Артур Кириллов
За гранью сна


– Я Мари, – в ответ улыбнулась женщина. – Очень приятно! Моему старшему внуку Арни семь, а малышке внученьке Катине всего два года. Скоро у нее будет день рождения. Я очень по ним соскучилась. В нашу последнюю встречу она начинала делать свои первые шаги, а теперь уже болтает. Мой любимый внук в этом году уже пойдет во второй класс. Как быстро летит время… – Мари опустила глаза вниз и замолчала.

– Такова жизнь, – растерявшись, ответил Ричард. Немного помолчав, он продолжил. – Но вы знаете, Мари, этим она и прекрасна, ведь она наполнена моментами, которые потом становятся приятными воспоминаниями, которые наполняют теплотой наши сердца.

Мари посмотрела на Ричарда, мило улыбнулась и сказала:

– Знаете, Ричард, а Вы старше, чем выглядите…

Молодой человек понял, что в их короткой беседе он невольно затронул очень трогательную для старушки тему, и что она больше не хотела бы продолжать разговор. Ричард замолчал. Ему было не по себе от того, что он потревожил чувства Мари.

Пожилая женщина взяла журнал в кармане спинки впереди стоящего кресла и стала его листать, делая вид, что ей интересно, словно никакого неловкого момента не произошло. Ричард посмотрел в иллюминатор.

За окном не было ничего интересного: пелена облаков однородным щитом загораживала все, что было внизу и казалось, что самолет скользит по большому белому покрывалу. Люди на борту постепенно успокоились, не чувствовалось той суеты, что была вначале пути. Никто не ходил по салону. Все занимались своими делами: одни читали книги, другие, как и Мари, листали рекламные журналы, третьи смотрели фильмы, четвертые – спали, укутавшись в плед. Воздушное судно набрало крейсерскую скорость, двигатель монотонно работал на постоянных оборотах, незаметно навевая скуку. Веки становились тяжелее с каждой минутой, и молодой человек незаметно для себя закрыл глаза.

Ричард стоял на краю большого пшеничного поля. Легкое дуновение ветра нежно шевелило почти созревшие колоски, которые казались необычно большими и высокими по сравнению с теми, которые он встречал раньше. От соцветий исходило необычайное монетное сияние, и казалось, словно в тонком слое воздуха над полем витает золотая пыль. Ричард посмотрел под ноги и увидел под собой длинную косую тень. Она казалась необычайно длинной. Он обернулся и понял, что виной этому явлению закат за его спиной. Заходящее солнце имело пурпурный оттенок. Оно не обжигало взор, а лишь заставляло немного щуриться. Справа налево небо переливало розово-лазурным градиентом. Теплые лучи заходящей звезды выгодно выделяли контур и без того красивых облаков. Гладь пшеничного поля разделяла широкая спокойная река. На ее берегу на траве полукругом сидела небольшая группа людей. Вокруг них царило спокойствие и умиротворение. В центре в белом одеянии стояла молодая девушка с длинными каштановыми волосами, которые симпатично развивались на ветру. Маленькие пряди, мешая, попадали на лицо девушки. Она мило улыбалась, убирая их с лица, и продолжала что-то рассказывать сидящим вокруг нее людям. Ричард внезапно почувствовал гармонию. Ему захотелось подойти ближе и лучше рассмотреть девушку, услышать, что она говорит. Он попытался сделать шаг, но ноги не захотели слушаться. Они словно наливались свинцом, и их невозможно было сдвинуть. Молодой человек посмотрел вниз и увидел, то из земли, словно из пор, проступает серо-черное вещество, окутывающее его ступни. Слизистая субстанция быстро поднималась по его ногам. Сердце Ричарда забилось быстрее. Ему захотелось позвать на помощь людей, находящихся у реки, но его голос внезапно пропал. Молодой человек не мог издать ни звука. Ричард чувствовал, как тело цепенеет, как вещество целиком окутывает и поглощает его, как разум погружается во тьму…

Ричард открыл глаза. Чувствовалось, что самолет стал снижаться. Горело табло “Пристегните ремни!”. В начале салона стюардесса вежливо попросила пассажиров привести спинку кресла в вертикальное положение и пристегнуть ремни безопасности. Мари все также сидела рядом, но уже смотрела в соседний иллюминатор. Заметив, что Ричард открыл глаза, она, улыбаясь, произнесла:

– Поспали?

– Да, что-то сморило, – потирая глаза, ответил молодой человек. – Удивительно, но со мной раньше такого не было. До этого момента у меня никогда не получалось заснуть в транспорте, а здесь… здесь мне даже показалось, что я видел сон.

Ричард на минуту замолк, задумавшись о том, что сказал. И, действительно, он всегда удивлялся людям, которые с легкостью могли позволить себе расслабиться в подобной ситуации. Молодой человек считал это несомненным плюсом, потому что таким образом можно не просто скоротать время, но и почувствовать себя немного бодрее.

– Сны – это прекрасно, – продолжила Мари. – Особенно, если эти сны добрые. Я помню, в детстве мне часто снились сны, в которых я летала. Как здорово – бежишь по улице, расставляешь руки в стороны и… летишь. Это прекрасные беззаботные сны. Сейчас мне их очень не хватает. Все получается с точностью наоборот, – заулыбалась старушка. – Бывает, посмотрю вечером по телевизору любимую передачу, застелю постель, лягу пораньше, пытаюсь заснуть, а не получается – мысли начинают роиться, путаться, я начинаю думать то за одно, то за другое, и все…

– Знаете, у меня иногда тоже такое бывает, – немного помолчав, ответил Ричард. – Особенно, когда не все ладится на работе. Тоже не получается заснуть и, как следствие, хорошенько выспаться.

– Какие Ваши годы, Ричард!? Если бы Вы понимали, насколько на самом деле работа не главная штука, Вы бы каждый день спали, как младенец. Уверяю Вас, в жизни есть куда более важные вещи, чем какие-нибудь невыполненные проекты или незакрытые годовые отчеты.

– Наверное, Вы правы, Мари… – Задумавшись, ответил Ричард.

Их разговор нарушила стюардесса. Она хотела убедиться, что пассажирами соблюдены все требования, озвученные ею ранее по громкой связи. Бортпроводница окинула взором ремни безопасности Ричарда и Мари, мило улыбнулась старушке, нежно дотронулась до ее плеча и пошла дальше.

– Что ж, Мари… – обратился к старушке Ричард. – Похоже нам пора прощаться. Мне было очень приятно с Вами познакомиться. Желаю вам поскорее встретиться с сыном, с Арни и Катиной. Я уверен, они будут очень счастливы вас видеть. Берегите себя!

Мари посмотрела на молодого человека, мило улыбнулась и сказала:

– Вам тоже всего самого доброго, Ричард! Вы хороший молодой человек, сейчас таких мало. Благополучного возвращения домой!

Путь от аэропорта до места учебы для Ричарда был привычным: метро, автобус, гостиница. Он уже не раз проделывал его. Метро всегда изматывало Ричарда своим шумом и суетой. Возможно, дело было в том, что он родился и вырос в провинциальном городе, а как известно вдали от мегаполисов жизнь течет тихо и несуетливо. Люди же в метро почему-то напоминали ему пингвинов, обитающих на большом острове. Они все куда-то торопятся, все в своих проблемах и мыслях. Ричард особенно не любил момент, когда в час-пик перед эскалатором собиралась огромная очередь, и люди были вынуждены топтаться на месте, продвигаясь вперед маленькими шагами. Со спины это выглядело забавно – все они с важной походкой королевских арктических пингвинов стремились попасть на лестницу, поднимающую их вверх от всего этого кошмара и делающую их на миг свободными.

Зато в отличии от метро Ричард был не против автобусных поездок. Автобусный маршрут занимал пару часов до места назначения и пролегал через березово-сосновый лес. Дорога была идеально прямой, пейзаж за окном практически не менялся, лишь изредка мелькали навстречу проезжающие машины. Путь на автобусе до учебного центра был последним этапом, на котором уже можно было расслабиться и ни о чем не думать. Обычно в такие моменты Ричард слушал любимую музыку в наушниках, смотрел за окно и думал, каким чудесным может быть этот лес в разное время года.

Когда автобус остановился перед воротами учебного центра, был вечер. Ричард забрал чемодан из багажного отделения и отправился к административному зданию для регистрации и последующего размещения. Территория учебного заведения со всех сторон была окружена все тем же березово-сосновым лесом. На площади перед ступеньками центрального корпуса находился фонтан. Его вечерняя фиолетово-голубая подсветка уже была включена и делала капли воды похожими на россыпь драгоценных камней, парящих в воздухе. В разные стороны от фонтана отходили три пешеходные дорожки, вымощенные серым шлифованным камнем. Они вели к другим учебным корпусам, расположенным в юго-восточной части территории. В северо-западной части располагались двухэтажные жилые коттеджи. Рядом с ними находились теннисная и волейбольная площадки. Недалеко от площадок был сквер, на территории которого, опираясь на свои закрученные кованые ноги, стояли деревянные скамейки. Недалеко от сквера по самому краю леса элегантным изгибом текла река. На ее берегу находилась резная деревянная беседка.

– Здравствуйте! – обратился Ричард к девушке в белой блузке, раскладывающей какие-то документы на стойке регистрации.

– Добрый вечер! Чем могу помочь? – посмотрев на парня, улыбнулась девушка.

Молодой человек на секунду задумался, пытаясь вспомнить ее имя, но лицо девушки оказалось ему совершенно не знакомым.

– Эм… Я по вопросу обучения, которое начинается с завтрашнего дня.

– Ваш паспорт, пожалуйста!

Ричард достал документы и молча положил на стойку.

– Вы проходите у нас обучение первый раз? – продолжила девушка.

– Нет, я уже ранее бывал в вашем учебном центре, последний раз это было в позапрошлом году, кажется.

– Хорошо. Тогда я не буду тратить ваше время, объясняя, что и где у нас находится. Я уверена, что Вы без труда сможете найти свой номер. Корпус “2Б”, второй этаж. – Протягивая ключ от номера и карту гостя, девушка продолжила. – Если возникнут трудности по каким-либо вопросам, Вы всегда можете позвонить нам. Вам нужна помощь с багажом?

– Я справлюсь. Благодарю!

– Тогда добро пожаловать и приятного вечера! Желаю продуктивной работы! – улыбнулась девушка.

– Спасибо! – ответил Ричард и направился к выходу.

Гостиничный номер был достаточно уютным. Комната состояла из двух частей: небольшой гостиной и спальни. Номер не казался большим, но и тесным назвать его было нельзя. Стены номера были светло-коричневого цвета. Подоконники, решетки радиаторных батарей, письменный стол, изголовье спальной кровати, комод, бар и шкаф были сделаны из дерева темно-коричневого цвета, покрытого лаком. Это придавало комнате лоск и ощущение чистоты. Вся мягкая мебель: кресло за столом, пуфик, маленький диван в гостиной были обшиты бархатом нефритового цвета, приятным на ощупь. В номере было два окна, на каждом из них висели занавеси персикового цвета. Рядом с читальным креслом стоял напольный торшер. На рабочем столе располагалась лампа. На стене над изголовьем кровати висела большая панорамная картина с изображением морской волны. Обрамление картины идеально гармонировало с цветом деревянной отделки в номере. Недалеко от кровати на баре стоял небольшой телевизор.

Ричард поставил свой чемодан у стенки в прихожей, но не стал заходить в номер. Ему хотелось немного прогуляться по территории, посетить знакомые места и посмотреть, что изменилось в этом месте за полтора года его отсутствия. Самым любимым из них была беседка. С нее открывался самый живописный пейзаж. Особенно выигрышным он был в закатное время. В такие моменты солнце приближалось к горизонту, перекрашивая реку в розово-лиловый цвет, и выгодно подсвечивало силуэты деревьев, которые являли взору свое разнообразие причудливых форм. Ричард отправился к постройке. Подходя ближе, молодой человек заметил, что в беседке уже кто-то был – молодая пара, обнявшись, стояла у перил и наслаждалась спокойствием, создаваемым течением лесной реки. Ричарду не хотелось мешать им и он, пройдясь по скверу, вернулся в номер. За время его отсутствия на территории учебного центра ничего не изменилось.

Из чайника пошел пар, и щелчок кнопки, вернувшейся в исходное положение, напомнил Ричарду о том, что пора заваривать чай. Молодой человек включил телевизор. Голоса, исходящие из его динамиков, сделали комнату не такой одинокой. Выпив чай, Ричард принял горячий душ, лег на кровать и решил почитать книгу, которую взял с собой в поездку против вечерней скуки. Посмотрев расписание предстоящего учебного дня, Ричард лег поудобней, выключил свет и закрыл глаза.

Глава 2

БИСФЕР

Молодой человек стоял у окна в вагоне фуникулера, медленно движущегося вверх по склону зеленого холма. Перед его взором открывалась захватывающая панорама незнакомого города, озаренного лучами восходящего солнца и со всех сторон окруженного водой. Поселение было застроено невысокими зданиями с темно-коричневыми крышами и светлым окрасом стен. Стены были идеально гладкими и не имели никакой текстуры, и трудно было определить, из какого материала они возведены. Здания со всех сторон были усеяны окнами. Все строения города плотно прижимались друг к другу и образовывали идеально прямые линии улиц, которые шли параллельно или перпендикулярно друг другу, образуя табличную сетку. Деревьев на улицах почти не было. Лишь кое-где высились одиночные кроны. Центр города сильно выделялся и был окружен неким подобием стены. Она не просматривалась достаточно явно, но было понятно, что центр поселения – это отдельный объект, город внутри города. Картина чем-то напоминала средние века, когда в основе людского поселения располагался достаточно укрепленный замок с высокими и недоступными при осаде стенами, а вокруг него россыпью лежали обычные жилые домики крестьян и их земельные владения.

Молодой человек пришел в себя и обернулся. В вагоне фуникулера находились другие люди: одни сидели в креслах, другие стояли у окон, державшись за поручни. Все были одеты в одинаковую серо-черную униформу. Своей фактурой она напоминала рыбью чешую. Ричард осмотрел себя. На нем была одета такая же униформа. Молодой человек немного приподнял руки и снова их опустил. Униформа совершенно не сковывала движения и не чувствовалась на теле – она ощущалась невесомой. На левом плече униформы красовался темно-зеленый шеврон с надписью “УЦПП им. МЛ”. На левой стороне грудного отдела было настрочено имя – “Ричард”.

Ричард снова посмотрел на людей, находящихся в кабине. Они не выглядели враждебно или озадаченно и совершенно не обращали на него никакого внимания. Невольно молодой человек посчитал их количество. Их было одиннадцать. Слева от Ричарда около панорамного окна фуникулера стояли два молодых человека приблизительно его возраста, и Ричард хорошо мог слышать то, о чем они говорят:

– Вроде как ничего трудного… – закончил фразу один из них.

– И в чем его суть? – спросил другой.

– Ну, он выявляет наши компетентные навыки и помогает определить профессиональную сферу, в которой каждый из нас будет максимально эффективным на Бисфере.

– Что за Бисфер? – дал о себе знать голос внутри Ричарда. – Что вообще здесь происходит? Где я?

Молодые люди продолжали беседу:

– Еще я слышал, что к нашей группе приставят куратора, который будет координировать нашу стажировку после теста.

– Я это тоже слышал. Говорят, сейчас должность куратора занимает девушка, которая несколько лет назад проходила аналогичную стажировку.