикта – Мелисанде.

В это время как раз увеличили изображение и включили звук на всю громкость:

– Во втором отборочном туре участвовали шестьдесят четыре конкурсантки. И уверяю вас, таких сладких и сильных голосов Анэр не слышал уже много лет, – вещала в камеру истеричная, упомянутая уже Танария. Сейчас она изображала из себя сладко мурчащую томную кошечку. И надо сказать, ей это неплохо удавалось: – Это будет очень сильный конкурс, сумасшедшая конкуренция, накал страстей и захватывающий драйв от наблюдения! Я чувствую это уже на стадии отборочного тура. А интуиция меня никогда не подводила.

Камера крупным планом показала подмигивающую ведущую, скрыв прекрасную архитектуру Дворца Искусств (Храма сирен, как называли его в народе) на заднем фоне. Потом акцент сместился на вытянутые в трубочку губы:

– Я чувствую на кончиках пальцев разлитое напряжение в воздухе, – замогильным голосом глухо просипела она в камеру. Видимо, изображая это напряжение. – Это будет грандиозное шоу!

– Она говорит так каждый раз, – фыркнула Майна, уже оказавшаяся рядом с нами.

Этой непоседе всего тринадцать, но у меня было такое ощущение, что рядом с ней год шёл за два.

Дальше пошли кадры с нашими выступлениями.

– Итак, не представляю, как сложно было сделать выбор жюри – я бы выбрала всех конкурсанток – но они справились. И вторые пятнадцать конкурсанток…

Дальше зазвучали имена моих соперниц, и на экране пошли короткие вырезки выступлений. Я внимательно приглядывалась, хоть и наблюдала это всё за кулисами отборочного тура.

Ведущая в этот раз была права, поскольку я смотрела все конкурсы и не по разу, в этом году участницы были сильнее прошлых в разы. Причём даже те, что выбыли, могли утереть нос финалистам прошлых сезонов шоу.

Я даже немного понервничала. Всего пару минут. Но мы все знаем, что симпатичную сирену не выкинут в отборочном туре – такого ни разу не было. Сирены всегда доходили до финала, а потом в финале боролись между собой.

Народ вокруг меня заволновался, имена называли и называли, но моё не звучало. Осталось назвать последнее, а остались пять самых сильных претенденток – некоторые из их песен уже ушли в народ, я слышала даже как наши напевали мотивы моих соперниц, хотя и должны были патриотично поддерживать только меня.