Кирилл Сергеевич Клеванский
Сердце Дракона. Книга 14

Синие искры посыпались на одежду Хаджара, но им так и не было суждено их коснуться.

Хаджар, вновь совершая одну из прописных ошибок, отпустил рукоять, лишив свой меч всякой опоры, а себя – любого намека на защиту. Но все это лишь затем, чтобы легонько ударить по вершине рукояти – ее «яблоку».

Меч, вновь издавая легкую мелодию, пролетел вдоль спины наклонившегося Хаджара, после чего, не задев волос, пролетел вдоль них и лег в протянутую правую ладонь.

Хаджар не мог пройти сквозь атаку Таш. Крепкая и стойкая, как лед, но такая же быстрая и эфемерная, как дыхание, она не имела явных брешей.

Но как ветер и музыка могут обойти любую преграду, так же и стиль Хаджара. Он был медленным, даже казалось, будто мечник двигается не быстрее пера, брошенного в штиль на поверхность озера.

Но в то же время…

Поймав Алый Клинок, Хаджар крутанул им широкий полумесяц. Разворачиваясь всем корпусом, в то же время занес меч над головой и, используя инерцию разворота и вес тела, обрушился в стремительном рубящем ударе.

Это был словно звонкий аккорд припева или же буря, пришедшая следом за штилем. И вот уже перо, брошенное на гладь озера, превратилось в ревущий горный поток, готовый смести все на своем пути.

И Хаджар не только следовал за этим потоком – он его создавал.

Таш, острие меча которой оказалось за ее собственным плечом, никак не успевала защититься от удара, который ветром проник сквозь ее защиту.

Так что, когда она поспешно разрывала дистанцию, то с локтя мерно сочилась слегка золотистая кровь.

– Это действительно стиль, – удивленно выдохнул Син. – Неужели возможно создать собственный стиль в столь юном возрасте?

– Глупости! – чуть более рьяно, чем следовало бы, возразила Эзир. – Этот простолюдин попросту пытается произвести впечатление на принцессу! Он, наверное, нашел где-то записи почившего бессмертного и свел их воедино! Или же наткнулся на записи о стиле, который никто не успел назвать своим, и стал его основателем. Громкие, но пустые слова!

Хаджар рассек воздух мечом, возвращая его в то положение, где сам клинок был отставлен в сторону, а острием смотрел в землю.

Он будто раскрывал свои объятья, приветствуя любого противника.

Таш перевела взгляд с локтя на оппонента и обратно.

– Это уже второй раз, когда ты застал меня врасплох, Хаджар из Северного Ветра, – произнесла она ровным, таким же холодным, как и ее меч, тоном. – Третьего раза ты не дождешься.

Она сделала шаг вперед. Незаметный и легкий, как вздох. Переместилась за считанные мгновения к Хаджару и нанесла удар, похожий на горную лавину, от которой невозможно ни спрятаться, не скрыться.

Широкий, режущий взмах, нанесенный не наискосок, как в прошлый раз, а вдоль оси – от бедра до бедра. Ни уклониться от такого, ни перепрыгнуть попросту невозможно. Попробовать разорвать дистанцию также не получится – слишком высока скорость и слишком длинное лезвие.

Если бы не шаг, которым Таш сократила дистанцию, Хаджар бы еще имел все шансы увернуться от такого, но…

Меч в его ладони вдруг вскинулся крылом птицы или облаком. Описывая широкую спираль вместе с самим Хаджаром, двигающимся легко и плавно, невидимым рукавом ветра он оплел тяжелый ледяной клинок, а затем легко откинул его в сторону.

Именно что откинул. И как и любая лавина течет лишь по самому простому маршруту, так и удар Таш, натолкнувшись не на преграду, а на измененное русло, тут же последовал за ним.

Сам же Хаджар, чередуя мелкие, но быстрые шаги, раскручиваясь юлой, буквально обволок противницу, после чего оказался у нее за спиной. При этом сам стоял к ней не лицом, а так же – спиной.

Так и они замерли спиной к спине. Там, где тяжелый меч никак не мог достать Хаджара, а вот легкий…

Перехватив Алый Клинок обратным хватом, Хаджар резко ударил им себе за спину… чтобы в ту же секунду отлететь в сторону. Он понятия не имел, как Таш это провернула, но ее исполинский меч, описав широкую дугу, рухнул гильотиной между их спинами.

И пусть Хаджар и был быстр, но ледяные искры на его теле справлялись со своей задачей. Он начал ощущать, как ледяное дыхание обволакивало его и замедляло.

Он не успел разорвать дистанцию достаточно быстро, так что теперь уже по его телу сбегали струйки алой крови… что никак не смутило драконов.

Лишь высокорожденные имели золотистый оттенок крови, остальные же в этом плане не сильно отличались от людей.

– Ты хорошо двигаешься, – Таш взмахнула мечом, стряхивая с него капли чужой крови, – твои движения имеют простой вид, но они сложны и точны. Это действительно стиль, но… он еще сырой. В нем слишком много брешей. И поэтому ты не видишь того, что должен.

Хаджар недоуменно склонил голову набок, а когда его сознание поразила догадка, то было уже слишком поздно.

Это не он обыграл Таш, используя свою ловкость и скорость. Нет, те, кто сражаются тяжелыми мечами, постоянно имеют дело со своими извечными соперниками – фехтовальщиками легких мечей. И кому как не им было знать о сильных и слабых сторонах каждого из оружий.

Таш заманила его в ловушку.

Хаджар стоял на земле. Земле, покрытой ледяными искрами. И кажется, почти не мог пошевелиться.

Острие тяжелого клинка коснулось его груди и погрузилось в плоть на несколько миллиметров.

– Ты проиграл, Хаджар из племени Северного Ветра, – спокойно произнесла Таш’Маган, – но… ты хорошо сражался. И когда бы ты ни захотел вновь испытать свой стиль, я буду ждать.

Она вытащила меч из неглубокой раны, которая тут же затянулась, оставив, тем не менее, миниатюрный шрам в форме снежинки.

– А я уже надеялся, – разочарованно вздохнул Син’Маган. – Впрочем…

– Офицер командующий! – прозвучал оклик, и из-под холма показался один из подчиненных Сина. – Авангард обнаружил нечто странное.

Глава 1238

Хаджар многому удивлялся за время своих странствий. Обычно, кстати, это были либо чудеса магии, либо природы. Но чему он не удивлялся – разрушенным городам и сожженным деревням.

Он видел их достаточно, чтобы привыкнуть и к внешнему виду, и даже к запаху. Более того – многие подобные виды оставались и за спиной его генеральской поступи.

Но то, что открылось их с Сином, Таш, Эхир и принцессой взорам, выглядело как… нет, деревня было полностью уничтожена. Дома, некогда справные срубы, погрузились в пепел и стали углем и золой. Не было слышно ни криков животных, ни плача детей или стариков.

Только тишина и редкое потрескивание еще догорающих очагов пламени.

Вот только что-то здесь было не так.

Ни единого трупа, ни одного обгорелого тела не виднелось среди пепелища. И только благодаря силам адепта можно было понять, что жертвы все-таки имелись. Только их закопали так глубоко в золу и пепел, словно пытались запечь в ней.

– Кому потребовалось скрывать тела умерших? – Тенед взмахнула рукой, обнажив из-под смертного одеяла из пепла несколько тел. Семья из пяти человек. Все они умерли во сне, о чем явно свидетельствовали их полные сонной неги позы.

Простые смертные.

В этих землях влияние Реки Мира почти не ощущалось, так что неоткуда было взяться ни достаточной концентрации энергии для медитации, ни появиться ресурсам для развития уже с их помощью.

Хаджар, оставив драконов обсуждать «находку», отправился вглубь деревни. Совсем небольшая даже по меркам королевств, а не империй, деревня погрузилась в облако густого дыма. Белесый, пропахший сгоревшей плотью, он…

Легкий хруст отвлек Хаджара от его мыслей.

>