Виктория Владимировна Дорофеева
Странные люди, порой великие. Изгой

Странные люди, порой великие. Изгой
Виктория Владимировна Дорофеева

Восьмая часть из серии книг ставит выбор перед главными героями между двумя девочками: Лани – не близкая, но родственница, и совершенно посторонняя Мики. По странному стечению обстоятельств, Мики и Лани нуждаются в помощи одновременно, поэтому принимать решения придётся быстро, и справляться с внезапной влюблённостью одного из главных героев, тоже. Но самое важное: чью сторону встанет Стёпа, когда дело будет касаться его собственной сестры? И поддержат ли его остальные члены семьи?

Виктория Дорофеева

Странные люди, порой великие. Изгой

Глава 1

Испуганно смотря на дверь, Стёпа глотал подступивший ком, всё не насмеливаясь протянуть руку вперёд. Ещё секунду, думал он,… вдруг пронесёт, и случится чудо. А может…

– Заходи уже, племянник – толкнул Паланиратий Стёпу локтём. – Чего тянешь время? Там помощь нужна твоя.

– Почему я-то? – возмущённо шепнул Стёпа. – Там твой карапузик на свет появиться собрался, а не мой! Ты папа, ты и иди! Вот…

– Да? – злорадно ухмыльнулся Паланиратий. – А по чьей инициативе зачат был тот самый карапузик? Кто так сильно захотел понянчиться, что подсунул дяде зелье там, какое-то, а? Не мой ли это племянник был? Вот и отдувайся!

– Блин… – обречённо вздохнул Стёпа, и толкнул дверь. – Где там остальную братию носит, интересно…

– Подмога – быстро шагая, кинул пиджак Мирослав Паланиратию в руки, и завернул рукава рубашки. – Ну, чего, родственник, готов?

– Нет – жалобно пропищал Стёпа.

– И я тоже – поёжился Мирослав. – Ладно,… пошли, чего стоять тут?

– Я руки помыла и переоделась – следом за Мирославом и Стёпой, вошла в комнату Ева. – Мальчики, а чего вы бледные такие? Ближе подходите, что встали возле стенки?

– Не, мы это… – посмотрел Стёпа на Еву умоляющим взглядом.

– Да, мы это, угу – вжался в стену Мирослав. – Отсюда… помогать будем.

– Не трогай их, а то в обморок ещё упадут – улыбнулась Могра. – Привет, Ева. Ещё редкие схватки, присаживайся.

– Порядок в отключке – это сильно! – хихикнула Ева, и погладила руку Могры.

– Чего они улыбаются? – еле дыша, шепнул Мирослав. – Там же страшно, вроде… и больно. Чего улыбаются?

– Я видел только самый конец – тоже шёпотом ответил Стёпа. – Детёныш сморщенный появляется, предвкушают, наверное.

– И я видел… ну с тобой – вздрогнул Мирослав, когда Могра начала корчиться от боли. – Ничего там смешного нет. На кота лысого похож…. Такой же морщинистый.

– Привет пап – вошёл Илья, и встал возле стены, вместе с Мирославом и Стёпой. – Дядь…. Чего там? Скоро?

– О, племяш! – улыбнулся Стёпа. – А тебя чего загнали? Ты ж не участвовал!

– Я за компанию – вздрогнул Илья вместе с Мирославом, когда Могра опять скорчилась от схваток. – Чего вы тут одни будете…

– Правильно – кивнул Мирослав. – С нами вместе стой,… бойся.

– Так! Всё, господа, имитирующие стену, прошу покинуть помещение, у нас схватки участились! – скомандовала высокая женщина в теле. – Там роль испуганных сверчков играйте, за дверью!

– Ага, мы пошли! – первым выбежал Стёпа.

– Топаем, угу – следом Мирослав, выпихнув, бледного как стена Илью за дверь, покинул помещение.

– Нас выгнали – пожал Стёпа плечами, в ответ на пристальный взгляд Паланиратия. – Пошли вон, говорит отсюда! А мы чего? Мы и пошли.

– Угу – вздрогнул Илья, услышав стон Могры. – Там вот… ой…

– Сыночка, ты не трясись так – положил Мирослав руку на плечи Илье. – А то мне тоже страшно становится.

– А чего надо-то? – схватил Стёпа Паланиратия за руки. – Там же что-то надо?! Надо, да! А мы не это! Ну! Чего надо-то?

– Я откуда знаю? – ошарашенным взглядом смотрел Паланиратий на Стёпу. – Я вообще не это! Откуда я знаю? А что надо-то? Что надо, племянник? Ну, чего?

– Надо точно! – присоединился к панике Илья. – Я видел в кино, да! Это надо, угу! Сейчас! – щёлкнул он пальцами и исчез.

– Да что там у вас за таинственное «это»? – пытался сообразить Мирослав. – Куда смылся сынуля, а?

– Всучить надо тётеньке! – повернулся Стёпа к Мирославу, и начал странно жестикулировать. – Вот когда она… ну… надо это! Надо, а у нас нету, блин!

– Надо, значит это! – тоже начал двигать руками Паланиратий. – Где взять-то это?! Как хоть выглядит?

– Такое вот – повернулся Стёпа опять к Паланиратию, и показал руками зигзаг в воздухе. – Это! Надо, блин!

– Загогуля? – предположил Мирослав. – Полуось? Что ты показываешь-то, родственник? Зачем тётеньке полумесяц?

– Зять, ну штуковины, которые лампочка жевала! – наконец, смог хоть как-то сформулировать свою мысль Стёпа. – Их надо!

– Цветы? – догадался Мирослав. – Так бы и сказал, а то стоит, вырисовывает параллелепипеды! А… зачем мелкому цветы? Детёныши молоком питаются, не?

– Вот! – сунул Илья в руки Паланиратию огромный букет. – Это есть! У нас теперь, да… всё!

– Да? – требовательно уставился Стёпа на Илью. – А вот та хрень?! Куда его совать-то? Обмотаешь фольгой?

– Вот оно! Вот-вот! – всучил обратно Паланиратий Илье цветы, и быстро вынул свёрток из сумки. – Любого засунем, не нервничай только!

– Штуковины по размеру ещё! – вспомнил Илья и, сунув Мирославу букет, щёлкнул пальцами.

– И чего? – вздохнул удручённо Мирослав. – Куда девать-то эти отростки? Тяжёлые они…

– Ему! – поставил Стёпа Паланиратия напротив Мирослава. – Ему, да! Отдавай, зять.

– Держи – протянул Мирослав букет вперёд. – Это тебе… или как там?

– Спасибо – обнял обеими руками букет Паланиратий, соображая, что с ним делать. – Никогда мне цветы не дарили…. А зачем они мне, племянник?

– Как зачем? – удивлённо уставился Стёпа на Паланиратия. – Надо так. Это же ну… вот.