Инга Леровая
Порученец

Порученец
Инга Леровая

Мир омегаверса, где есть благородные альфы, умилительные омеги и нейтральные беты. Альфы являются самцами, а омеги выполняют функции вынашивания и рождения детей. В семьях отцом называется альфа-родитель, а папой – омега-родитель. В силу физиологических причин большинство произведений омегаверса относятся к виду "слэш".Каждая история – это судьбоносная встреча со своей истинной половинкой. А помогает парам встретиться рыжий омежка Тим. Он герой почти всех рассказов. Название рассказа "Порученец" стало названием всего сборника.Мило, нежно, исцеляюще, вдохновляюще.

Инга Леровая

Порученец

Попытка

Предстояли сложные экзамены, и Милош остался дома, не поехал с родителями кататься на белоснежной яхте. Яхта подождет. И родителям надо побыть без него, понежиться на солнышке. А ему надо учиться. Диплом целителя не за горами. Пусть целительство и не совсем медицина, но уже огромный шаг вперед. Ведь какой-то десяток лет назад омегам запрещали подобные специальности. В лучшем случае обслуга, нянечки и медбраты.

Его отец был врачом, а папа медбратом. Они и сейчас практиковали в своем частном маленьком кабинете. И мечтали оставить практику Милошу в наследство. Чтобы ему не пришлось пробиваться через сотню препон в государственных клиниках, чтобы он не испытал высокомерного отношения от чиновников. Чтобы пациенты не кривили носы: “О, вы омега, а нет альфы или, на крайняк беты, чтобы поставить укол”. Его папе омеге все это пришлось пережить. И он часто рассказывал, как тяжко ему приходилось, хотя у него была поддержка от своего альфы, отца Милоша.

Учиться Милошу нравилось, и в общем, он не чувствовал себя обделенным, что ближайшие дни просидит за книгами и будет выполнять много практических заданий. Снятие головной боли ему уже отлично удавалось. Распознавать эмоции и ложь тоже. Уменьшить тревогу – запросто. А вот выявлять камни в почках и аппендицит совсем не мог. Все, что ниже пояса, он стеснялся смотреть. Ну, для молодого омеги простительно.

Его куратор так и говорил, будут регулярные отношения с альфой и все наладится. Пока с регулярностью, и вообще с отношениями, было так себе. Альфы проявляли к Милошу интерес, но большей частью сиюминутный “сунул, вынул и пошел”, он это с ходу понимал и не соглашался на незавидную роль. Альфы тоже понимали, что он нудный и робкий заучка, с таким намаешься, и больше не лезли.

Милош прилежно занимался, а под вечер позвонил давний приятель Герман. Когда-то они жили в одном дворе, дружили, откровенничали, насколько это возможно между альфой и омегой. Герман был в курсе личной жизни Милоша и про то, как мешает девственность в диагнозах, тоже знал. Однажды расстроенный Милош ему признался в своих затруднениях. О чем потом пожалел.

– Ми, привет. Скучаешь? Учебники все сгрыз? Слушай, а у меня супер-идея возникла. Я понял, как тебе помочь с диагностикой, сто процентов даю, поможет! – Герман напирал и давил, как все альфы. – Я на базе отдыха сейчас. Приезжай. Погуляем по лесу, подышишь свежим воздухом. Ну, и с нашей девственностью разберемся.

– С нашей девственностью? – Милош растерялся.

– Ми, не будь ханжой. У тебя никого нет, у меня никого нет. Поможем друг другу. Ты поймешь, что ниже пояса ничего страшного нет.

– Я и так знаю. Про ниже пояса. Я все-таки целитель.

– Да какой ты целитель, спермы не нюхал.

– Герман, выбирай выражения. Похоже, ты перенюхал? Непонятно только чего.

– Я тебя жду, чтобы вместе. Нюхать. Тьфу, вместе удовольствие получить. Повзрослеть, наконец. Приезжай. Тут недалеко. На мотике за полчаса домчишь.

– Как-то неожиданно. И я к экзаменам готовлюсь, – срываться куда-то Милошу вовсе не хотелось.

– Трусишка. Жизнь вообще неожиданная штука. Тем она и прекрасна. У меня номер на двоих, восьмой. Жду тебя, – Герман бросил трубку, специально, чтобы Милош не успел отказаться.

А Милош задумался. Он, конечно, не верил, что с одного раза он сразу станет полноценным целителем, но быть девственником в его двадцать два тоже перебор. И ведь чем дальше, тем труднее решиться. Страхов будет больше. На лекциях им это объясняли. Германа он давно знает, и сможет попросить его не торопиться. Сделать все аккуратно, достаточно возбудить, не метить, не использовать узел. Герман не будет злорадствовать потом, что Милош ничего не умеет.

Чем больше Милош размышлял, тем больше он находил плюсов в предложении Германа. Насчет своей девственности Герман, конечно, привирал, ложь Милош почувствовал. Но, с другой стороны, доверяться совсем уж неопытному альфе, он бы тоже не хотел. Хуже нет, когда оба толком не знают, что делать. И с одногруппниками он не хотел связываться.

Попытка это же не пытка, уговаривал себя Милош. Это просто попытка. Новый опыт. Если не понравится, дальше не будем продолжать. А если все сложится удачно, то… Тут у Милоша фантазия заканчивалась. Не мог он придумать, как они с Германом становятся парой. Но дружеский секс время от времени тоже ведь не плохо. А поскольку не дружеского секса у Милоша нет и не предвидится, то и надо решаться. В конце концов, Герман действовал по правилам – пригласил его по сути на свидание, погулять по лесу.

Останавливала Милоша еще одна вещь – ему не очень нравился запах Германа. Перечный с мятной отдушкой. Ни мяту, ни перец, Милош не любил. А запах партнера должен нравиться, возбуждать. Вот его родители не могут надышаться друг другом. Отец, так вообще, входил в квартиру и сразу делал глубокий вдох, и расплывался в довольной улыбке, так ему нравилось, как пахнет папа. Хотя они давно в браке и целый день вместе на работе. Отец даже рычал от восторга, обнимая супруга.

Милош хотел также. Чтобы его ценили. Целовали за ухом и не могли надышаться. Чтобы его тискали и рычали от восторга. Чтобы не приходилось морщиться от запаха партнера. До сих пор этого ничего не случилось. Никто Милошу не нравился, и он никому. И пока приходилось соглашаться на дурацкий дружеский секс.

Все еще в сомнениях, Милош положил в рюкзак конспекты, пижаму и презервативы. Им выдавали на занятиях, самые дешевые, не для использования по прямому назначению, конечно. Но хорошо, что они были. И надо взять упаковку снотворного, есть начатая. Он, наверняка, разволнуется после всего, не сможет уснуть, да и боль может быть, а завтра снова надо готовиться к экзаменам. Поэтому он выспится со снотворным и будет на природе отрабатывать целительские навыки. Это даже лучше, чем в квартире.

Про сам секс Милош старался не думать. Как правило, омеги легко возбуждались, а в течку так вообще без альфы было сложно, но все это Милош знал теоретически. В их доме не было специальных средств для возбуждения, родителям было это не надо. А Милоша они берегли, и всегда на время папиной течки или отцовского гона уезжали куда-нибудь вдвоем. Поэтому он и вырос такой инфантильный и робкий в вопросах секса.

Заехать в аптеку за возбуждающим Милош постеснялся. Это дело альфы своими феромонами и ласками заставить омегу хотеть секса и выделить достаточно смазки, пусть Герман и старается. Милош боялся ехать и боялся передумать ехать, поэтому просто сел на мотоцикл и газанул. Как уж выйдет. Он гнал свой байк по ровной лесной дороге, и скорость наполняла его азартом и уверенностью. Лучше попытаться и пожалеть, чем пожалеть, что не попытался.

База отдыха располагалась в красивом месте, на берегу заросшего озера. Но маленький песчаный пляжик имелся. Смешанный лес окружал и озеро, и разноцветные одноэтажные домики для отдыхающих. На излете весны все зеленело, цвело и радовало глаз. Милош с удовольствием прогулялся по извилистым дорожкам и зашел к администратору. Он сразу решил взять себе отдельный номер, а не заселяться к Герману. Они пока друзья, зачем давать повод для слухов. И вряд ли он выдержит сутки в плотном запахе нелюбимого альфы.

Оранжевый домик на шесть номеров, куда заселили Милоша, оказался очень милым. Вход в номера был с открытой веранды. Милош понадеялся, что соседи тихие. Не устроят пьяных гулянок. Его крайний номер ему тоже понравился. Из номера можно было выйти на другую сторону домика и там тоже была веранда. И вид на озеро. На веранде он отлично позанимается завтра с конспектами или просто посидит, слушая птиц, любуясь природой. Настроение поднялось, и Милош уже не жалел, что приехал. Сейчас душ примет и пойдет искать Германа.

После холодного душа и короткой медитации Милош все равно нервничал и не хотел, чтобы кто-то видел, как он стучится в номер Германа. Поэтому он нашел нужный домик и поднялся на заднюю веранду. Появится с балкона, и будет сюрприз. Дверь в номер Германа была распахнута настежь. Милош помедлил, осторожно заглянул, и тотчас отпрянул. Кровь бросилась ему в лицо. В номере полубоком к нему стоял обнаженный Герман. А на коленях перед ним расположился омега в служебной форме, администратор или горничный. Омега старательно делал минет Герману, причмокивая и отклячивая задницу, а Герман направлял его, положив руку на затылок. Парочка, естественно, увлеклась, и Милоша не заметили. А он поспешил по-тихому уйти.

Ситуация была несколько глупая и вроде не особо обидная. Как в анекдоте. Герман свободный альфа, но Милошу стало неуютно. Он столько душевных сил потратил, чтобы убедить себя в необходимости этой попытки секса, что сейчас чувствовал себя не в своей тарелке. Главным образом от того, что понимал неприглядную правду. Если бы он постучал в главную дверь, Герман успел бы выкинуть из номера услужливого омегу. И наивный Милош стал бы той самой игрушкой, которую ласкают между делом, просто потому что попалась под руки.

Подумав, Милош решил переночевать на базе, хотя поначалу, в горячке, хотел тотчас прыгнуть на мотоцикл и вернуться домой. Но внутренний жар усиливался, руки тряслись и Милош остался. Запер накрепко все двери. Хотя Герман ведь не знал о его приезде. Бояться было нечего. Никаких разборок не будет. Просто попытка не удалась. Да и ладно.

Выпив двойную дозу снотворного, Милош переоделся в пижаму и улегся в постель. Сон не приходил. И грустных мыслей не было, и не огорчился он, а вот не спалось. Голова как ватой была набита, слегка тошнило. Может простыл, пока на мотоцикле ехал с ветерком? Помучившись без сна, Милош выпил еще снотворного. Завтра все-таки надо готовиться к экзамену. А после бессонной ночи ничего он не выучит. Через полчаса, к счастью, начала накатывать дрема.

Вдруг снаружи раздался шум. Кто-то бегал по веранде, стучал в все двери и истошно вопил. Пожар что ли? Милош приоткрыл дверь, хотя его уже пошатывало, он засыпал на ходу. В номер влетел рыжий паренек с конопушками по всему лицу.

– Ой, спасибо, а то никто не пускает, а я в туалет хочу, сил нет терпеть, а ключ родители унесли, а брат занят на работе, – выпалил одной очередью гость и молниеносно скрылся в туалете.

Милош прислонился к стене в коридорчике, стоя ждать было затруднительно. Он сел на корточки, глаза сами закрылись, сон его сморил. Начисто вырубило. Когда довольный омежка вышел из туалета и увидел неподвижного Милоша, сидящего на полу с опущенной головой, то завопил и кинулся бить Милоша по щекам.

– Эй, ты чего, не умирай, эй, – паренек тряс Милоша за плечи, но добился только того, что Милош из сидячего перетек в лежачее положение. – Я сейчас, я за врачом.

Проснулся Милош в незнакомой комнате. Кровать была неудобная, а он лежал под одеялом голым. Попытался поднять руку к лицу и с удивлением обнаружил, что в вену воткнута игла капельницы. Огляделся – явно больничная палата. Что за ерунда. Как он здесь оказался и почему? Он точно помнил, что заснул в номере. Немножко плохо себя чувствовал, но точно не настолько, чтобы оказаться в больнице.

В палату влетел вчерашний паренек. Рыжие волосы торчали во все стороны.

– Ты очнулся! Ура! А я так испугался. Я из туалета вышел, а ты лежишь. Я трясу, а ты не дышишь. Но я не растерялся и тебя спас. У меня брат врач, – паренек строчил словами как из пулемета.

– Ты меня спас? – Милош никак не мог сообразить, в чем дело.

– Ну, конечно, я. Ты что, не помнишь ничего? А зачем таблеток наглотался? Несчастная любовь, да? Не бойся, я никому не скажу, – конопушки мелькали в глазах Милоша, сбивая с толка.

– Несчастная любовь? У меня? Наглотался? – Милош протестующе замахал свободной рукой. – Ты с ума сошел?

– Тим, выйди, – строгий голос прервал абсурдную беседу.

Милош поднял глаза и смутился. Рядом с кроватью стоял невозможно красивый альфа в белом халате, явно брат рыжего, потому что тоже рыжий, только без конопушек.

– Меня зовут Майкл, я ваш врач, мне нужно заполнить медицинскую карту, – альфа сел рядом на стул. – По закону я должен сообщать о таких попытках. Но я пока этого не сделал, хочу разобраться.

– Попытка? – Милош вытаращил глаза. – Да с чего вы это взяли?

– Вы наглотались таблеток. Пришлось промыть вам желудок и поставить капельницу. К счастью, вы быстро пришли в себя.

– Что за бред! Да, я выпил снотворное, но я не превысил допустимую дозу. Я сам целитель, я знаю, – Милош замолчал, не силах придумать, что еще можно сказать в свое оправдание, и перешел в наступление. – Вы что, ворвались в мой номер, насильно меня привезли в больницу и лечили?

– Мы не врывались, дверь была открыта. А вы были без сознания. Лежали на полу.