• Главная
  • 📚 Анна Гале
  • О чем молчат легенды. Жены проклятого рыцаря. Наложница верховного рыцаря

Анна Гале
О чем молчат легенды. Жены проклятого рыцаря. Наложница верховного рыцаря

О чем молчат легенды. Жены проклятого рыцаря
Анна Гале

Продолжение романа "Половинки одной судьбы". По древним нерушимым законам победивший в бою получает всё, включая и… жену побежденного. Только вот победитель, сэр Герберт, недавно и счастливо женился, а жена побежденного – подруга его юной супруги Таня Синица. Казалось бы, что здесь сложного? Ведь можно просто отказаться. Но от Синицы отреклись все, кто мог бы ее защищать, ее подстерегают смертельные опасности, а потерявшая все, чем она жила, девушка не может и не хочет с ними бороться. Сэр Герберт забирает ее из жалости. Она его ненавидит. Но он – ее единственный шанс выжить…

Часть первая. По праву победителя

Глава 1. Вика Караваева

Бывает же на свете такое счастье! Я сижу на скрытой деревьями лавочке в тихом парке. Герберт обнимает меня, а я смотрю на него и до сих пор пытаюсь осознать, что мы теперь вместе, навсегда. Даже не верится, что за каких-то два месяца моя жизнь могла настолько измениться!

За это время я успела познакомиться со своим будущим мужем, и вскоре он рассказал о вражде двух древних тайных рыцарских орденов. Я подружилась с бывшей женой Герберта Лилианой – судьёй из ордена Грарга, а на днях мне пришлось навсегда уйти из дома. Вчера Герберт и Лиля посвятили меня Граргу. Даже вспоминать без содрогания не могу этот ритуал, но отказаться я не могла: несколько жутких минут нужно было пережить, чтобы получить Герберта, вечную молодость, бессмертие и силу. Ради этого стоило перейти куда угодно и отдать часть души. Да и что значит эта жертва, если я даже не чувствую её? Ничего не чувствую, кроме огромного, безграничного счастья.

Сегодня я должна совершить первое служение Граргу. Совсем скоро моя душа выйдет из тела и вселится в объект, который выбрал Герберт: мою недалёкую и страшно меня раздражающую однокурсницу Алку Алёхину. Лиля курит на скамейке неподалеку от нас: судья готовится подстраховать меня, если появятся враги. Кто бы подумал, что я буду называть так Вадима, мужа моей лучшей и единственной подруги Тани Синицы, и его отца – Иоганна. А я ведь только вчера, перед посвящением, узнала, что Иоганн меня любит. Настолько сильно, что готов принять меня в любое время, что бы я ни натворила.

Муж мягко сжал мою руку.

– Приготовься, малыш, – тихо сказал он. – Пора засыпать.

Я проследила за его взглядом. По главной дорожке в сквер вошла Алёхина. Её сложно было не заметить: красные волосы, блестящая дешёвая куртка, дурацкая короткая красная юбка, туфли на высоченных толстых каблуках, – Алка использует весь арсенал деревенской соблазнительницы. Я еле сдержала нервный смешок, глядя на её попытки при ходьбе описать бёдрами восьмёрку. Забавная походка получается! Отсюда не видно, но Алка наверняка, как обычно, переборщила с дешёвой косметикой.

В колледж Алёхина не спешила: еле передвигала ноги и кидала томные взгляды на проходящих мимо парней. Лиля всё так же сидела на скамейке с неизвестно какой по счёту сигаретой, не глядя ни на Алку, ни в нашу сторону.

– Закрой глаза и выходи, – мягко произнёс Герберт.

Я глубоко вздохнула, закрыла глаза, попыталась расслабиться и… почти тут же увидела себя, спящую на плече у Герберта. Глядя в мою сторону, муж шепнул: "Удачи, любимая!"

Ненадолго выкинув из головы Алку, я парила в воздухе, раскинув руки. Ощущение бесподобное – лёгкость, свобода, восторг! Я пролетела мимо Лили и поймала её одобрительный взгляд.

Алка уже в нескольких шагах от нас, моя душа вот-вот должна вселиться в её тело. Брр! Мне придётся стать на какое-то время Алёхиной! Или сделать её собой. Не знаю, как правильнее сказать.

Пора начинать, Герберт и Лиля ждут. Ничего страшного я делать не стану. Просто узнаю её мысли и желания, может быть, заставлю сорвать какой-нибудь листик… Да и почему я должна жалеть Алку, если она хотела отбить у меня Герберта?

Последняя мысль придала мне решимости. Алёхина уже прошла мимо, я сделала пару шагов следом и коснулась её руки. Уже знакомое ощущение жара – и вот я уже смотрю на сквер глазами однокурсницы.

Оказывается, зрение у Алки хуже моего, картинка немного расплывается. Интересно, почему Алёхина не носит очки? В моих мыслях откуда-то всплыл ответ: "В очках я буду такая страшная…".

Как интересно! Получается, когда я в сознании Алки – она реагирует на мои вопросы.

Я хмыкнула, и услышала смешок Алёхиной. В голове проносилось множество мыслей однокурсницы. О том, как ей хотелось бы встречаться с красавчиком-блондином (в этот момент в её воспоминаниях возникло лицо Герберта). О том, что нужны деньги, а родители из села дают мало. На еду еле хватает, спасибо хоть мальчики водят по кафешкам… Да ещё к ней едет сестра, хочет учиться на каких-то курсах. А их в квартире и так пять человек в двух комнатах, ещё одна девочка и трое парней. "Только Маринки там и не хватает. Она же вообще безбашенная, придется следить, чтобы не делала глупостей…"

Интересно, что же там за Маринка такая? Неужели младшая сестра ещё безголовее, чем старшая? С трудом представляю этот экземпляр! Надо будет учесть, когда снова понадобится объект для служения.

"Синица вышла замуж, надо же! Никогда бы не подумала, что эта тихоня первая из всех пойдёт в ЗАГС…".

Забыв о том, что следует двигаться дальше, я остановилась и внимательно вслушалась в проносящийся в Алкиной голове поток мыслей. Откуда Алёхина знает о свадьбе? А ведь до росписи в ЗАГСе дело ни у Синички с Вадимом, ни у нас с Гербертом не дошло.

"Интересно, за кого? И почему Караваева ничего не говорила? Наверняка ведь была в курсе! Мы бы такое поздравление устроили, если бы знали заранее! Ничего, до вечера что-нибудь придумаем. А Таня славная, хоть и подруга Караваевой. Она – единственная из колледжа, к кому Вика хорошо относится. По-моему, Караваева поделилась бы с Синицей всем, включая своего парня. И что тот блондин в ней нашёл? Вичка, конечно, хорошенькая, но пустоголовая и стервозная до невозможности, а на уме у Караваевой одни мальчики".

– На себя посмотри! – проворчала я, прибавив пару ругательств.

И услышала свои слова, произнесённые Алкиным голосом. Лиля почесала переносицу.

– Викуся, по-моему, у тебя великолепно получается для первого раза, – одобрительно произнесла она. – Объект полностью подчинён! Это большая редкость для начинающих. Попробуй походить по парку, поотвечай за девушку, если с ней заговорят.

Я кивнула. Вернее, Алка кивнула и двинулась дальше на толстенных ходулях, которые она считает каблуками. Алёхина продолжала кидать взгляды на спешащих мимо парней. Надеюсь, что эти взгляды стали в моём исполнении гораздо более откровенными.

– Девушка, можно с вами познакомиться?

Ко мне подошёл крепыш чуть ниже меня ростом. То есть, чуть ниже Алки.

– Конечно, – ответила я и вздрогнула.

Пока что самым сложным во вселении оказалось слышать вместо своего голоса чужой.

– Андрей.

– Алла. Только сейчас я спешу. Может быть, встретимся вечером? – я подмигнула парню. – Я пойду назад через этот парк часов в шесть.

– Буду ждать.

Я продефилировала назад к улыбающейся Лиле. Жаль, не увижу, как этот Андрей подойдёт вечером к Алёхиной! Забавно было бы посмотреть на её реакцию. Не думала, что здесь так весело, кто-то с кем-то знакомится. Хотя мне это уже ни к чему…

Что-то я совсем запуталась, кто я сейчас – Алла или Вика.

– Алла! – окликнул знакомый голос, словно отвечая на невысказанный вопрос.

Ко мне, то есть к Алёхиной, спешила Синичка в бежевом плаще и выглядывающей из-под него при ходьбе коричневой юбке до колена. Волосы собраны в хвост, глаза сияют, но под глазами залегли отчётливые тени. Не спала, потому что ночь была бурной, или потому что до утра проговорила с Иоганном? Скорее всего, второе. Наверняка её Вадим всю ночь торчал у нас во дворе.

– Алла, а что именно купить?

– Что? – оторопело переспросила я, еле задавив рвущееся наружу: "Привет, Синичка!".

– Ну ты же сказала, что надо отметить! – улыбнулась Танюшка. – Обязательно посидим вечером у вас. Только что покупать?

– Мы сами всё купим, – ответила я, стараясь, чтобы голос прозвучал естественно.

Сколько ещё Синичка может не замечать сидящую у неё за спиной Лилю? А если она увидит за соснами меня и Герберта? Танюшку надо сейчас же увести отсюда!

– Мы не опаздываем? – спросила я.

– Я-то успеваю, это ты спешила. Не думала, что ты станешь меня ждать…

Перед глазами, как в ускоренной перемотке фильма, завертелись картинки. Да это же воспоминания Алёхиной! Вот они с Танюшей встретились на улице, дошли вместе до парка. И о чем говорили? О свадьбе, о том, что это надо отметить, и о том, что Алёхина прогуляет первую пару и пойдёт на вокзал встречать сестру. Вот Алка спрашивает у Синички, за кого та вышла замуж. Таня собирается ответить, но тут ей кто-то звонит. Танюша останавливается, ищет в сумке телефон и говорит, что догонит, если получится. Алка медленно идёт дальше.

Вот это совпадение! Если бы Синичка не отстала, и я увидела бы их с Алёхиной вдвоём, – точно не стала бы вселяться. Ладно, теперь поздно сожалеть, придётся как-то выкручиваться.

– Ну да, Маринку встречать, – кисло процедила я. – Пошли скорее, а то я опоздаю на вокзал, а ты – в колледж. И между прочим, если опоздаешь на хор, тебя туда не пустят. Будешь потом сорок минут до перерыва дирижировать на лестнице в обнимку с плейером.

Да, так будет лучше. Провожу Синичку подальше и вернусь сюда.