Алёна Акулова
Тварь


– Уфф. Что там у тебя за приложение?

– Ой слушай Крис. Тут значит такое. Вот если наступит конец света, то каким бы героем ты стала?

– Ты бухнула с утра? Я тут в пробке стою, а меня сестра с племяшкой в аэропорту ждут. Я если не успею, то у меня персональный конец света будет.

– Ритка приехала? – Янка радостно взвизгнула в трубку. – Приветики от меня и чмокни обязательно Валюшку.

Вот как на нее обижаться? Она реально искренне была рада, что они прилетают.

– Ладно, скидывай ссылку. Чего там надо делать?

Тренькнул смартфон, пришло сообщение от Янки. Машины в пробке еле ползли. Я открыла ссылку. Черными стилизованными под готику буквами, на экране пульсировал текст:

А если завтра Апокалипсис? Что вы будете делать?

Единственное, что надо будет сделать, когда наступит конец света это выжить любой ценой. Для этого вы должны быть:

Сильным монстром или быстрым хищником?

Беспринципным эгоистом или Героем защитником слабых?

Выберите из предложенного списка фракцию. Члены которой по вашему мнению, больше других имеют шанс выжить во время апокалипсиса…

И может Вам повезет? Вы станете игроком и получите шанс пережить наступивший кошмар.

Чего только сейчас в сети не найдешь, ухмыльнулась мрачноватому сообщению. Дальше шли название четырех предлагаемых фракций: жизнь, порядок, смерть и хаос. В начале названия каждой был стилизованный значок: зеленый древесный лист, крепко сжатый кулак, серый череп с темными провалами глазниц и красная звезда в круге – пентаграмма.

Перед тем как положить трубку подруга успела уточнить, что я должна выбрать фракцию смерти. Я ухмыльнулась, пробежав глазами по тексту на экране моего смартфона, и сделала свой выбор, кликнув на изображение черепа. Получай свою звездочку, весело подумала я и отключила экран. Перезванивать Янке не стала. Достала сигарету и приоткрыла окно, пробка вроде сдвинулась с места.

Правда, далеко уехать не получилось, через два квартала, пробка возникла снова. На этот раз из-за аварии, встретились два одиночества, как любил говаривать мой отец. Невысокий пузатик не славянской внешности в неизменной кожаной куртке и тоненькая блондинка в больших солнцезащитных очках. Классика!

Делать нечего, я уже однозначно не успеваю встретить своих. Взяла телефон. Надо позвонить. Тяжело вздохнула и сняла блокировку с экрана.

Поздравляем, вы сделали свой выбор и стали потенциальным игроком!

Обновление данных…

Всего в секторе зарегистрировалось 594 873 потенциальных игроков.

С начала трансформации в течение первых трех суток вы должны инициировать себя в Системе, убив любое существо.

Желаем Вам выжить в Новом мире!

До начала системной трансформации осталось зарегистрироваться 51 892 потенциальным игрокам.

Что за бред! Я еще раз перечитала сообщение и, покачав головой, попыталась закрыть приложение. Но телефон никак не реагировал на мои действия, словно подвис. Только на экране мелькали цифры, с каждой секундой уменьшая количество потенциальных игроков. Сейчас их уже было тридцать восемь тысяч, и цифра очень быстро уменьшалась, а ведь прошло всего полминуты.

Я бросила трубку на пассажирское сиденье и сложила руки на руле, опустив на них голову.

Дебильное какое-то приложение. И так настроения нет, еще и конец света неумолимо приближается. Хах! Я невольно прыснула, мне почему-то стало смешно от мысли о приближающемся конце света. А еще мне об этом сообщил мой смартфон. Интересно количество оставшихся игроков это по миру или в нашем секторе?

Но ровно через минуту мне стало абсолютно не до смеха.

Телефон громко пискнул, я удивленно на него посмотрела. Что за звук? У меня на сообщениях стоит другой сигнал. И в этот момент мир на секунду перестал существовать.

Я не знаю, как описать это ощущение полной пустоты и небытия. А спустя мгновенье все опять стало по-прежнему. Солнечный июньский день, пробка из-за аварии, ругающиеся участники ДТП, разраженные и скучающие водители в своих автомобилях, спешащие куда-то по своим делам пешеходы.

Тряхнула головой и посмотрела на соседнюю машину. На детском кресле сидел пятилетний малыш, смотрел на меня и улыбался. Я улыбнулась в ответ и обмерла. На радостном детском личике с милыми ямочками, в полураскрытом ротике торчали мелкие острые клыки. Не как у вампиров всего два по бокам, все зубы у ребенка были такими, а ясные голубые глазки обезобразил вертикальный змеиный зрачок. И в них горела злоба и ненависть.

Впереди раздался пронзительный крик. На спине у блондинки в больших очках, что организовала ДТП, сидела девочка лет десяти. Хотя на ребенка этот монстр был уже мало похож. Вытянутые немного вперед челюсти с большими загнутыми внутрь черными зубами, на руках длинные когти, что рвали беззащитное горло девушки. Ее крик перешел в булькающие звуки, и она упала на проезжую часть. Маленький полненький кавказец кинулся ей на помощь, пытаясь стащить с ее спины ужасного ребенка.

Вы получили системный квест «Первая кровь».

Вы являетесь потенциальным игроком фракции Смерть. Для инициализации себя в Системе убейте любое существо.

Награда за выполнение: игровой класс.

Штраф: системная трансформация.

Условия: отказаться от задания невозможно, время на выполнение 3 суток.

В воздухе на расстоянии полуметра передо мною, прямо на лобовом стекле, возникли черные строчки сообщения.

Кричали уже справа, откуда-то с тротуара. Я обернулась, отмахнувшись от текста сообщения, как от глюка. Двое белокурых сорванцов в полосатых шортах и голубых маечках, прижав к стене здания пожилую женщину, рвали маленькими когтистыми пальчиками ее летний легкий сарафан и вгрызались в полные бедра.

Дверь соседней машины открылась и из нее на асфальт вывалилась молодая женщина, она сжимала рваную рану на плече и пыталась отползти от своего автомобиля. В дверном проеме появился мальчуган со змеиными глазами, его рубашка на груди была залита кровью, он плотоядно облизывался раздвоенным, как у змеи, длинным языком. На лице раненной женщины застыл ужас, она, не отрываясь, смотрела на того, кто еще несколько минут назад был ее любимым сыночком.

Это что бля за детсадовский зомбоапокалипсис? Я вертела головой по сторонам, покидать машину было страшно. Еще это сообщение. Если это не галлюцинация, то получается прямо как в игре. А что если я стану как эти малолетки? Я же выбрала фракцию смерти. Гребанная Янка! Помогла подруженции звездочку получить! Я громко расхохоталась и откинула голову на подголовник. Правда, смех мой был надрывным и истерическим.

В стекло сильно ударили. Размазывая собственную кровь руками по моему стеклу, приглушённо порыкивая и постукивая зубами, поддернутыми белесой пленкой глазами, на меня смотрела мамаша пацана со змеиным языком и глазами.

Блин! Она же только что сдохла! Ее клыкастый карапуз запрыгнул на мой капот и выстрелил в меня. В смысле языком выстрелил, он у него удлинился не хуже жабьего. С глухим ударом, влажно мазнул по тримплексу автомобильного стекла и вновь исчез в маленькой пасти.

Надо как-то валить отсюда, перелезая на заднее сиденье, у меня «глухая» тонировка на задних стеклах, думала я. Количество взрослых зомби росло с каждой минутой, и теперь они активно помогали жуткой малышне пополнять мертвую армию апокалипсиса новыми бойцами.

Но то, что сейчас творилось на улице, никак не способствовало моим планам сбежать. Количество ходячих мертвецов росло в геометрической прогрессии, слава богу, что жуткая семейка, мамаша с сыночком оставили меня в покое. Наверное, интеллект и элементарное мышление у этих тварей отсутствовало. Как только их жертва, то есть я, пропала из поля зрения, они куда-то убежали, при этом мамашка не смотря на то, что превратилась в кошмарную тварь, продолжала оберегать своего сына, не отходя от него ни на шаг.

Я вообще обратила внимание, когда мало-мальски оправилась от первоначального шока и ко мне вернулась способность мыслить, что «малыши» и подростки, а именно они первые и превратились в монстров, являлись своего рода командирами или предводителями взрослых зомби. Если последние тупо бродили и кидались на все живое, то жутковатого вида детки собирали их возле себя и придавали их деятельности заметную организованность. И если зомби выглядели как ожившие трупы с рваными почерневшими ранами, торчащими из тела сломанными костями и глазами как у мертвых рыб, то детки подверглись какой-то жуткой сюрреалистичной трансформации. Они больше походили на монстров из фильмов ужасов про адских тварей или кошмарных пришельцев, а не на оживших мертвецов.

Ближе к ночи бродячих мертвецов стало меньше и мне кажется, что в темноте они ориентировались хуже или просто упала их активность. Основная их масса под предводительством «юных» предводителей разделилась. Часть отправилась в сторону большого торгового центра, что стоял в конце квартала, другие вглубь спального района. Среди скопления автотранспорта, где находилась я, прячась в своем авто остались бродить несколько одиночек, тыкаясь в машины и стены зданий.

Практически напротив меня с левой стороны дороги в длинном административном здании, находился небольшой магазинчик одежды. Двери были открыты, пару часов назад туда уже заглянули несколько мертвяков под руководством одиннадцатилетнего подростка и вытащили парочку продавщиц модной одежды. Райончик в котором я «застряла» на начало апокалипсиса относился к центральным, соответственно магазинчики здесь были в основном для обеспеченных слоев население, как и кафешки с барами. И еще одно наблюдение, чем старше по возрасту был мутировавший ребенок, тем меньше вокруг него крутилось взрослых зомби. Я видела как мимо меня по тротуару прошествовала небольшая колонна зомби, на вскидку в ней было мертвецов тридцать и пара тройка монстров подростков, а в центре распухшая молодая женщина несла в руках грудное «чудовище» с неестественно большой головой на которой я увидела огромные круглые глаза без век и пасть с мелкими как иглы зубами. Идущие рядом два «подростка» скармливали «этому» части человеческих тел, оно медленно пережевывало плоть и утробно и довольно урчало. Эта картина до сих пор стоит у меня перед глазами.

На улице стемнело, фонари не работали. В зданиях света тоже не было. На город опустилась ночная тьма. Я вспомнила деревню, в которую в детстве меня возили родители. Там тоже ночь была гораздо темней и загадочней, чем в городе, где всегда светло и шумно.

Вспомнила про родителей и сестру. Схватила с переднего сиденья забытый смартфон. Он не работал. Не включался и не подавал признаков жизни. Просто бесполезный кусок пластика. Пора было выбираться из машины, не сидеть же в ней вечно, дожидаясь мертвецов или смерти от голода. Хотя, наверное, это лучший вариант в обновленном мире.

Аккуратно открыла дверцу, стараясь не шуметь. Огляделась вокруг, насколько это мне позволяло мое человеческое зрение, и практически на корточках поползла в сторону модного бутика. Я очень надеялась, что там никого не будет.
>