Александр Федорович Мищенко
Спасти за секунду 3


– Нужно подумать. Элла Демой зовет. Дед с бабушкой не должны быть против , если нужно для дела. Остается только…

– Грина окликнул девушку. Ты не против, меня Алом называть?

*Девушка с грустными глазами* только пожала плечами, – дескать, твое дело, как хочешь, – И такая, покладистая, она стала мне нравиться еще больше.

Так что, с парома сошел, уже Ал с командой.

На безлюдном берегу, под навесом стоял торговец. При нашем приближении даже не поздоровавшись, засыпал вопросами.

– А почему вы только втроем? Как паром, нормально работает? Правда ли, что какой- то придурок убил Кондратия и ключи от парома… .

– Стоп! – не хотелось это уже второй раз за сегодня полностью выслушивать

– Чем торгуешь, покажи лучше. А с паромом на обратном пути разберусь до конца.

– Но ведь, правда, отдавать паром дилетанту …!

Топоры для отрубания голов есть в продаже? Ножи для отрезания языков?– заорал я, интересуясь.

– Правильно! Еще бы и глаз выколоть.

– Глаз выколоть? – оглянулся вокруг, стараясь найти того, кто мне такое предложил. Но рядом стояли только торговец и Грина с Беглом. Вернее, торговец стоял только до тех пор, пока про глаз не услышал. Какой – то слабый. Ну и что, что решил, что ему сейчас будут глаз выковыривать? В обморок – то зачем падать? Всякое в жизни бывает.

– Еще, пожалей его. Он любит брать веточку и животным в глаза ею тыкать. Моему другу кролику неделю назад выткнул. Правда, нет больше в живых моего друга, на корм пошел.

Я напряженно смотрел на оставшихся стоять. Но ни у одного из них губы не шевелились, ни у одного не было в друзьях кроликов, да и голос был незнакомый.

Первой не выдержала Грина.– *Алекс, ой, простите вы же теперь Ал! Ты уже маньяком становишься. Вон, хорошего человека, чуть не до-смерти напугал. И всего лишь за критику! Тогда и мне выткни. Только оба, чтобы никогда больше не видеть деграданта, который на людей кидаться начал. И, пусть, у тебя было трудное детство, пусть ты был двоечником в школе. Да и сейчас стал алкоголиком… .

Это хорошо, что полностью в себя пришла.

– Поменьше бы на самок внимание обращал.

– Тихо! Никто ничего сейчас не слышал? – Грина замолчала, только буркнула напоследок, – Допился, мерещиться уже начало.

Бегл, только пожал плечами.

– Ты кто? Спросил я у голоса.

– … в кожаном пальто, затем, уже радостно – испуганно, – так ты меня слышишь? Наконец – то. Я здесь давно сижу, с многими пытался заговорить, но все было бесполезно.

– Значит, я один такой. А почему?

– Наверное, что – нибудь магическое употребил? Кстати, невеста упоминала о твоем алкоголизме. Пиво 75-градусное, случайно, не пил?

– Пил, дважды до полного опьянения.

– Тогда задай вопрос своему другу, откуда это пиво берется.

Бегл уже начал беспокоиться обо мне. Грина времени даром не теряла, но на этот раз мне удалось удачно отмахнуться от летящего в затылок котелка.

– Бегл. Ты не знаешь, откуда взялось 75-градусное пиво?

Тот покраснел и неохотно рассказал о том, что магическим путем сделал его из обычного и отдал торговцам. От них оно попало в некоторые таверны. Но вреда вроде никакого, да и спросом не пользуется совсем. Хотя, слышал, что недавно нашелся какой – то придурок, который это пиво ведрами пьет.

– Да не придурок он, – вступилась за меня Грина, – Просто конченый. Имя даже себе новое с удовольствием взял Ал – сокращенно от алкоголик, стремится быть как можно ближе к своему пороку.

Что – то мне этот разговор перестал нравиться.

– А ты что затих? – спросил мысленно у неизвестного.

– Забери меня с собою. Мне здесь плохо. Мне скучно. Поговорить не с кем. Только с тобой. Ведь вряд ли найдется еще, хотя бы один придурок, который это пиво … . Ой, извини, я не хотел!

– Все сказал? – Зловеще поинтересовался я. – Конечно, я тебя заберу. На шубу или на воротник. Может на манто. Знаешь, что это такое? Нет? Уверен, что тебе очень понравится. Ну, так, где же ты?

– Можно подумать?

– Поздно думать. Говори, где ты прячешься!

– Не прячусь, в клетке для зверья сижу. Это нас так торговец называет. А сам он тогда – скотина.

В одной из древних книг мне попадался эпизод, когда спившемуся человеку стала мерещиться белочка. И он даже разговаривал с нею, как я сейчас.

Уже зная, кого мне нужно искать, все равно направился к клетке с волками. Мечта о сильном животном – соратнике не умирала до последнего.

– Ты зачем к волкам идешь? Они позавчера моего друга – кролика съели!

– Все- таки, не волк. Белочка значит. Только на шубу годишься. Но вас на нее много надо. Познакомишь с родственниками?

– Я хищное животное и меня оскорбляет сравнение с поедательницей падали.

– Вроде, белки орехи грызут?

– А шишки с дерева падают.

– Они их прямо с веток могут срывать. – Так, неторопливо ведя дискуссию, я и приблизился к концу своих поисков. Моим собеседником оказался испуганно забившийся в самый угол лисенок.

– Фу, какой маленький и бесцветный! Зачем мне тебя выкупать? Даже на воротник не годишься. – Сделал вид, что собираюсь отойти от клетки.

– А если вот так? – лисенок вдруг начал менять свой окрас. Весь спектр показал.

– Ой, какой хорошенький бельчонок, – нежно проворковала подошедшая Грина, – так это ты с ним разговаривал? Но они же тупые, речь не понимают.

Видимо, часть рассуждений о белках я произнес вслух. Иначе как можно принять лисенка за белку? Заранее убедил своим авторитетом.

Оскорбленный Лис( так я его стал про себя называть) мгновенно исчез.

– Ты куда девался?