banner banner banner banner
Клан Медведя. Книга 1. Медвежонок
Клан Медведя. Книга 1. Медвежонок
Оценить:
 Рейтинг: 2

Клан Медведя. Книга 1. Медвежонок

– На том и порешили. – Ингар исподлобья посмотрел на шамана. Непрозрачный намёк Баркса ему не понравился. Лег в свои четырнадцать был кем угодно, только не достойным воином. – Займись его обучением. Готовь к инициации. Если великий тотем признает его достойным – пусть остаётся. Нет – я лично раскрою ему череп.

* * *

– Лег, ты чего застыл? Мы же так проиграем! Они уже далеко убежали!

– Пусть бегут, стоим на месте! – приказал я, вслушиваясь в шелест листьев. Моя команда нервничала, стремясь ринуться за остальными, поэтому пришлось пояснять: – Побеждает не тот, кто умеет быстро бегать. Побеждает тот, кто умеет думать головой. Нам нечего там делать. За мной!

Выбрав направление, я рысцой побежал вдоль опушки. Недовольная команда потрусила следом, то и дело поглядывая в лес. Цель находилась где-то там, но я не спешил углубляться. Тот, кого нам нужно найти, слишком хитёр, чтобы уходить глубоко в чащу. Нет, бездумно бегать точно не нужно. Не в этом заключается суть испытания.

– Здесь! – Я остановился метров через пятьсот. Лес в этом месте ничем не отличался от соседних участков, но от ощущения правильности меня буквально разрывало. Тот, кто спрятался, допустил роковую ошибку – он использовал силовой камень. Скорее всего, для того чтобы поддерживать способность «Маскировка». Хитро! Участникам соревнований по пятнадцать, способностей тотемов ещё не имеют, так что даже если кто-то наступит на спрятавшегося охотника, пройдёт мимо. Так, во всяком случае, задумывалось. Вот только тот, кто устроил эти соревнования, не учёл способности лидера команды клана Бурого Медведя. Мои способности.

– Приготовить палки! За мной! – Подавая пример, я удобнее перехватил шест и вошёл в лес. Отовсюду доносились крики – на поиски спрятавшегося охотника отправилось тридцать команд по пять человек в каждой. Меня это мало заботило. Если я прав, то найти охотника в ближайшую пару дней никому не удастся. Только после того, как камень разрядится и маскировка спадёт, начнётся самое интересное. Уставшие и голодные подростки начнут гоняться за подготовленным воином. Как рассказывал Баркс, за последние пять лет ни одной команде не удавалось победить в этом соревновании. Потому что через сорок восемь часов с момента начала испытаний охотнику разрешалось атаковать самому.

Мы вышли на небольшую поляну и остановились. Силовые линии активированного камня ощущались даже без концентрации. Я закрыл глаза, пытаясь точно определить направление, и нахмурился – точек сосредоточения энергии оказалось две. Одна, как я и предполагал, находилась на краю этой поляны, возле ветвистого дуба. Вторая – сбоку, метрах в двадцати от нас. Здесь что, двое охотников? Нам об этом не говорили.

– Медведи, проваливайте, это наша поляна! – послышался грубый крик, и из-за деревьев вышли ребята из клана Волка. Трое из них сразу начали колошматить палками по траве, выискивая спрятавшегося охотника. Я ухмыльнулся. Таким образом можно найти цель только одним способом – если попасть палкой по силовому камню и выбить его из рук. Бесполезная тактика.

– Чего ржёшь, придурок? Проваливайте, пока целы!

– Сам напросился, – тихонько пробурчал я и удобнее перехватил шест. – Медведи, в бой!

* * *

С момента моего появления в этом мире прошло полгода. Первое время очень хотелось возродить прежнего хозяина тела и самолично его придушить. Нет, с точки зрения физического развития придраться я не мог – доставшееся мне тело не было убогим, кривым или косым. Вполне обычное на фоне остальных. Проблема оказалась в том, что первые несколько месяцев мне постоянно приходилось бороться с вековой ленью, невесть откуда поселившейся в Леге. Тело сопротивлялось всему – пробежкам, учёбе, физическим упражнениям. Хотелось лишь спать, бездумно слоняться да веселиться с друзьями. Любые нагрузки, будь то физические или умственные, вызывали приступ неконтролируемой зевоты. Для меня осталось загадкой, почему Ингар позволял своему сыну такие вольности, но я твёрдо решил с этим бороться, прекрасно понимая – если хочешь чего-то достичь, нужно рвать жилы. Счастье само в руки не приплывёт.

Старый шаман Баркс выделил мне одного из своих учеников, и тот занялся моим обучением. Письмо, математика, история мира, укрепление тела – всё, что игнорировал Лег, я впитывал, как губка. Поначалу шло довольно тяжело – приходилось себя ломать, чтобы отринуть привычное и начать пользоваться чем-то новым. Особенно трудно пришлось с физическими упражнениями. Мне сильно недоставало хвоста. Я терял равновесие и падал там, где другие с лёгкостью пробегали. Наставник недовольно качал головой и требовал повторения. Я снова падал и снова повторял. Затем вновь падал. И так до бесконечности. По сути, мне пришлось заново учиться ходить, но я с этим справился.

В моём новом мире детям до шестнадцати лет запрещалось тренироваться с настоящим оружием. Приходилось работать с простой палкой, но этого оказалось достаточно, чтобы сущность вальга вспомнила несколько боевых приёмов. Простой шест в моих руках превращался в грозное оружие, и тренерам приходилось работать если не в полную силу, то значительно напрягаться, чтобы победить. Я не отчаивался, продолжая совершенствовать тело и разум. Результат не заставил себя ждать – всего за полгода я подтянулся к сверстникам. Как по учёбе, так и по крепости тела.

Чего мне действительно недоставало – так это магии. Официально её на планете не существовало. За все чудеса отвечали тотемы – духи зверей-хранителей. У каждого клана был свой дух, дарующий несколько способностей. Наш, Бурый Медведь, наделял воинов огромной силой, выносливостью, крепкой кожей, а также граничащей с безумием безбашенностью и вспыльчивостью. Кроме них у клана имелось три способности. Одна из них была тайной, и о ней знали лишь избранные – возможность выдёргивать душу из пустоты вселенского «ничто». Собственно, именно так я здесь и оказался. Две других были более известны – «Мощный удар» и «Дубовая кожа». Баркс наотрез отказался пояснять принцип работы с этими способностями, заявив, что я всё узнаю после инициации.

Кроме тотемов, ещё существовали силовые камни, рядом с которыми я становился самым счастливым человеком в мире. Внешне это были действительно куски горных пород, по какой-то непонятной прихоти источавшие энергию. Мощность, как я сумел разобраться, не зависела от размеров – только от самого материала. Чем более редкий камень, тем сильнее была его энергия. Булыжники использовали для того, чтобы усилить даруемые тотемом способности. Однако после того, как один из таких камней рассыпался пылью, отдав мне всю свою силу, Ингар строго-настрого запретил к ним приближаться. Оказалось, что стоили они непомерных денег и были достаточно редки, чтобы превратиться в одну из ценностей клана. Спорить я не стал, тем более что через пару часов после поглощения меня скрутило так, что я несколько дней провалялся в постели с огромной температурой. С тех пор я начал чувствовать, где находятся активированные камни, и старался избегать таких мест. Собственно, на этом вся магия моего нового мира и заканчивалась.

Имейся у меня чуть больше свободного времени, я бы обязательно разобрался с влиянием камней на мой организм, но судьба распорядилась иначе. Неожиданно для меня, но вполне ожидаемо для всех остальных, в нашем районе начались ежегодные клановые соревнования между претендентами на инициацию. Теми, кому ещё не стукнуло шестнадцать лет.

Наверно, стоит рассказать немного про географию нового мира. Он разделялся на три огромные империи. Наша, Северная, включала в себя двенадцать провинций, каждая из которых делилась на районы, а те, в свою очередь, на места. Во главе каждой территории в обязательном порядке стоял клан, и даже Император, управляющий всем этим безобразием, являлся представителем клана. Клана Гадюки, если быть точнее. Бурый Медведь занимал одно из самых отдалённых мест, на границе с территорией гоблинов. Для меня стало сюрпризом, что люди на планете не являлись единственной разумной расой. С гоблинами велась постоянная война – Баркс как-то обмолвился, что история противостояний насчитывает не одну тысячу лет, то затихая, то вспыхивая с новой силой. Последнюю сотню лет гоблины не трогали людей, что позволило нашему клану набраться сил и значительно увеличить численность.

Однако нас по-прежнему считали одним из слабейших кланов и не спешили считаться с границами. Волки, Рыси, Лисы, даже Серые Медведи, вроде как братья по тотему, все норовили напасть, чтобы оттяпать себе участок земли. Леса у нас действительно были шикарные, но не этим Бурые Медведи оказались известны району, а то и всей провинции. Противников привлекали два месторождения железа. Если бы не хорошие отношения с кланом Тигра, управляющим нашей провинцией, нас бы давно стёрли в пыль. Однако защита сюзерена действовала отлично, а на мелкие прегрешения он смотрел сквозь пальцы. Если Бурый Медведь не в состоянии постоять за себя на границе, то не имеет права владеть такой ценностью. Ингар справлялся, что позволило ему накопить достаточно денег для оплаты учёбы сына после инициации. Но я об этом ещё не знал.

* * *

Что мне чётко пришлось уяснить – сын вождя не имеет права пропускать угрозы. Там, где простой человек может пройти мимо, прикинувшись глухим, мне предстояло вмешиваться и требовать извинений. За слабым лидером клан не пойдёт, а стоит хоть раз показать спину, как соседи тут же сотрут в порошок. Очень похоже на мой прежний мир, разве что отношения здесь выясняли менее цивилизованно.

Парень из Волков посмел обозвать меня придурком. Знал он, с кем имеет дело, или нет – неважно. Такое не прощается. Я ринулся вперёд с чётким осознанием, что команда не отстаёт от меня ни на шаг. В роду Медведей трусов отводясь не водилось.

Удар шестом по челюсти вышел знатным – в сторону отлетело несколько зубов. Глаза противника закатились, и он как подкошенный рухнул на землю. Минус один. Продолжая движение, я крутанулся и с разворота припечатал палкой по плечу ближайшего парня. Хрустнуло, и по лесу пронёсся дикий вой – со сломанной ключицей много не навоюешь. На всякий случай подняв палку, приготовившись драться дальше, я прокричал:

– Меня зовут Лег Ондо, я сын вождя клана Бурого Медведя! Эти двое – плата за нанесённое мне оскорбление. К вам претензий не имею, можете убираться. Эта поляна наша!

Я прекрасно понимал, что трое на пятерых – не тот расклад, при котором Волки готовы ринуться в драку. Так и произошло – противник попятился, стараясь убраться подальше от вытянутых палок. Но говорил я это не глупым мальчишкам – у этих ума нет. Говорил я для спрятавшегося охотника. Его наверняка будут расспрашивать о случившемся, так что стоило подстраховаться. Доставлять проблемы клану я не собирался.

– Забирайте и тащите их к лекарю. – Я отошёл подальше от скулящих от боли противников. Волки организовались быстро. Двое забрали лидера, один подставил плечо другу со сломанной ключицей, и достаточно быстро они затерялись в лесной глуши. Единственное, что меня на мгновение напрягло, – они направились в сторону второго источника, но я быстро отмахнулся от глупой мысли. Не в том состоянии были противники, чтобы найти спрятавшегося охотника.

– Все сюда! – я подозвал своих ребят и шёпотом предупредил: – Охотник на этой поляне, сидит возле дуба. Да не смотри ты туда! Хватит крутить головой. Значит, так – я иду первым, вы за мной, готовите сеть. Как только он проявится, у вас будет всего секунда, чтобы набросить её на цель. Готовы? Сработаете так же, как на тренировках?

Быстрые кивки подтвердили, что ребята всё поняли правильно. Выбрав направление, я пошёл вперёд, внимательно прислушиваясь к ощущениям. Тело начало наливаться энергией – камень с радостью делился со мной своей силой. Я понимал, что потом наступит расплата, но по-иному поймать охотника не получится. Пока активна «Маскировка», достать его невозможно, даже если знаешь точное место.

Я подошёл к дереву и едва не начал прыгать от счастья – переполняющая сила вызывала во мне странную реакцию. Группа стояла рядом, готовая исполнить свою часть задания. И тогда я втянул в себя всю доступную энергию, осушая пространство. Это словно воздух вдыхаешь, только всем телом и не воздух. По-другому сказать невозможно. В шаге от меня начал мерцать воздух, и тут мелькнула сеть.

– Что за чертовщина?! – послышался удивлённый крик попавшего в стальной капкан охотника. Сеть была сплетена из нескольких тончайших проволок, созданных из добротной стали. Такую ножом точно не разрезать. Мы отскочили, и я с интересом оценил местную магию. Там, где мгновением назад никого не было, появился дёргающийся мужчина, с каждой секундой запутываясь в сетях всё больше и больше. Судя по тому, что я перестал ощущать камень, мне удалось его полностью поглотить. Значит, есть два часа, прежде чем станет настолько хреново, что я не смогу ходить.

– Забирайте – и уходим! – приказал я, внимательно отслеживая передвижение второго источника. Видимо, тот охотник решил посмотреть, каким образом схватили его напарника – камень медленно двигался в нашу сторону. Я понятия не имел, что произойдёт со мной после поглощения сразу двух камней. Наверняка ничего хорошего, так что нужно срочно отсюда валить.

Вот только сделать это оказалось не так просто. Охотник боролся до последнего. Он дёргался, брыкался, даже пытался укусить. Шутка ли – попасться в лапы неинициированного молодняка спустя всего пару часов после начала испытания. Это какой удар по самолюбию?

– Огрейте его палкой, если продолжит дёргаться! – приказал я, и это заставило охотника утихнуть. Угрозу от сына вождя он воспринял серьёзно. Этого хватило, чтобы поднять нашу добычу на ноги и на всякий случай обвязать верёвкой. Для надёжности.

И в этот момент произошло нечто совершенно невозможное. Мимо меня что-то пронеслось, и во лбу охотника невесть откуда вырос тонкий рог, заканчивающийся черным оперением. Разум среагировал раньше тела. Не успев упасть, я закричал что есть силы:

– Гоблины! Вниз!

Показывая пример, я рухнул за землю и перекатился, уйдя под защиту дуба. Свистнули новые болты, и от моей команды не осталось и следа – на землю рухнули пять трупов, если считать охотника. Оставалось надеяться на то, что я крикнул достаточно громко, чтобы меня услышали за пределами поляны. Здесь, на границе империи, такими словами просто так разбрасываться запрещено.

Глава 2

В музее клана стояло три чучела гоблинов. В обязательную программу обучения детей приграничья входило не только изучение внешнего вида, но и всех слабых мест противника. Слава тотему, Лег не отлынивал от этой учёбы, так что в памяти сразу всплыли образы гоблинов: коричневые, поджарые, двуногие, с длиннющими руками, достигающими колен. Что ещё можно описать в облике полутораметровых тварей? Только то, что они были безобразны – более отвратительной рожи я не встречал ни в этой, ни в прошлой жизни. В музее экспонат был облачён в броню из качественной стали и дубовой кожи – у противника имелось достаточно развитое производство. Поговаривали, что какие-то кланы даже наладили с ними торговлю, но в это верилось с трудом. С оружием тоже было непонятно. Кроме стандартных копий, секир и луков у гоблинов имелись стреломёты, выпускающие снаряды с такой скоростью, что те способны были пробить трёхмиллиметровую стальную пластину. Хотя логика и твердила, что такая стрела пронзила бы голову охотника насквозь, я решил остановиться на том, что противник обладает дальнобойным оружием. Потому что мне неведомы способности погибшего охотника. Может, у него кости металлические. Наставник рассказывал, что кому-то тотем дарует и не такое. К слову говоря, у гоблинов, как и у людей, имелись свои духи-хранители. Если у нас это животные, то у коричневых тварей – деревья. Это означало, что в лесу гоблины чувствуют себя как дома. Это нужно учитывать.

Меня начало подташнивать – потихоньку наступал откат за поглощённый силовой камень. Я сжал зубы, стараясь удержать сознание. Сейчас не время валяться в бреду. Клан и так недосчитался четырёх человек – Ангар за это с меня обязательно спросит. Как сын вождя, я обязан был уберечь своих людей любой ценой. Никого не будет волновать причина, почему мне этого не удалось. Оправдания не вернут клану сильных воинов.

Высокая трава спрятала меня от неприятеля, но я прекрасно понимал, что это ненадолго – твари знают, где я нахожусь. Стараясь двигаться как можно плавнее, чтобы не потревожить траву, я подтянул к себе шест, показавшийся сейчас несоразмерно огромным. Кое-как приноровившись, я вытянул палку вбок и пошевелил, отвлекая внимание. Деревяшка тут же дёрнулась и едва не отлетела – её насквозь пронзили три стрелы. Я понятия не имел, сколько требуется времени на перезарядку и сколько вообще стреломётов у гоблинов, но ждать второго шанса не мог. Резко вскочив, я мощным прыжком отпрыгнул назад, под защиту ветвистого дуба. Насколько я запомнил, корневая система там творила поразительные фортеля, создав достаточно удобные ниши. Если забиться в одну из них и позвать на помощь, можно прожить чуть дольше. Главное, чтобы эта помощь пришла.

Плечо и ногу обожгло жгучей болью, и вместо того, чтобы грациозно приземлиться и спрятаться, я кубарем покатился по земле, царапаясь о корни. Левая рука повисла плетью, и моё единственное оружие – полутораметровая палка, которую я привык называть шестом – выпало из ослабших пальцев и затерялось в траве. В глазах вспыхнули звёздочки – я врезался в дерево. Однако вместо того, чтобы потерять сознание, мой разум прояснился. Боль никуда не ушла, она сильно отвлекала, но мне удалось сосредоточиться на более важном, чем на желании себя пожалеть.

На том, что мне нужно выжить.

Что странно – в приграничье детей не учат пользоваться боевым оружием, зато навыки выживания прививают с самого рождения. Несмотря на то что в такой ситуации я никогда не был, даже в прошлой жизни, память Лега подсказывала, что делать. Прежде всего – заткнуть дырки, чтобы не истечь кровью. В идеальной ситуации для этого использовалась чистая ткань, пропитанная антисептиками, но в полевых условиях годилось вообще всё. Я сгрёб здоровой рукой охапку травы, прожевал их и заткнул получившейся кашей раны. От боли чуть не обмочился, но не остановился, пока все четыре дырки не оказались заделаны.

Следующий шаг – затеряться в корнях. Меня отбросило удачно – перекатываясь, я умудрился скрыться за стволом. Поэтому гоблины меня и не добили. Но это ненадолго – тварям достаточно подойти чуть ближе, чтобы завершить начатое. Я начал озираться в поисках достойного убежища, как ощутил чужое присутствие. Второй силовой камень, что я заметил во время поисков охотника, медленно приближался к дубу. Он двигался со стороны, откуда летели смертоносные стрелы, так что не нужно было иметь семи пядей во лбу, чтобы понять – приближается гоблин. Причём не самый простой – тот, кто получил право на усиление своих способностей.

Тварь двигалась медленно, но чудовищно целенаправленно. Видимо, прекрасно понимала, где я должен находиться и то, что ничего противопоставить подготовленному воину не могу. План по игре в прятки провалился, толком не начавшись: я рассчитывал, что, пока сижу в корнях, придёт помощь. Но, видимо, мой крик не достиг цели. Шума в лесу, конечно, стало гораздо меньше, но он не походил на боевой ор бойцов, несущихся карать неприятеля. Та часть меня, что являлась Легом, окончательно сложила лапки и собралась умирать. Маг лишь зарычал от злобы – с каким трусом ему приходится делить тело! Если бы мне хоть какое-то оружие, чтобы защитить себя, то я бы точно…

Стоп. Но ведь я и есть оружие!

Ситуация оказалась настолько критичной, что мысли начали носиться с недоступной простому человеку скоростью. Я – маг, и в моём новом мире магия присутствует. То, что люди ею не пользуются напрямую, не означает, что это невозможно. Просто они слишком закостенели в своих привычках доверять духам-хранителям. Но если отойти от привычек хотя бы на несколько шагов…

За последние полгода я несколько раз предпринимал попытки использовать магию. Я пытался концентрироваться, ощутить силовые нити этого мира, но всё тщетно. Лишь магические камни вызывали достаточно сильное возбуждение эфира, но рисковать заполучить мигрень от близости к булыжникам я не хотел. На этом все эксперименты сами собой свернулись – внутреннего резерва у меня не было. Он мог появиться после инициации, но не факт – по словам наставника, тотем одаривает маной и силой магии лишь одного человека из десяти.

Я откинул воспоминания – они сейчас несущественны. Важно другое – без внутреннего резерва я не могу пользоваться магией. Но что, если камень, что я поглотил, этот самый резерв во мне и создал? Поэтому мне так плохо – тело пытается избавиться от заёмной силы, не в состоянии переварить излишки. Что, если пока меня мутит – я могу творить чудеса? Чем не идея, достойная проверки?