Лариса Ена
Последнее воспоминание


Тамара проводила Алию до квартиры и убедившись, что с пострадавшей все в порядке, ушла. Решив, что лучшее лекарство, это сон, Алия легла в кровать и вскоре забылась тяжелым сном.

Планета Валуемея (за год до вышеописанных событий)

Питимия стояла у большого панорамного окна своего кабинета, заложив руки за спину. Это была женщина шестидесяти лет, с едва тронутыми сединой волосами, собранными в аккуратный пучок. Тонкие губы были плотно сжаты, а живые, блестящие глаза не упускали ничего важного из виду. Строгий деловой костюм разбавлял бутон валуемейской розы, приколотый алмазной булавкой.

В дверь постучали и на пороге появился ее помощник – советник Сулем.

– Госпожа президент, – Сулем слегка замялся, – Габит только что умер.

– Разве нельзя было продлить его никчемную жизнь? – ответила Питимия, продолжая смотреть в окно. – Сколько информации вам удалось добыть?

– Есть только фрагмент записи в его судовом журнале с описанием открытой планеты, но информация о координатах стерта. Наши сотрудники не смогли их восстановить.

– Нужно было пытать Габита, – Питимия нахмурилась, – Если всё то, что описано в журнале этого пирата правда, то мне нужна эта планета!

– Всё это время он не приходил в сознание, – словно извиняясь, произнес Сулем, – Конечно, мы бы сделали всё, что б развязать ему язык. У него была слишком серьезная травма, когда мы его нашли.

– Сулем, подойдите ко мне, – Питимия подождала, пока советник не встанет рядом, – Скажите, что вы видите?

– Эмм… Ваш парк, фонтаны, красивые здания.

– А ты видишь эту розовую дымку там, у тех холмов?

– Да, это местная пыльца. Проклятие этой планеты. Она слишком мала, чтобы наши очистители с ней справлялись. – Сулем развел руками, – К чему вы клоните?

– К тому, что эти микрочастички побеждают. Слышишь? У нас в запасе быть может еще лет десять, может пятнадцать, а потом эта дрянь покроет всю планету и нам придется покинуть это место. Эта пыльца пожирает наши здания и технику, портит топливо… Будто мстит за смерть тех аборигенов, которых нам пришлось уничтожить, чтобы представители Альянса смогли тут жить, – Питимия повернулась к советнику, – Я не хочу жить на Корвине с ее вечными шквалистыми ветрами и кучей шахт, которые периодически взрываются. Не хочу жить на Анарии, где все эти морские гады так и норовят пролезть в любую щель и сожрать тебя или заразить каким-нибудь паразитом. И при этом люди, живущие на этих планетах, плодятся, как тараканы. Скоро снова будет перенаселение, голод, революции. Мне нужна новая планета. Новая Земля! Мне нужно дать надежду моим приближенным и всей этой рабочей черни. Без надежды меня уничтожат свои же.

Сулем ничего не ответив, протянул ей папку с докладом.

Питимия, бегло прочитав текс, приподняла бровь:

– Из отчета ясно, что на пиратском корабле вместе с Габитом было девять человек, а тел нашли только восемь. Найдите мне этого члена экипажа. Переройте хоть весь космос! Подключите разведку, спустите с цепи ваших ищеек. Корабль дрейфовал у Корвины и спасенный может находится там. Поймать и доставить ко мне! У вас же есть свои люди среди пиратов, пусть они держат ухо востро и скажут, кому удалось спастись с разбитого корабля. Идите.

Поклонившись, Сулем поспешно вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Питимия, отвернувшись от окна, прошла по кабинету и сев в кресло, задумалась. Она не любила, когда не получала всё, что желала. А желала она сейчас только одного: получить координаты планеты, на которой она смогла бы устроить свою резиденцию. Она желала перебраться на планету, где, судя по описанию пирата, был истинный рай. Она желала удержать свою безграничную власть и богатство.

Над головой загорелось табло с предупреждением о желтом уровне опасности из-за пыльцы. Отдав распоряжение через электронного помощника, она с яростью наблюдала, как окно закрывается защитным пластом, а с улицы раздается шум очистных насосов.

Планета Корвина

Утром Алия проснулась с жуткой головной болью, ее мутило и поднялась температура. Кое-как встав с кровати, умылась и налила себе воды. Вернувшись в кровать, вдруг вспомнила, что ей приснился довольно странный сон. Будто она гуляет по прекрасному месту, покрытому зеленой мягкой травой. Голубое небо, легкий ласковый ветерок струился по волосам и складкам платья. Было очень тепло, а слух услаждали трели птиц и трескотня каких-то насекомых. Чуть дальше она увидела несколько детей. Они, смеясь, бегали по полю, играя в догонялки. Ей было настолько спокойно в этом месте, что она легла в траву, раскинув руки и лежала, разглядывая пушистые облака. Неожиданно зеленое поле накрыла гигантская тень. Алия увидела, как огромный космический корабль, закрыв собой солнце, приближается к ней. Из открывшихся защитных панелей корабля показались сопла орудий, которые целились в бегающих детей. Не успела она встать, как раздались залпы. Клочья земли стали разлетаться во все стороны вместе с вырванной травой и камнями. Тут и там появились языки пламени, которые, быстро разрастаясь, смыкали вокруг нее круг. А потом она проснулась.

– Какое это было красивое место, – тихо прошептала Алия и взглянула в окно, за которым виднелась стена другого дома, – И там мне было так хорошо! Жаль, что это был всего лишь сон.

Она снова встала с кровати и пошла налить себе воды, грузно ступая босыми ногами по полу. Проходя мимо зеркала, вдруг остановилась, как вкопанная. Разглядывая свое отражение, она дотронулась до своего носа, провела пальцами по губам и потрясенно произнесла:

– Это не моё тело!

– Это не я! – вновь произнесла она и попятилась от зеркала. В этот момент в дверь постучали и в комнату заглянула Тамара.

– Привет, пришла тебя проведать. Ты как?

– Тамара, скажи, ты меня давно знаешь?

– Ну, около года, а что? Что случилось? Ты чем-то встревожена?

– В общем, я сейчас взглянула на себя в зеркало и не узнала себя. Мне страшно! Это точно я? Или я – не я?

– О, дорогая, – Тамара обняла Алию, – Это последствия сотрясения. Так что завтра не вздумай выходить на смену. Если старший увидит тебя в таком состоянии, то просто вышвырнет тебя, ты же понимаешь? У тебя есть официальная справка, воспользуйся этим и отдохни, как следует.

– Наверное ты права, – Алия, вздохнув, повертела в руках документ от врача, – Не вовремя я упала, сейчас так нужны деньги!

– Ну, – Тамара улыбнулась, – Они всегда нужны. Ладно, отдыхай. И запомни: ты – это ты.

Закрыв за соседкой дверь, Алия, стараясь больше не смотреть в зеркало, легла в кровать. Средств на лечение у нее не было, поэтому она решила, что лучшее лекарство – это сон. Укутавшись в одеяло с головой, потому что ее стало знобить, она погрузилась в какое-то полудремотное состояние, при котором мысли начинают путаться, всплывают какие-то непонятные картинки и всё это происходит, словно в киселе.

Ей виделось, будто она стоит у панорамного окна на космическом корабле и смотрит в бесконечную, с вкраплениями звезд, черную даль. В отражении стекла она видела почему-то не свой привычный образ, а молодую, стройную женщину лет тридцати, со слегка вьющимися каштановыми волосами. Несмотря на то, что Алия стояла неподвижно, женщина в отражении постоянно оглядывалась, словно прислушиваясь к чему-то, а потом бросилась прочь, исчезнув из поля зрения. Алия инстинктивно дернулась и открыла глаза. Полежав какое-то время, взяла с прикроватной тумбочки зеркальце и осторожно поднесла к лицу. Нос картошкой, блёклые, глубоко посаженные маленькие глаза, два подбородка соревновались на сальность со щеками… Нет, она была очень далека от образа той девушки в своем сне. С другой стороны, раз она видела в зеркале свое привычное отражение, значит ей полегчало, и она сможет выйти завтра на смену. Но что-то глубоко внутри продолжало ее беспокоить. Ощущения были странные, словно у нее стали чесаться кости.

– Еще одного похода к врачу мой бюджет не выдержит, -Алия почувствовала, как на глаза навернулись слезы. Ну почему так? Где в своей жизни она свернула не туда? Влачить жалкое существование, жить в постоянной нужде, без прошлого, в ожидании сомнительного будущего. В памяти всплыли слова врача о том, что у нее под кожей имплантат. Рука машинально сама потянулась к маленькому бугорку за ухом. Вот тебе и жировик. Может в прошлом, которого она не помнит, она вшила эту штукенцию, что бы меньше есть? Ну, есть же такие программы для похудения. Однако мельком взглянув на свою фигуру, покачала головой, – есть она меньше явно не стала. От всех переживаний у нее вновь закружилась голова и она легла в кровать. На этот раз она довольно быстро уснула и спала до утра без сновидений.

Когда зазвенел будильник и она открыла глаза, то с удивлением поняла, что чувствует себя прекрасно. Обрадовавшись, что не пропустит рабочий день, наспех собралась и поспешила на поезд. Места были практически все заняты и она уселась на место возле прохода. В окно не посмотреть, ну хоть стоять не придется. По привычке она достала бутерброд, термос с чаем и стала завтракать. В этот момент послышался какой-то шум, дверь вагона распахнулась и появился молодой человек. Быстро осмотрев сидящих пассажиров, он рванул к двери, ведущей в следующий вагон. Буквально через мгновение дверь снова распахнулась и появился еще один мужчина с оружием. Алия сразу его узнала, – это был ищейка, который несколько дней назад сидел с ней рядом. А это значит, что только что пробежавший мимо нее парень, скорее всего из группы недовольных, скрывавшихся от представителей Альянса. То, что произошло дальше, заставило ее впоследствии удивляться целый день. Как только ищейка поравнялся с ее креслом, она выставила вперед ногу. Мужчина, запнувшись, потерял равновесие и растянулся в проходе, выронив пистолет, который закатился под кресла пассажиров. Поднялась суматоха, раздались испуганные крики. Ищейка, вскочив обернулся и со злостью уставился на Алию.

– Простите, – залепетала она, – Я такая неуклюжая, я вас не заметила. Вы не ушиблись?

– Идиотка! – заорал ищейка и бросился искать оружие под ногами сидящих рабочих.

Отвернувшись, Алия едва сдержалась, чтобы не улыбнуться. Сердце ее колотилось так, что, казалось, сейчас выпрыгнет из груди, но почему-то ей было хорошо. Своей подножкой она явно спасла тому парню жизнь.

Поезд заскрипел тормозами и остановился, чтобы подобрать очередную порцию рабочих. Алия, поднявшись, направилась к выходу. Ну, во-первых, это была ее станция, а во-вторых, ей не хотелось лишний раз попадаться на глаза разгневанного ищейки.

Придя на работу и кивнув коллегам, Алия встала к конвейеру. Приподнятое настроение ближе к обеду сошло на нет. Старшая смены, которая постоянно придиралась ко всем, сегодня пришла не в духе и то и дело отпускала нелицеприятные высказывания в адрес присутствующих. Все терпели, опасаясь нарваться на штраф, лишь молча переглядываясь между собой и шепча проклятия. Когда раздался сигнал, оповещающий обеденный перерыв, работники поспешили в столовую. Алия, достав из сумки контейнер с обедом, неторопливо жевала сублимированное мясо, когда мимо нее прошла старшая смены с подносом. Окатив Алию насмешливым взглядом, она небрежно бросила:

– Может тебе вообще не стоит есть? Твой живот скоро не даст подойти тебе к конвейеру.

Алия хотела по привычке промолчать, опустив глаза, но неожиданно ее рот сам собой открылся и она громко выдала:

– А может твой грязный язык стоит с мылом помыть, а то воняет!

В наступившей тишине, старшая смены ошалело уставилась на подчиненную, а потом заорала:

– Ты в себя что ли поверила? Да я тебя сейчас оштрафую на полную катушку!

– В таком случае я пойду к начальству и расскажу о твоем произволе. А еще скажу, что несмотря на то, что я отправила тебе справку о нетрудоспособности, ты все равно допустила меня до работы. А я прямо чувствую, как мне плохо и я сейчас упаду в обморок и получу производственную травму, – Алия, сказав это, спокойно посмотрела обидчице в глаза.

В полной тишине, старшая по смене отвернулась и что-то бубня себе под нос, направилась к столику, провожаемая насмешливыми взглядами рабочих.

– Молодец! Хвалю! Вот это ты выдала! Не ожидал! – мимо Алии проходили ее коллеги и улыбаясь, похлопывая по плечу, говорили комплименты. Маруся, так вообще не сводила с нее восхищенных глаз и призналась, что теперь Алия – ее герой.