Алевтина Ворсунова
Свадьба на углях

Свадьба на углях
Диана Юнкевич

Алевтина Ворсунова

Юная королева Марея встретила свою любовь. Предвкушение свадьбы и долгой счастливой жизни с любимым кружит ей голову. Она так увлечена, что даже позабыла о своих обязанностях правительницы. Марея отметает дурные предчувствия и не замечает предупреждения друзей. До тех пор, пока не становится слишком поздно…

Диана Юнкевич, Алевтина Ворсунова

Свадьба на углях

ГЛАВА 1

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА

Как тайну мне познать твою,

Как твой обман мне не принять за правду,

Как избежать мне рок и западню,

Где силы мне найти в кромешном аде?

«Завтра приедет Креж». Марея вытянула перед собой правую руку; сквозь пальцы она видела солнце, его лучи разрезали руку на четыре треугольника, остроконечных, как разбитое стекло. Рука заныла, на пальцах появились длинные порезы, алыми ручейками брызнула кровь, потекла по руке к локтю… Марея вздрогнула, испуганно поднесла руку к лицу, чтобы лучше рассмотреть пальцы, – крови не было. «Что это? Может, от солнца?» Тревожные мысли омрачили прекрасное утро. «Не хочу всяким бредом забивать голову! Не хочу!» – прошептала она одними губами.

Приезда принца Крежа Марея ждала целый ненавистный месяц, который, казалось, растянулся на долгие мучительные столетия. Последние дни были особо утомительными.

Марея расчесала длинные светлые волосы, отросшие уже до пояса, аккуратно заколола их заколкой, на серебряных ветвях которой нежно сияли крупные жемчужины, словно капли утренней росы. Любовалась перстнем, который подарил Креж: огромный красный камень в золотой оправе, пылающий бордовым пламенем, навевал думы о принце.

– Креж! – мечтательно произнесла она. – С завтрашнего дня все изменится в моей жизни! Я встретила самого лучшего мужчину! У меня будет семья, муж, дети… Я больше не буду одиночкой. – Марея чувствовала, как громко колотится сердце. Она прижала теплую ладонь к груди. – Я люблю Крежа. – В своих мечтах она уже видела, как вместе с Крежем и детьми едет на Изумрудное море, знакомит семью с Морским царем и его свитой.

«Детям такое путешествие покажется интересным… Снова мечты!» – вдруг одернула себя Марея и вспомнила, как месяц назад ездила в соседнюю страну с правительственным визитом.

В тот день она вместе с Алхимиком и двадцатью лучшими воинами из придворной королевской гвардии мчалась в Золотую гору на крылатых лошадях, переливающихся на солнце серебром. Из центра королевской кавалькады вылетали облака плотного золота, перемешанного с серебром, – это образовывало непробиваемый защитный панцирь, именно там летела Марея на своей любимой лошадке Зице. «Главное, не забыть о целебной пыльце», – повторила она себе уже сто пятый раз, почему-то волнуясь, хотя повода для волнения не было.

Утро выдалось на редкость солнечным и безветренным, но, хорошо зная здешние резкие перепады погоды, кавалькада поднебесных гвардейцев путешествовала, как всегда, в специальной экипировке, состоящей из теплой одежды, шапочки, сапожек, защитных очков и масок.

Внизу стремительно пролетали цветущие поля, густые леса, широкие реки, бушующие моря, раскрашивающие землю разноцветными пятнами. Голубое платье Мареи сливалось с чистым небом, Золотая гора сияла так ярко, что всадникам резало глаза.

– Можем ослепнуть! – крикнула Марея, взмахнула рукой, и у всех на лицах появились защитные зеленые круглые очки.

Алхимик согласно кивнул:

– Правильно! Если сияние повредит нам глаза, уже никто не поможет, – он придержал свою лошадь. – Золотая гора, правительница! Приземляемся! – крикнул он.

На большой площади перед дворцом их уже ждали. Среди встречающих придворных они сразу увидели стройную и высокую королеву в пышном дворцовом платье, сшитом по последней моде; по правую сторону от нее стоял король, маленького роста, круглый как шар, с недовольным, скучающим выражением лица. Слева от королевы Марея увидела принца – высокого рыжеволосого юношу с внимательным взглядом. Королевское семейство окружали ящероподобные люди. Их праздничные наряды переливались на солнце так, что даже в очках Марея зажмурилась. А что было бы, если бы их не было?..

«Блестят, как стекляшки. У них даже трава и деревья золотые… – Марее вдруг стало не по себе. Она вспомнила свой дивный персиковый сад, голубое прозрачное озеро. «Там всегда, как ни придешь, колючие желтые колобки смешно выпрашивают еду, по дну медленно ползают крабы, а розовые маленькие рыбки стаей проворно носятся по кругу, вдоль берега, будто участвуют в соревнованиях на самый быстрый заплыв; от всего этого кажется, что озеро танцует. Пение птиц сливается в единый хор, нежный аромат роз разносится по всему городу, а пышная зеленая трава – настоящая, не то что здесь… – невольно подумала Марея. И сразу отмахнулась от этой мысли: – У каждого свои недостатки и особенности!»

Король, королева и принц походили на богатых знатных людей, любящих облачаться в блестящие наряды и носить украшения. Марея от природы имела тонкий вкус – глупые и ничего не значащие блестящие безделушки, безвкусица раздражали ее, а природные, гармоничные цвета восхищали и успокаивали душу. Она взглянула на свое нежно-голубое платье, своим цветом напоминающее застенчивые незабудки, и удивленно пожала плечами.

«Неужели я не угадала, как надо одеваться во время правительственного визита? – взглянув на принца, она сморщила нос. – Блестит, как снег на солнце, аж в глазах рябит… хотя нет, снег прекрасен, как самые настоящие бриллианты, а этот принц… – Марея внимательнее всмотрелась в красивое лицо юноши, и его широкая улыбка покорила ее. «Он, наверное, добрый, открытый человек, – подумала она. – Зря я так про него думаю».

Марея собиралась спрыгнуть со своей крылатой лошадки Зицы. Рядом стоял предусмотрительный Алхимик, готовый помочь.

– Позвольте вашу руку, королева, – он склонился в уважительном поклоне, протянув ей руку. Оперевшись на нее, Марея легко спрыгнула с лошади. Прямо перед ней, улыбаясь стоял принц Креж.

– Будьте добры, ваше величество, – преградил он путь Марее, – вашу красивую руку!

Алхимик метнул вопросительный взгляд на Марею, гвардейцы напряглись, ожидая дальнейших указаний. Марея чуть заметно склонила голову. Алхимик тотчас послушно отступил назад, взмахом руки подал тайный знак гвардейцам и пошел следом, а те, смиренно кивнув, неотступно следовали чуть поодаль.

– Креж, шестнадцатый принц Золотой горы, – отчеканил принц, вытягиваясь в струнку, отчего он стал еще выше ростом и обворожительнее.

Марея улыбнулась.

«Уж очень старается», – подумала она.

Принц подвел Марею к родителям.

– Король Феродо-от, – гордо протянул король, чуть склонив голову вправо. Черная кудрявая шевелюра падала ему на глаза – он резко взмахнул головой, но кудри снова закрыли его правый глаз.

«Горделив. Большого бревна под ногами не разглядит», – отметила Марея и, тоже чуть склонив голову, протянула ему руку.

Король поцеловал магический перстень Мареи с овальным синим сапфиром.

– Королева Асолия, – король величественным жестом указал на королеву. Та величаво склонила голову и мелодичным, нежным голосом произнесла:

– Милости просим вас, ваше величество, в нашу Золотую гору! Вам здесь понравится, я вам обещаю.

Королева плавно взмахнула рукой.      Полилась торжественная громкая музыка. Десять ящеров, выстроенных в ряд, затрубили в трубы, забили в барабаны; свирели пели человеческими голосами.

– Это гимн вашей страны? – чуть слышно спросила Марея у принца.

Креж кивнул; он не сводил глаз с главных врат Золотой горы. «Интересно, что там? Наверное, это такой ритуал. Не буду показывать своих пробелов, но потом обязательно посмотрю. Интересно, почему они так таращатся на эту стену?»

Врата раздвинулись. Внутри ярко сияло золотое солнце, отбрасывая вокруг сияющие блики. Правительственный дворец из злата переливался драгоценными самоцветами. Марее снова резануло по глазам, и она прикрыла их ладонью.

«Как они выживают здесь? Наверное, очень любят богатство, иначе такое не вытерпишь».

Затем был торжественный пир, после которого Марея с королем составляли договор о поставке трав, целебной пыльцы, драгоценных каменьев, ну а потом было самое удивительное и незабываемое – прогулка с принцем Крежем.

Он был бесподобен – настоящий мужчина! Очень скоро Марея перестала замечать яркий блеск его одежд. Даже сейчас она могла повторить каждое его слово, сказаное в тот день.

– Знаете, Креж, я завидую вам – ваши родители живы, а мои погибли, когда я была еще девочкой, – сказала Марея грустно и очень тихо. – В детстве я очень из-за этого страдала.

– Да, мои, слава Богу, живы. У отца здоровье крепкое, как у быка, а мама постоянно собой занимается: следит за фигурой, за питанием, жирного не ест, соленого, перченого. Ты видишь, какая она у нас стройная?

– Мне кажется, она у вас очень добрая – у нее глаза теплые, только грустные почему-то, – ответила Марея.

– И кудряшек многовато – рыжих, похожих на стог соломы, – принц весело рассмеялся. – А грустные глаза у нее от природы. Знаешь, бывают собаки определенной породы. Как они называются? – Он на секунду задумался, потом безнадежно махнул рукой: – Фу-у, забыл, всегда вылетает из головы, когда я про них вспоминаю.