Кирилл Сергеевич Клеванский
Сердце Дракона. Книга 14

Син говорил, что в подобных «нефритовых свитках» хранятся самые сложные из техник, которые находятся за гранью Божественных. И ни одна бумага с иллюстрациями даже лучших из художников не сможет передать их сути.

Но даже в стране бессмертных техник выше уровня Божественной – Звездных техник – так мало, что они составляют оплоты сил павильонов.

Так, к примеру, Хаджар помнил от тени Бессмертного Мечника, что тот принадлежал к павильону Шести Грозовых Мечей. Именно так, если правильно переводить, звучало название родной школы духа, которого Хаджар, казалось, встретил где-то в прошлой жизни.

Не так много лет прошло с тех пор, особенно по меркам забравшихся столь высоко по пути развития. Но вот событий… событий было немало.

– И какое это имеет отношение ко мне? – спросил Хаджар.

– Ни для кого не секрет, что ты проводил время на пике Волшебного Рассвета, не будучи при этом учеником павильона. А значит, тебя лично пригласил его глава. Такое случается крайне редко, и на моей памяти Чин’Аме не приглашал никого.

Хаджар мысленно покачал головой. Неудивительно, что император знал, кто он такой. Мудрец-дракон либо решил, что не имеет смысла пытаться это скрыть, либо сам посодействовал тому, чтобы император узнал «тайну».

Это не означало, что Хаджар меньше доверял Чин’Аме. Он уже давно не был тем наивным юношей, который пытался свергнуть с трона узурпатора.

Доверие, когда игра принимала столь высокие обороты, превращалось лишь в красивое слово. Чин’Аме не был ему другом в полном смысле этого слова, а значит, между ними не могло существовать никакого доверия.

Лишь выгода. И на данный момент они были выгодны друг другу, а значит, могли продолжать действовать в паре. Вот и вся хитрость.

– Так что Шиах’Мин попытается сделать все, чтобы использовать тебя в качестве рычага для влияния на Чин’Аме, и любой твой неверный шаг истолкует как промах главы павильона Волшебного Рассвета.

– Вряд ли это сразу же сделает семью Мин хоз…

– Не сделает, – перебил Син, чем несколько удивил Хаджара. Обычно предводитель охраны себе такого не позволял. У драконов не была принята та же куртуазность, что среди демонов, однако и им понятия «уважения» были не чужды. Только, разумеется, со звериным колоритом… – Но Шиах’Мин играет долгими партиями. И получить маленькое преимущество, которое может привести к большой победе, он будет не прочь. Впрочем, сейчас тебя должно больше заботить то, что сюда идет моя сестра.

Глава 1235

– И кто только тянул тебя за язык, Хаджар… – Син внимательно наблюдал за тем, как из-за скалистого холма поднимается принцесса. Тенед, как и всегда, была одета в белое, но Хаджар еще ни разу не видел, чтобы наследница трона Белого Дракона появлялась на «людях» в одном и том же наряде дважды. Позади, слева и справа от нее, шли сестры Маган. Эзир в легкой кольчужной броне (по крепости равной Императорскому артефакту) и Таш, которая, в отличие от младшей родственницы, была одета в легкое, простое, но дорогое платье. На ее шее висел амулет с Божественной броней, а за спиной покоился ледяной тяжелый клинок. – Я не уверен, что одолел бы ее, даже используй я все артефакты, которые смог накопить за годы жизни. И это не говоря о том, что я сильнее тебя, Хаджар из племени Северного Ветра, да и пожил намного дольше.

И это было абсолютной правдой. Но, возможно, именно поэтому ему вспомнился Колин Лавриский, адъютант Лунной Лин, да будет ее перерождение в эпоху мира и процветания.

Хаджар в свое время имел возможность не лезть на рожон и спокойно дождаться благополучного момента для того, чтобы свершить свое возмездие.

Но это не сделало бы его сильнее.

Чтобы подняться выше, одолеть самого главного противника – себя из вчерашнего дня, – надо сражаться с теми, кто сильнее тебя сегодняшнего.

И такой была Таш’Маган. Ведь дело не в тех словах, которые она произнесла перед тем, как Хаджар вместе с Тенед отправились в страну духов. Хаджар же, как уже было сказано, больше не юнец, чтобы реагировать на то, как лает пес.

Его волосы покрылись сединой, а тело – шрамами бесчисленных битв.

Нет, это был лишь предлог.

– Я удивлена, сестра. – Эзир скрестила руки, отчего ее небольшая грудь стала выглядеть чуть объемнее. Впрочем, из-за рогов, выглядывающих из-под волос, получить какое-то эстетическое наслаждение оказалось весьма сложно. Все вокруг Хаджара принадлежали к другому виду – они были зверями. И даже не будь он связан до скончания времен с Аркемейей, сама мысль о… Высокое Небо, как же это неправильно! – Ты была права. Наш «герой» действительно не сбежал.

– Глупцы не убегают от своей смерти, – широко улыбнулась Таш. Хищно. Совсем не женственно. Она была воином. И воином опытным. Скорее всего – куда более опытным, в силу прожитых лет и образа жизни, чем Хаджар. – Они, наоборот, лишь ищут ее… Помнишь, что сказал мне, Хаджар Северный Ветер?

– О том, что мы сразимся, когда я вернусь с принцессой, – он спокойно поднялся, оказываясь выше на голову небольшого деревца, у которого нашел себе тень, – и я вернулся.

– Две недели назад, – фыркнула Эзир. – И за все это время не попытался найти встречи с моей сестрой. Может, ты и не сбежал, но большего труса я в своей жизни не видела.

И опять же, Хаджар полностью проигнорировал слова младшей из Маган. Прошедшие недели потребовались ему, чтобы свыкнуться с мыслью, что какое-то время ему придется ходить с рабским ошейником на голове.

– Я все еще прошу вас, – тихо произнесла принцесса. Но когда она говорила, остальные молчали. И не потому, что «так было надо», а из личных побуждений. Тенед являлась талисманом для всего Рубинового Дворца и страны драконов в целом. – Отмените свое сражение. И ты, Таш, и ты, Хаджар Северный Ветер, нужны мне в добром здравии.

Таш’Маган, склонив голову, опустилась перед Тенед на одно колено. Опять же, как и в прошлый раз, для Хаджара это выглядело более чем странно.

– Если ваш приказ таков, моя принцесса, я с честью выполню его. Но помните: там, где начинается честь слуги, заканчивается честь воина. Мы с Хаджаром из племени Северного Ветра дали друг другу слово о том, что сразимся. И это слово – наша честь. Как воинов.

Честь воина… красивые слова. И еще более красивая сказка.

Хаджар, как никто другой, знал, что толку от чести не было никакого. Свою он уже то ли потерял, то ли отбросил и был…был…

Маленький укол где-то в районе сердца не позволил Хаджару закончить эту мысль. Впрочем, для себя он решил. Чтобы добиться своей цели, ему придется отринуть любые понятия о чести и доблести и опуститься так низко, как только потребуется.

Тенед посмотрела на Син’Магана, но тот только отвернулся в другую сторону. Было понятно, что старший брат двух сестер не очень хочет вмешиваться в процесс обсуждения.

– Я не могу приказать тебе не сражаться, – Тенед опустила взгляд. – Я знаю, моя верная Таш, как тебе претят наши устои… Ты слишком много времени провела в землях людей и видела то, как свободно они живут. И может быть, это и к лучшему…

– Моя принцесса…

– Тогда слушай мое слово. – Тенед приподняла подбородок, и в ее звездных глазах вспыхнула решимость. На миг Хаджар увидел не принцессу, а действительно – будущую императрицу. – Если вы должны сразиться с Хаджаром, то пусть оно так и будет. Но в таком случае я запрещаю вам использовать волю, энергию, мистерии, любые техники, с ними связанные, как и артефакты. Пусть все решат лишь ваши умения и намерения.

– Битва стилей, – прошептал Син’Маган. – Принцесса становится мудрой, как и ее мать.

При словах о матери лицо дракона немного помрачнело. Как и всегда, в любой правящей семье имелись свои темные стороны истории.

Хаджар настолько к этому привык, что уже не обращал внимания. Он куда больше был сосредоточен на том, чтобы провести битву стилей.

В подобной «заварушке» он участвовал лишь однажды, когда бился в горах Грэвэн’Дора с Анис Динос. В тот раз сложно было сказать с уверенностью, кто же из них одержал верх. Просто потому, что Анис обладала стилем, а вот Хаджар – нет.

– Теперь у тебя все шансы выжить и даже остаться невредимым, Хаджар. – Син развернулся и вернулся к своему тигру. Потрепав его по холке (выглядело это несколько сюрреалистично), он добавил: – Но вот шансов на победу – почти никаких. Таш’Маган единственная из ныне живущих драконов, которая смогла постичь стиль «Меча ледяного дыхания», оставленного в наследие нашей нации Первым Императором драконов.

Первый Император? Не тот ли это случайно дракон, которого Хаджар встретил в джунглях Карнака? Правда, в виде тени от тени – маленького осколка сознания, оставленного дремать в мире живых в ожидании своего «наследника».

– Да будет так, моя принцесса, – кивнула Таш.

Она поднялась на ноги и взмахнула мечом. Ее движения были резкими и четко очерченными. Они походили скорее не на плавное и мерное «дыхание», а на ту яростную бурю, которую порождали драконы своим дыханием.

С лезвия ледяного клинка срывались искры бледно-синего цвета. Касаясь почвы, они оставляли на ней небольшие ледяные порезы.

И это не было мистериями, волей или энергией. Просто… таков был ее меч.

Во всяком случае, это то, что смог понять Хаджар.

– Преклони колени, простолюдин, – произнесла надменно Эзир. При этом, наверное, не очень понимала, что использовала «человеческое» слово. – Ибо перед тобой третья после Первого Императора, кто смог овладеть стилем «Ледяного дыхания».

Глава 1236

>