Василий Лазарев
S-T-I-K-S. Чужая

S-T-I-K-S. Чужая
Василий Лазарев

Студентка четвёртого курса МГУ во время дискотеки неожиданно перемещается в Улей (S-T-I-K-S). В результате кровавого финала безмятежного отдыха она теряет друзей и попадает в лапы вооружённых людей. Насильственный эксперимент, проведённый над ней открывает редкий дар управления заражёнными. Невероятный калейдоскоп последующих событий не только позволяет справиться с многочисленными трудностями, но и способствует выживанию и приобретению новых друзей. Благодаря своему дару она собирает вокруг себя элиту заражённых и собирается отомстить своим обидчикам.

Содержит нецензурную брань.

Василий Лазарев

S-T-I-K-S. Чужая

Глава 1. Дискотека на костях.

– Ну ты как? – заботливый голос подруги дрожал от нетерпения в телефоне. То, что ей и правда интересно, Марго понимала, но вот то, что та испытывала хоть капельку сочувствия это вряд ли.

– Козёл он!

– Да, это понятно. Как было то всё? Маргоша, всегда из тебя надо всё клещами тащить.

– Было не очень. Вернее, сначала всё было просто супер! Павлик меня пригласил в ресторан. Ты должна помнить, тот, на Кутузовском. Посидели, так, неплохо. Ммм… Тысяч на пятнадцать! Потом лимузин заказал прямо к подъезду. Ох, Светка это сказка просто.

– Везёт тебе, Марго. Меня всю аж трясёт от зависти! Вот бы мне так. Но никто не предлагает чего-то.

– Ну конечно, везёт, ага. Дальше тебе вряд ли понравится, – вздохнула Марго.

– Неужели групповуха?

– Сплюнь ты. Нет, в этом плане всё нормально. Проснулась я утром, а этот кобель ласты свои на меня пристраивает. А мне уже на пару в универ пора, и вообще неохота.

– Конечно же! Ты без ресторана не возбуждаешься, – хихикнула труба.

– Знаешь что? Вообще ничего не скажу.

– Стоп, подруга, юмор фильтруй. Что дальше-то?

– А дальше, я лапы его сбросила, а он во сне говорит: Таня, Танечка, ну куда же ты? До попки-то мы не добрались!

– Ах! Ну ты подумай, скотина какая! Вот дела, Марго. Ты держись.

– Держусь. С этим, с этой… ну ты поняла, я теперь, я.… – слова, что именно она хотела с ним, сделать утонули в девичьих слезах.

– Так подруга. Выше нос! Сегодня идём в клуб. Там только наши будут из группы. Там поговорим. До вечера! – Светка отключилась, дабы срочно поведать Ленке о превратностях жизни Марго.

Марго зашла к себе в квартиру, и села на пуфик, тупо уставившись в пол. Родители были на работе. Делать ничего не хотелось – Светка разбередила опять то, что она стала забывать. Ладно, хрен с ним. Отольются ему Маргошкины слёзки. А она пойдёт сегодня в клуб, и оторвётся там на всю катушку! Чтобы одеть?

Пока она одевается, мы познакомимся с ней поближе. Приятная девочка среднего роста. Шатенка, каре чуть ниже ушей выгодно открывает изящную шейку. Лицо овальное, брови прямые, слегка изгибаются к краям. Губки пухлые, но в меру. Глаза серо-зелёные. Руки ухоженные, длинные пальцы увенчаны красивым маникюром. Стройная, но не худая. Грудь размера третьего и накачанная попка. Наприседала! И понятно же, всё своё. Зачем девочке с последнего курса МГУ силикон. Молодость! Одета в джинсы «вранглер», короткий ядовито-жёлтый топ с милой улыбающейся зверушкой, сверху джинсовая куртка. На ногах белые добротные кроссовки. Немного косметики – не броско, но в тему. Скромный золотой гарнитур. Серьги гвоздики и кулон в виде знака бесконечности с маленькими брюликами. Не мажорка она, да и откуда. Папа научный сотрудник, хоть и старший, а мама врач. В МГУ поступила сама с первого раза. Будет журналисткой, если будет…

Музыка гремела так, что в дальнем от сцены конце зала невозможно было говорить. Только кричать друг другу в уши. Шар на потолке отстреливался бликами во все стороны. Лазерные лучи всевозможных оттенков, пытались развеять дым, клубившийся над танцполом. Танцующие люди, под светом стробоскопа, напоминали зловещих мертвецов своими неестественными движениями. Поднятые над головой руки напоминали Марго водоросли в какой-то мутной жиже. А может на неё так подействовал второй мохито.

– Сейчас Серёга траву принесёт! – торжественно в ухо пропищала Светка.

– Чего? Прямо здесь? – девушка уже ничему не сопротивлялась. Лишь бы долой мысли про Павл… козла этого.

– Подумаешь! Вон смотри справа – они почти не скрываются! – и правда компания ребят за соседним столом энергично забивала косяки.

– Раз так-то да! Где он? За смертью посылать только. Как списать, то он первый.

– Заждались мартышки? Сейчас будем расширять сознание! – стоило только вспомнить Серёгу как вот он, пожалуйста, нарисовался. Косяк на удивление быстро закончился. Марго откинулась на спинку дивана и наконец-то почувствовала покой. Отпустили мрачные думы, и она отдалась на волю звуковых волн пронизывающих зал. Ритм заставлял людей дёргаться, даже сидя на диване. Глаза блестели, мысли обгоняли свет. Кайф! Девушка решила, что ей показалось, или дым на танцполе стал гуще. И запах, запах это не трава, что-то ещё. Кислое. Как на уроке химии. Марго сомневалась всего пару минут, как погас свет. Везде. Ну точно, проводка, так пахнет сгоревшая проводка. Хотя нет. Недовольные возгласы выбившихся из ритма людей, стали раздаваться то там, то тут. Дурман медленно спадал, а вот свет давать не спешили. На улице послышались выстрелы, сначала одиночные, потом очередями. "Это уже ни в какие ворота не лезет", – подумала Марго.

– Меня одну так накрыло, или вы тоже это слышите? – повернулась она к Светке.

– Может это перфоманс такой?

– Свет проще выражайся. Ща узнаю, – Серёга попытался встать с дивана, но Марго ухватила его за руку. – Сиди лучше, Рембо.

Входные двери распахнулись от хорошего пинка, и по залу забегал луч прожектора. Люди закрывали глаза руками, кричали, ругались. Кто-то завизжал. Послышались глухие удары. Неясные фигуры метались по залу, раздавая удары руками и ногами офигевшим посетителям. Несколько людей, согнав ди-джея, столкнули вниз его оборудование и утвердились на сцене.

– Касается всех! Все организованно двигаемся на выход! Все! Быстро! Кто будет тормозить – смерть! – многократно усиленный мегафоном хриплый голос разорвал тишину в зале. И, в подтверждении своих слов, дал очередь в потолок из автомата. Народ стал возмущаться – пьяный и обкуренный, он не воспринял его слова всерьёз. Следующая очередь пошла уже в танцпол. Мозги блондинки брызнули во все стороны, забрызгав стоящих рядом гостей с юга. "Мало мозгов как-то" автоматом подумалось Марго. Несколько фигур сломались словно куклы, одну отбросило на колонну, и она тихо сползла, оставляя красные потеки на белом. До людей стало доходить, что шутки кончились. Компания девчонок визжа и маша руками побежали на выход. За ними потянулись остальные.

На улице стоял день, хотя внутренние часы говорили, что сейчас никак не меньше часа ночи. Кроме дня на улице было полно вооружённых людей, рассекавших поток выходящего народа на несколько рукавов. Все пути оканчивались белыми столами с неизвестными приборами на них. И людьми в белых скафандрах. От военных пахло, как от давно немытых бомжей. слышались сальные шуточки. Один плюнул в парня, идущего впереди. Тот возмутился, и тут же получил прикладом по лицу. Марго крепче сжала Светку за руку, продолжая идти к столу.

– Правую руку, – скафандр издал приглушенный звук, – быстрее! – он резко схватил Сергея за руку. поднёс к указательному пальцу нечто похожее на мыльницу. Раздался щелчок. Серёга поморщился от укола. Через мгновение на маленьком окошке мыльницы высветился красным неизвестный символ. Скафандр махнул рукой, как бы отмахиваясь от парня, и тут же удар прикладом в спину унёс Сергея вправо.

– Ты, – палец белого указал на Марго. Девушка, не спеша подошла. Космонавт в нетерпении дёрнул её за руку притягивая к себе, и быстро уколол. Машинка задумалась на пару мгновений, и замигала зелёным. – Забирай быстрее, – потный мужик с мерзкой улыбкой поволок Марго к стоящим неподалёку клеткам.

– Повезло тебе мясо. Правда недолго будешь радоваться, – многозначительно изрёк вонючий открывая клетку. Марго влетела пулей, споткнувшись об чьи-то ноги, и затормозила уже носом на металлическом полу.

– С прибытием крошка, – на полу сидел плешивый сутулый мужичок. Весь помятый правый глаз заплыл, а разбитые в кашу губы еле шевелились.

– Здрасьте! Может вы объясните, что здесь происходит? – Марго вытерла рукавом капли крови под носом. Мужчина поглядел на неё с интересом. А мы познакомимся с ним. Иванов Эдуард Евгеньевич. Лет сорока, лысоват, худощав. Постоянно сгорблен. Оставшиеся волосы торчали. как у Эйнштейна, в ужасе вылезая из-под кепки с маленьким засаленным козырьком. Когда-то он носил очки, но Улей его вылечил, однако, по-прежнему осталось рефлекторное движение поправить оправу очков. Брови шикарные, кустистые, давно не стрижены. Взгляд колючий, пронзительный. Уши большие, лопоухие, немного поросшие волосами. Врач—гинеколог высшей категории. Практикующий, заведующий роддомом. Спас немало детей, доставал из безвыходных ситуаций, иногда в прямом смысле. С начальством не уживчив. Крайне циничен. Любит чёрный юмор, знает множество анекдотов и врачебных историй.

– Охотно, – в глазах мужика играли черти – нам с вами жить до утра. Да-с.

– А где полиция? Кто эти уроды?

– Полиция кхе, кхе! Извольте. Их съели уже я полагаю.

– Ты дурак что ли.

– Я нет. Вы попали в другой мир милочка. И, как я вижу, вам повезло! Вы останетесь жить. Но как я ранее уже говорил, до утра только. Потом вон те господа в белом разберут нас на органы, – он махнул в сторону столов.

– Вы хотите сказать, что это не Москва?

– Не.

– Вроде не сплю. С одного косяка так не бывает, – в этот момент на площади раздался пронзительный визг. Двое солдат укладывали девушку на белоснежный стол. Зафиксировали конечности толстенными бинтами и отошли в сторону. Человек в белом скафандре не спеша расстегнул квадратный кейс, достал оттуда инструменты и пару прозрачных контейнеров. Укол в плечо и жертва перестала брыкаться и визжать только бешеные глаза давали понять, что она все чувствует. Белый достал скальпель, и ловко резанул живот, запустил туда руку в перчатке вытянув печень и так же ловким ударом отделил её от тела. Глаза девчонки вылезли из орбит, и взгляд погас. Потеряла сознание. Вовремя. Белый не мешкая орудовал скальпелем – второй контейнер быстро заполнялся. Напоследок он махнул ей по горлу даря вечный покой. Марго вырвало точно на штаны плешивому.

– Извините, это правда, что я вижу?

– К сожалению да, – проговорил он, стряхивая остатки чизкейка со своих штанов, – дальше больше.
>