Дмитрий Николаевич Коровников
Адмирал Империи – 1


– А ну-ка, прекратили балаган! – строго сказал своим подчинённым, Иван Савельевич и повернулся к Счастливчику. – Привет Гена. Где, твоя капитанша?

– Здравствуй, – кивнул тот, в ответ. – Что-то там с рефрижератором – она с ним возится…

– У вас тоже, как и у нас на станции, всё полетело к чертям… Ладно, – кивнул сотник, – хоть мы здесь, чисто для проформы, но документы на груз всё равно посмотреть надо.

– Вся документация в рубке, пошли туда, – засуетился Гена, и слегка прихрамывая, поковылял по коридору.

– Сашка, слышишь меня? – Иван Савельевич крикнул через плечо в открытый люк, своему пилоту, оставшемуся на «чайке». – Двигатель можешь не глушить – мы быстро, минут десять – пятнадцать…

– Знаю, я ваши «пятнадцать», – послышался ответ, недовольного Сашки, – последний раз, вас два часа не было, а я всё это время просидел за штурвалом, пока вы там животы набивали. Сегодня, так же будет?

– Нет, ну максимум – чайка попьём, – послышался ответ удаляющегося командира.

– Мне, что-нибудь прихватите…

Досмотровая группа двинулась вслед за Счастливчиком по направлению к мостику. Казаки прекрасно знали этот корабль, на котором не раз, весело проводили время.

– Ген, есть, что покушать-то у тебя? – поинтересовалась Поля, опасливо косясь глазами на своих товарищей.

– Нет ничего, отстань, прорва! – огрызнулся тот, даже не обернувшись. – Ты всё съела в прошлый раз.

– Злой, – буркнула девушка, – и жадный, стал… Ладно, Большая Капа – она хоть и криптонемка, и у неё прижимистость в генетическом коде прописана, но ты-то русский! Где же твоя хлебосольность?

– Какой он русский, после того, что натворил! – вставил Козырь.

– В смысле? – не поняла Поля.

– В самом, прямом… А ты что, не знала? Этот проходимец взял фамилию жены, – пояснил казак, – Не знаю, добровольно или Капа применила силу, но только сейчас, перед нами, не просто Гена, а Гена Бах!

– Ого, вот это неожиданно! – искренне удивилась Поля, – Гена, ты зачем это сделал? Признайся, она что, тебя пытала? Хотя, чему я удивляюсь.

– Отстаньте, никто меня не пытал…

– А какая, у тебя фамилия до этого была?

– Иванов.

– Шутишь?! Ты поменял фамилию «Иванов», на «Бах»?! – Поля, даже остановилась. – Куда катится этот мир!

– Да, враг не дремлет, – засмеялся Козырь. – Не смогли нас завоевать, так с другого бока заходят, или вернее сказать, с тыла… Поля, а ты знаешь, что у нас в 4-м полку уже появился казак, по фамилии Шульц?

– Я в шоке, – ответила та, – ты этой информацией, сейчас мне просто аппетит испортишь.

– Отставить, шовинизм! – жёстко прервал их диалог, Иван Савельевич. – Вы, казаки Империи, или кто?! В российских звёздных системах все народы равны между собой. Кто это забыл – я могу напомнить! И даже, если когда-нибудь, рядом с вами появится казак с фамилией – Ли, вы будете относиться к нему так же, как к остальным! Все меня поняли?!

– Да, брось, командир, мы же просто шутим, – засмеялась девушка, – видишь, как Счастливчика передёрнуло, даже не улыбнётся…

– А зачем нам тащиться в капитанскую рубку, – недовольно спросил Козырь, – что мы там не видели – панель управления? Пошли сразу в кают-компанию, там хоть посидим в комфорте…

– Нечего вам там делать, – запротестовал Счастливчик, – до мостика идти всего минуту, не развалитесь…

– И то, верно, – поддержал Козыря, Иван Савельевич, хитро прищурившись, – Гена, тащи документы прямо туда…

Группа повернула в сторону жилого отсека, но Счастливчик попытался преградить им путь.

– Иван Савельевич, не ходите туда, – сказал он, – Прошу вас… Я сейчас принесу планшет, проверите накладные и распрощаемся…

– Да, что с тобой сегодня? – улыбаясь, изумлённо посмотрел на него, казак. – Почему мы не должны идти в кают-компанию? Признавайся, ты действительно заделался контрабандистом? Тогда, почему как все, не спрятал запрещённый товар в грузовом отсеке? Нет, теперь я точно туда пойду, мне даже интересно стало…

– Я давно догадывался, что Гена, не чист на руку, – подхватил эту тему, Козырь, подмигнув остальным. – А я ещё думаю, почему «Мотылёк» так часто бегает туда–сюда, из одной системы в другую…

– Я бы сказал, что наш «Мотылёк» – мотыляется, – пошутил Иван Савельевич. – Кстати, может, поэтому его так и назвали.

– Точно, – засмеялась Поля, – и, насколько я помню, всегда приходит на станцию в ночные смены.

– О, как раз, в связи с этим… Сашка, – крикнул в своё переговорное устройство, Иван Савельевич, обращаясь к пилоту, оставшемуся на «чайке», – найди песню про мотылька в плей-листе у меня. Помнишь, которую я недавно слушал… Включи и сделай погромче…

– Она же древняя, как псалмы, – недовольно отозвался тот,– ей уже больше двухсот лет! Это, что песня вашей молодости?

– Выполняй, что велят старшие!

– Ладно, ладно, включаю… – буркнул Сашка, ища нужный файл. – По заявкам наших ветеранов, звучит ретро-композиция конца 20-го века: «Ты мой ночной мотылёк»… Дамы могут приглашать кавалеров…

По всем отсекам корабля зазвучал приятный женский голос из далёкого прошлого.

– Как я обожаю музыку тех веков, – зажмурился Иван Савельевич.

– Песенка, точно в тему, командир! – закивал Козырь, вслушиваясь в текст и даже начиная слегка подтанцовывать. – Как думаете, что семейка Бахов, тайно перевозит к нам из «Мадьярского пояса»?

Так они, веселясь и балагуря, добрались до входа в кают-компанию.

– Сейчас мы это и узнаем, – ответил Иван Савельевич, открывая дверь и входя внутрь…

Первое, что они увидели, или вернее, кого – это была их старая знакомая, Большая Капа, которая, связанная лежала на полу и дикими от ужаса глазами смотрела на них. Рядом с женщиной в больном кожаном кресле сидел молодой темноволосый воин в чёрной боевой броне. Всё остальное пространство каюты занимали несколько десятков солдат, направивших свои автоматические винтовки на вошедших. По красному цвету в одежде, прикрывавшей надетые на них доспехи и высоким стилизованным шлемам, казаки сразу узнали своих давних кровных врагов. Это были янычары – солдаты основных штурмовых подразделений османского флота.

Русские мгновенно вскинули оружие и защёлкали предохранителями.

– Попили чайку…– выдавил Козырь.

– Что-то аппетит у меня совсем пропал, – промолвила Поля.

– Простите меня, ребята, – со слезами на глазах повернулся к казакам, Гена, – я не мог предупредить вас… Они сказали молчать, иначе убьют мою жену…

– Понимаю тебя, – хмуро кивнул Иван Савельевич, в это время, пытаясь незаметно включить свой переговорник на громкую связь, – но боюсь, что они убьют её в любом случае…

– Не старайся, – увидев движение казака, сказал, улыбнувшись, осман, сидящий в кресле, – «глушители» связи уже работают – ты уже не сможешь никого предупредить.

Действительно, музыка перестала звучать, как только они вошли внутрь отсека.