Гай Юлий Орловский
Ричард Длинные Руки – маркиз

– Все хорошо, – успокоил я. – Я могу раз в месяц так вот излечивать. А потом снова коплю силы…

– Вы счастливый человек, – сказал он. – Мне говорили, что здесь столько чудес… а теперь я сам их вижу… Еще бы яд убрать… Гадюка впилась мелкая, но пестрая, такие всегда ядовитые. Говорят, с их ядом даже маги не справляются…

Я сочувствующе кривился, сам тревожно думал, что Сатана, похоже, прав насчет его власти на Юге. Просто я не думал, что все настолько серьезно. Или так далеко зашло. Хотя, возможно, это просто возглас, как мы говорим «О Господи!», но, возможно, это не только возглас…

Без рубашки, он лежал в расслабленной позе, отдыхая. Я старался рассматривать его не слишком уж в упор, но рассматривал. Обнаженный до пояса, он казался даже не греческой скульптурой, с чем обычно любят сравнивать хорошо сложенных мужчин, а бодибильдером, рядом с которым потускнеет любая статуя античного силача.

Длинный меч в красивых ножнах с золотыми нашлепками отцепил от пояса и положил рядом, но два ножа остались под рукой. Рукояти длинные, даже моей широкой ладони не покажется тесно. Ножны тоже сделаны с великим тщанием, украшены золотыми нитями, но я больше присматривался к его поясу: похож на мой, однако кольца составлены из крупных чешуек неведомого зверя. Сколько я ни присматривался, удалось только понять, что чешуйки сцеплены не системой хитрых крючков, а простым наложением одна на другую. Сейчас составлены так, что закрывает почти половину предыдущей, а если, к примеру, ему понадобится распустить пояс за праздничным столом, ему нужно всего лишь отодвинуть две-три чешуйки ближе к краям.

Штаны сшиты настолько умело, словно поработал дизайнер, тем более что ткань тоже показалась достаточно необычной. Я сперва заподозрил, что где-то раскопали склад или хотя бы квартиру, сохранившуюся от предыдущей эпохи, но наступил себе на горло и напомнил, что такое слишком маловероятно, зато увидеть выделанную вещь из шкуры дракона, василиска или горгульи – запросто.

Я покрутил головой.

– Маркиз, вы герой… Одним махом семерых побивахом? Круто.

Он поморщился.

– Думаете, вру?.. Нет… Когда понял, что там не жить, всю наличность бросил в амулеты. И все до одного истратил. Последние два – в этой схватке.

Он со вздохом пошарил по груди, пальцы наткнулись на блестящие камешки на цепочках. Я с беспокойством смотрел, как он сорвал один и бросил в огонь, с такой же злостью рванул второй.

– Маркиз, зачем?

– Одноразовые, – прохрипел он. – Иногда мне кажется, проклятые маги нарочито делают все на один раз… Иначе кто бы в них нуждался?.. Багеры и без них возят по всем королевствам, андагрэйлы дают жратву и металл…

Второй амулет выскользнул из пальцев и упал у его ног. Я подобрал и под взглядом маркиза тоже бросил в огонь. Вспыхнуло, огонь несколько минут горел жарче. Губы маркиза искривила насмешливая улыбка. Хоть так получить пользу от разряженного талисмана.

Шелковая ленточка осталась. То ли маркиз совсем обессилел, то ли забыл про последний талисман. Но, похоже, разряжен и этот, иначе маркиз не ковылял бы на раненой ноге.

Он закрыл глаза, то ли отдыхая, то ли заснул, я быстро укладывал в черепе полученную информацию. Маги по ту сторону Барьера, значит, умеют создавать и создают различные одноразовые амулеты. Еще могут накладывать заклятия полной регенерации, но тоже одноразовые. Видимо, чтобы снова запастись таким свойством на опасные времена, нужно явиться к магам и заплатить… Зато, если судить по маркизу, даже смертельно раненный, произнеся кодовое слово, исцеляется мгновенно.

У меня регенерация без таких ограничений, но так как о человеке нужно думать хорошо, а думаем все-таки так, как эти сволочи заслуживают, я решил, что маги просто не хотят упускать из рук источник влияния. Или, что для меня более лестно, у меня совсем другой, более высокий принцип действия. Стыдно о таком говорить, это как бы сознаться, что отличник и хожу в наглаженной рубашке, в то время как все стараемся выглядеть лихими, бесшабашными, плюющими на законы и наставления родителей и дебилов-педагогов.

Я сосредоточился, в моих ладонях возникла простая глиняная чашка. Маркиз дернул носом, красные воспаленные веки поднялись. Некоторое время старался понять, что за странный дразнящий запах коснулся его ноздрей.

Я протянул ему чашку.

– Не хотите попробовать?

– Что это? – спросил он с недоверием.

Я сотворил вторую, он напряженно смотрел, как я жадно отхлебнул густой темный напиток. Глаза расширились в великом удивлении.

– Вы что же… маг?

– Нет-нет, – успокоил я, – как можно! Я гроссграф, если уж откровенно. Для краткости – граф. Я скромный.

– Но… – прошептал он, – вы сотворили это…

– И что? – удивился я. – Прекрасный напиток!

Он нерешительно отхлебнул, прислушался, улыбка пробежала по бледным губам.

– Даже боль затихла… Граф, но я не понимаю… Если вы не маг, то как это делаете? Где ваш талисман?

Я удивился:

– А почему нет? Если хочется? Ничего позорного в такой полезной магии.

Он смотрел пристально, в покрасневших глазах таилось странное выражение.

– Да, здесь другой мир… Вы вот обиделись, что я вас принял за мага… А ведь миром по ту сторону Барьера правят именно маги! Даже короли перед ними – пыль, прах… Всяк хотел бы стать магом.

Он умолк, закрыл глаза и стиснул челюсти, пережидая приступ острой боли.

– Не умирайте, маркиз, – попросил я. – Ну, не умирайте, а?.. Я только-только встретил человека, о котором мечтал так долго, и тут вы копыта решили отбросить! Это несправедливо.

Он хмуро улыбнулся.

– Вся жизнь несправедлива. Зато я уже сегодня узнаю, как выглядит ад.

– Не торопитесь, – попросил я, – без вас не начнут.

Он дерзко ухмыльнулся.

– А я и сам хочу туда, а не в рай. В аду смогу наслаждаться обществом королей и герцогов, тогда как рай населен одними нищими, простолюдинами и убогими.

Он поморщился, я видел по его лицу, что боль потихоньку возвращается. Его пальцы массировали ногу, кожа медленно принимает синюшный оттенок. Перехватил мой сочувствующий взгляд, поморщился сильнее.

– Я слыхал, иногда яд удается пересилить… Даже когда лекарства нет, можно самому… Черт, как больно!

– Маркиз, – попросил я, – расскажите о вашем королевстве! Это вас отвлечет малость.

Он отмахнулся.

– Да ничего особенного. Мало того, что на краю света, так еще и владения моего отца дыра дырой!.. Только леса и горы, да несколько деревенек. Крестьяне совсем животные, даже молодые девки… Я чувствовал, что занимаюсь с ними скотоложеством. А тут еще капризы моего родителя, придирки братьев… Задрался я со старшим, очень уж сволочь редкостная, слово за слово, схватились за мечи… Может, он лучше управлялся с хозяйством, но с оружием – дурак дураком. Я не думал, что не отобьет простейший удар в бок. Я хотел только наказать дурака, а он сам напоролся… Ну, пока несли в замок, подрыгал ногой и язык высунул. Я не стал ждать, что мне скажут, вскочил на коня и погнал так, что ветер в ушах… Три дня прятался по лесам, потом вышел на дорогу и с того времени вот все иду и иду.

– Благородно, – восхитился я. – Как я вам завидую, маркиз! А я вот прямо из медвежьего угла своих родителей. Вы так много повидали…

Он сказал почти самодовольно:

– Много, не спорю. Хотя на самом деле мир не так разнообразен, как я ожидал. К тому же два королевства пришлось обойти, закрыты сволочными магами… Правда, еще три я видел только с воздуха, багер прошел над ними, не останавливаясь, жаль… К тому же все на такой высоте, что видел только крыши домов и дворцов, а людей не рассмотрел… Зато королевство Эйхсфельда, республику Каринтии и Конклав Железных Герцогов я прошел где пешком, где на коне, а сюда добрался вообще по реке… Дурак, мне слишком везло, почему и решился бежать от погони через Барьер…

– Снова дуэль? – спросил я с сильно бьющимся сердцем.

Он скривился.

– Какая дуэль… Это с благородными еще так-сяк, а когда видишь подлый народ, то просто берешь то, что тебе надо. Если кто недоволен – того в рыло!.. Кто ж знал, что у одного из хамов окажется зачарованный кафтан! Сволочь еще и других прикрыл…

>