Павел Михайлович Пуничев
Ириада


– А… а что это здесь сейчас такое было?

– Не обращайте внимания, обычный тест на стрессоустойчивость, работы органов и разнообразных желез. Проверка рефлексов, для того, чтобы выставить необходимые параметры аппаратуры. Всякая такая неинтересная фигня: обычно для этого проводят тренировочный бой, но мне больше нравится мой способ – быстрее, точнее, эффективней.

Глядя в мое вытянувшееся лицо, она продолжила:

–Не волнуйтесь, все ваши показатели в порядке. Правда, выделение некоторых желез внутренней секреции просто зашкаливает, но в вашем возрасте это норма. Да что, вы, там застыли? Идите сюда, а то я уже начала скучать.

Покраснев как рак, на негнущихся ногах последовал за ней. Я проходил мимо установленных на постаменте фигур, те крутились так, что бы можно было рассмотреть их со всех сторон: обычный человек; клыкастый орк; акула с ногами; гоблин, настолько носатый, что, кажется, нос сейчас перевесит тщедушное тело и оно свалится; огр – выше двух с половиной метров монстр, подпись, только для владельцев бриллиантового аккаунта; котяра, с парой кривых кинжалов за поясом; здоровенная жаба с ледяным посохом в руках… Ряд, казалось уходил в бесконечность, однако провожающая остановилась около плечистого коротышки, облаченного в замызганный комбинезон.

– Вот, – прощебетала она, – с выбором тела у нас проблем не будет. Нам пришло уведомление с верхов, чтобы вам выдали именно это…

Вот, черт, а я-то надеялся, что отец пошутил, но нет, на все лето это чумазое недоразумение станет пристанищем для моего разума. Ай, ну, да и ладно. Я дотронулся пальцем до мясистого носа и в голове сразу помутилось. Потом все вернулось на свои места, и я взглянул на девушку снизу вверх.

– Э-эй, ты, чего плачешь? – удивился я, глядя на залитое слезами лицо.

– Такой маленький, такой страшненький, может дать тебе хотя бы за грудь подержаться? А то в этом теле тебе вряд ли хоть что-то светит.

Я вновь сглотнул.

– Не плачь, прошептали мои губы, а руки поднялись и потянулись к подавшейся вперед пышной груди, лишь слегка прикрытой полупрозрачной блузкой, и схватили… воздух.

Миг и отпрянувшая стерва уже делает вид, что что-то записывает в непонятно откуда взявшемся у нее в руках блокнотике:

– Так, рефлексы в норме, координация в порядке, вживляемость в нового носителя девяносто шесть процентов. Это ничего, за пару часов все придет в норму. Все! – она радостно отложила карандаш и потрепала меня по щеке, – Все готово, можешь отправляться.

Отпрянув от моего рыка, она невинно замахала ресничками:

– Да ладно, ладно, я пошутила: у тебя здесь детский аккаунт – тебе в любом случае ничего такого здесь не перепадет. Иди. Мир Ириады ждет, тебя, герой!

Глава 2

У меня под ногами открылся люк, и я с воплем рухнул вниз. Сначала вокруг была просто темень, затем появился тусклый свет и стали различимы земляные стены с торчащими из них корнями, мимо которых я пролетал с немыслимой скоростью. Впереди что-то замелькало. Пара секунд и я пролетел мимо разноцветного мяча, неспешно падающего вниз, мимо громыхающего пианино, белого кролика. Тот ускорился, посмотрел на меня укоризненно и произнес: "Ты имя себе выбери. Игроку без имени никак!" и растопырив уши передними лапами как на парашюте взвился на них вверх. Вернее, это я быстро улетел вниз, чуть не врезавшись в парящую в воздухе гирю.

– Имя, имя, имя, – думать в таком состоянии было совершенно невозможно, поэтому использовал свой обычный ник.

Ник – Сенатор занят.

– Черт, Синатор?

Ник – Синатор занят.

– Может…

Зависшая посреди туннеля тумбочка, самым острым своим углом встретилась с моими ребрами, выбивая из груди воздух, изо рта – вопль боли, из головы – мысли, из тела – желание жить. Меня отбросило к стене туннеля, неслабо приложив еще и спиной.

Проведена корректировка болевых ощущений. Болевые ощущения снижены до 26%.

Твою же..! Что у них – настройка параметров такая? Звери просто какие-то.

Боль утихла, и я, пока подобная хрень не началась по новой, зачастил как из пулемета: Секатор, Санатор, Суватор…

Ник – Санатор не занят. Принято.

Так как вы начинаете игру в группе, то место высадки будет нестандартным.

Туннель резко закончился, ровным земляным полом, на котором стояла старинная пружинная кровать. Я, даже не успев удивиться, что ник – Суватор уже занят, на сумасшедшей скорости врезался в нее и под жуткий скрип рвущегося железа воткнулся в землю, потеряв сознание.

– Санатор, ну и имечко. Ты, что не мог, себе, ник получше выбрать?

Железный лязг вновь повторился, за ним последовало недовольное ворчание, тихая ругань, смачный шлепок и визг недовольного грызуна.

– Ты, просыпаться собираешься? У нас совместное прохождение, и я, тут из-за тебя, тоже подвис.

Я вздрогнул, открывая глаза. Первое, что я увидел, был выложенный из грубо подогнанных каменных плит пол, местами засыпанный соломой, средь которых шастали мелкие красноглазые крысы. Стены были сделаны из того же материала. Единственная свеча, стоящая в помятой жестяной кружке на грубо сколоченном столе, давала совсем мало света. Потолка видно не было: освещались только толстые дубовые балки, служившие перекрытиями. Поворот головы в сторону металлического дребезжания, открыл вид на тощего эльфа в замызганной рваной хламиде, похожей на уродскую ночнушку. Он стоял около стены с прикованными к ней руками. Концы цепей уходили в темноту, еще одни оковы были на ногах. Они-то и гремели, когда тощий отпинывал от себя наглеющих крыс. Судя по боли в суставах, точно такие же оковы сковывали и мои конечности. Стоило сосредоточить на эльфе взгляд и появилась подсказка:

Эльф. Димеург. Уровень 1.

– Ты, в курсе, что Демиург пишется через Е?

– А, ты, в курсе, что в слове Дебил встречается и "И", и "Е"? Конечно, я знаю, как пишется Демиург, как и Сенатор через Е, только когда тебе в грудь гиря на два пуда прилетает, там не до долгих размышлений.

– От гири я увернулся, но там потом тумбочка была, а я об краешек, да мизинчиком…

– Ха, ха, ты кусок шутника. Может сначала освободимся от цепей, а потом шутки шутить будем? Давай, коротышка, вперед!

– На себя посмотри, тощий, как швабра. Просто настоящий дрыщ, с большой, но очень худой буквы Д. Если, ты, хотел своими длинными, ослиными ушами девчонок привлечь, то ты крупно облажался. У вешалки и то больше шансов, чем у тебя.

– У меня, хотя бы ноги до земли достают, а эльфом я из-за брата-барана стал. Мы в группе, и мне можно было выбрать только из представителей фракции жизни, а быть дриадой мне, как-то не захотелось.

Я посмотрел вниз и точно, коротенькие ножки до пола не достают и это хреново, руки в цепях затекли уже до невероятности.

– Так, а чего мы ждем? Нас должны спасти? Или у нас в сумке ключ должен был заваляться от этих наручников? И, вообще, что мы тут делаем? Наша песочница, вроде, в городишке Мурэн должна была быть?

– Это для обычных игроков, а мы с тобой в группе.

– Мы не в группе, мы в жопе. У меня сумка пустая, нет даже стандартной бутылки воды и нестандартной краюхи хлеба, с напильником внутри.

– У меня – аналогично, но в отличие от тебя, о мой недалекий брат, у меня есть план. Ты же гном, а они славятся своей тупоголовостью, вернее, я хотел сказать, твердым лбом. Тебе надо только немного развернуться и разбить им свои оковы. Вон, они все ржавые, тебе на пару ударов, ну, максимум десять-двадцать, только надо со всей твоей дури лупить, и, на наше счастье, у тебя ее как раз неисчерпаемые запасы.

– Ха, ха, мой тупоумный братец, смешно, но в данном случае, ты, кое в чем прав, наручники полная хрень, их, наверное, и карандашом открыть можно. У тебя карандаша нет, случайно?

– Слушай, давай на время отложим соревнование в тупоумии, тем более у меня, как всегда, не будет шансов на победу. Время игры не бесконечное, а мы еще не на шаг к освобождению не продвинулись.

– А, так мы соревновались? А я думал мы просто ждем, когда нас освободят… Ладно, ладно, не бурчи, ты, с управлением разобрался? У меня тут в углу сознания что-то пульсирует.

Мысленный клик по надоедливому миганию и перед глазами высветилось сообщение:

Герои! Добро пожаловать в волшебный мир Ириады!
>