Анна Идесис
Бездна № 46

Бездна № 46
Анна Идесис

Номиналы, маргинальные элементы, курьеры, юристы, богатые бизнесмены, налоговые инспектора, и сам дьявол… – все это разношерстный мир столичной налоговой инспекции № 46. История одного дня, проведенного среди них, рассказанная ребенком. Рассказ о силе наших страхов перед чиновниками, которые, как непосвященному наблюдателю кажется, владеют этим миром, но на самом деле являются марионетками на службе у Люцифера…

Анна Идесис

Бездна № 46

Так бывает накануне экзамена, перед сложной операцией, или когда нужно ехать в дальнюю дорогу, вы просыпаетесь, а внутри вас уже присутствует странное беспокойство, которого не было накануне. Картина мира перестает быть устойчиво неизменной, а скорее начинает напоминать дрожащее желе. Наталья, проснувшись, вспомнила и о причине тревоги – им предстоял поход в сорок шестую московскую налоговую, мужу нужен был ключ электронной цифровой подписи для его компании. Она всю свою сознательную жизнь проработала бухгалтером, то есть, было само собой разумеющимся, что это дело принципиальное сопроводить его – брачные узы обязывали, а так же еще и потому что для нее эта процедура была уже не впервой – она была матерым ходоком по разным инстанциям и ощущала себя в них как рыба в воде. С недавних пор эти ключи можно было приобрести только в налоговой инспекции, что автоматически делало жизнь московского предпринимателя сложнее. Таким образом, «власть» боролась с «однодневками», но почему-то под удар попали не они. Их десятилетний сын, изнывавший от летней скуки на каникулах, пропадавший в сетях электронного мира с утра до вечера, наотрез отказался оставаться дома один – пришлось взять его с собой. Доехали они на удивление быстро, и хотя время было раннее – час пик, когда все едут на работу, народу было не много, сказывался сезон отпусков. Лениво тянулась маршрутка по раскаленному асфальту, легкий ветерок задувал в открытое окно, но не приносил долгожданной прохлады. На подступах к налоговой толпились желающие поживиться за счет государства, здесь шла бойкая торговля сопутствующими услугами и аксессуарами, имевшими условную ценность, соседние магазины, кафе и точка ксерокса пестрели как новогодняя елка шарами, надписями:

– Заполнение документов, "токены по 1500", – хотя в самой налоговой, в аппарате продажи флешек, фирменный токен продавали за 1850 рублей. Подивившись такой коммерческой странности, и предприимчивости некоторых граждан, решили все же не рисковать и взять дороже, с гарантией фирменного качества, потому что вовремя вспомнили – скупой платит дважды! После оплаты банковской картой, одно из чудес цифровой мысли – результат труда как минимум полсотни программистов, нанятых по подряду, с глухим стуком выпало в корзину раздачи. Попричитав по поводу того, что кто – то зарабатывает огромные деньги, продавая никому не нужные флешки, которым грош и копейка цена, в то время, как другие деньги добывают с трудом, и еле сводят концы с концами, они проследовали в зал ожидания. Взяв талон, семейство удобно устроилось на синих диванчиках, в некоторых местах, напоминавших о прошлых битвах и сражениях, протертым до дыр дермантином, и, вручив сыну телефон с игрой, чтобы не мешал, они приготовились ждать… Народу в то утро набилось в зал много, видимо, ввиду особой сезонности. Сезонность в этом деле подразумевала собой то, что ловкие дельцы, в то время, когда все добропорядочные граждане мирно греют спины и другие части тела на черноморских курортах, готовили основу для будущих финансовых успехов, сотнями регистрируя компании на "номиналов" , в надежде продать их потом в три раза дороже, и , лишая себя в тридцатиградусную жару желанного отдыха. Они сидели и стояли, обмахиваясь жидкими папочками с уставными документами компаний, сопровождающие "номиналов" курьеры подбадривали оробевших от непривычной обстановки директоров, бизнес-вумены в сопровождении атлетически развитых похожих на альфонсов молодых людей, гордо дефилировали по залу, как по подиуму, инспектора из своих клетушек выглядывали сонно и опустошенно , свысока взирали на робко подходящих к ним, предварительно сжавшихся в комок будущих налогоплательщиков, и их лица напоминали по цвету и по ощущениям, производимым на окружающих новую туалетную бумагу, в тот момент, когда она еще гордо висит в не размотанном рулоне.