Дмитрий Николаевич Коровников
Адмирал Империи – 1


Стараясь не вступать в прямое столкновение, американцы провоцировали соседние государства на агрессивные действия, направленные против Российской Империи. Давно забытые исторические обиды ими умело разжигались с новой силой, и русским боевым кораблям, стоящим на страже территориальной целостности страны, снова и снова приходилось сходиться в боях, то с османскими галерами, то с польскими лёгкими крейсерами.

Следствием этого явились две полномасштабные войны начала века:

Первая война – это, так называемая «Польская кампания» 2209 года, в которой, с нашей стороны, принимал участие Балтийский флот и введённая в его состав – Императорская Гвардейская эскадра.

Справка: Космические флоты Российской Империи продолжали носить свои исторические названия: Черноморский, Северный, Балтийский, Тихоокеанский. Также, прежние имена сохраняли многие боевые корабли, дивизии и эскадры.

С другой стороны, нам противостоял объединённый флот Речи Посполитой и союзный им – экспедиционный корпус АСР. По результатам этой войны, не смотря на существенные потери, понесённые нашей стороной, под юрисдикцию России отошли несколько «русскоязычных» республик из состава бывшей Венденской Конфедерации:

Справка: Конфедерация «Венден» – искусственно-созданное государственное образование из малых торговых республик в секторе пространства, ранее принадлежавшем Российской Империи.

Вторым серьёзным столкновением стала Русско-османская война 2212-2213 годов, которая была развязана военной элитой Нового Стамбула. На начальном этапе, боевые действия проходили крайне неблагоприятно для Российской Империи, сказалась внезапность нападения османских групп вторжения на наши приграничные звёздные системы. Однако, в дальнейшем, умелые и решительные действия нового командующего Черноморским флотом, адмирала Ивана Самсонова, изменили ход войны. В нескольких крупных сражениях русские космические моряки и лётчики полностью разгромили, численно превосходящие их, турецкие эскадры, в итоге вынудив султана подписать позорный для его страны – «Константинопольский мирный договор»…

Хотя, оба этих конфликта закончились полной победой русского оружия, но они, тем не менее, потребовали от себя большого напряжения сил и ресурсов, всего государства. К тому же, их результаты толкнули поверженных Варшаву и Стамбул в цепкие объятия их «верных» друзей – американцев. Сенат пообещал своим новым союзникам щедрые территориальные приобретения и скорое отмщение нанесённых им обид. В результате, звёздные системы этих двух держав стали плацдармом для размещения сразу, четырёх военных флотов АСР в непосредственной близости от наших границ. Помимо этого, и шумный польский Сейм и османский Диван, проголосовали единогласно и обязались включить свои воинские контингенты в состав американского флота вторжения. Большая война неминуемо приближалась и была лишь вопросом времени…

Коннор Дэвис, декретом Сената Республики был назначен – главнокомандующим военно-космических сил АСР, и наделён чрезвычайными полномочиями во всех «прифронтовых» звёздных системах. Адмирал, желавший получить венец победителя над последним серьёзным врагом Америки, рьяно взялся за дело.

Для успешного наступления он мобилизовал весь промышленный и военный потенциал подвластных ему провинций. В приграничных системах были развёрнуты многочисленные тыловые базы, рассчитанные на снабжение более пятисот боевых кораблей.

Дэвис был уверен, что закончит войну с Россией достаточно быстро. Для этого он планировал настичь и разгромить своего противника в нескольких быстрых сражениях, не заходя вглубь территории Империи. Исходя из этой стратегии, все запасы топлива на американских кораблях и базах снабжения не были рассчитаны на длительный срок. Дальнейшее снабжение флота предполагалось производить, прежде всего, за счёт оккупированных территорий.

Его опыт ведения нескольких войн с Империей Хань подсказывал, что русские могут воспользоваться огромными пространствами своего государства, прибегнув к тактике «скифской войны» – отступления собственного флота, избегания прямого столкновения и уничтожение собственной инфраструктуры при отступлении. В связи с этим, командирам американских и союзнических эскадр были отданы распоряжения, о формировании на базе каждой отдельной дивизии, – «фуражирных» групп кораблей, в задачу которых входило обеспечение флота припасами и топливом, изъятыми у противника.

***

Перед войной, Американская Сенатская Республика обладала самыми большими в мире военно-космическими силами: они состояли из 630-ти боевых кораблей, разделённых на шесть флотов и 16-ть гарнизонных бригад.

Непосредственно к границам России были стянуты четыре флота, два из которых – считались – «ударными», ещё два – «вспомогательными».

Флот, как правило, включал в свой состав 6–8 дивизий. Дивизия кораблей являлась основной тактической единицей. Её численность варьировалась от 12 до 18 боевых вымпелов, не считая вспомогательных: технических, медицинских судов, и малых кораблей разведки. В состав каждой американской дивизии обязательно входили: один авианосец, 2–3 линкора, 5–6 крейсеров и столько же эсминцев. Иногда, при необходимости, дивизию делили на две бригады, каждая из которых, соответственно, состояла из 6–8 кораблей различного класса. Любое оперативное соединение из нескольких дивизий, действующее отдельно от основных сил флота, называлось – эскадрой.

«Ударный» флот, от «обычного» или «вспомогательного», отличался большей численностью дивизий и большим процентом тяжёлых кораблей в своём составе. «Ударный» флот предназначался для прорыва обороны противника на основных направлениях наступления. В него дополнительно включалась отдельная эскадра, которая выполняла роль – общего оперативного резерва. Таким образом, примерная численность «обычного» флота, составляла около девяноста боевых кораблей, «ударного» – более ста двадцати.

Основная тактика американцев в бою называлась «Сконцентрированный фронтальный удар», и была введена, всё тем же, адмиралом Дэвисом. Это была очень простая, но действенная схема, отработанная много раз. Практически всегда, обладая численным превосходством в тяжёлом вооружении и истребительной палубной авиации, американцы проводили лобовую атаку на узком участке сектора сражения, расчленяли флот противника на несколько разрозненных групп, и затем, по очереди, их уничтожали.

Если касаться морального духа во флоте Дэвиса, то он всегда находился на очень высоком уровне. Моряки настолько привыкли к победам под руководством своего легендарного флотоводца, что, казалось, готовы были последовать за ним куда угодно, при необходимости, даже в ад…

В итоге, в общей сложности у наших границ, американцами в «первом эшелоне» было сосредоточено более пятисот боевых кораблей и трёхсот вспомогательных судов. Их численный состав экипажей составлял – двести тысяч человек. К флотам вторжения были также дополнительно приписаны 24 корпуса морской пехоты – главной ударной силы, предназначающиеся для захвата планет и космических объектов.

Конечной целью наступательной операции, разработанной Дэвисом, был захват столицы Российской Империи, и подписании здесь капитуляции, на условиях продиктованных победителями. Исходя из этого, направление на «Новую Москву» было выбрано, как главное. Второй, по значимости задачей, являлась скорейшая оккупация и вывод из строя инфраструктуры «Тульского промышленного района», в звёздных системах которого, было сосредоточено до трети, всего военно-промышленного комплекса Империи. Потеря такого количества верфей и предприятий, означала бы – неизбежное поражение русских в этой войне.

На всю кампанию адмирал отводил не более тридцати стандартных суток. Американцам необходим был именно «блицкриг». Дело в том, что, стянув к границам России такие огромные силы, они опасно оголили свою собственную оборону. Их, единственный, оставшийся свободным – 2-й «вспомогательный» флот прикрывал Республику от возможного нападения Империи Хань. Ещё один – 5-й флот, попросту пришлось разделить на группы, и раскидать по всей Республике, для прикрытия основных стратегических объектов. Любая задержка в наступлении на Россию играла на руку многочисленным противникам Америки.

Именно поэтому Дэвисом была разработана схема, по которой, оба русских флота, противостоящие его армаде, должны были быть уничтожены практически сразу. Удачная начальная диспозиция и численный перевес, нападающей стороны, перед обороняющейся, способствовали осуществлению это замысла.

Смешно, но, стойкость и выучка русских моряков и офицеров в расчёт не брались, и были оценены американским командованием, как – несущественные…

***

Действительно, на момент начала боевых действий, Россия могла противопоставить флоту врага значительно меньшие, чем у того, силы. К середине 2215 года наша страна располагала всего – 355-ю боевыми кораблями, разделёнными между четырьмя, сохранившими свои исторические названия, флотами, и одной Гвардейской эскадрой. Также, в состав военно-космических сил входили, так называемые – «иррегулярные» формирования, состоявшие из 25-ти «казачьих» полков:

Справка:Казачий космополк состоит из сорока истребителей МИГ-1 «Есаул», располагающихся на лёгком авианосце класса«Атаман». В основные функции казачьих формирований входила охрана государственной границы, патрулирование секторов межзвёздных переходов и других стратегических объектов.

Структура каждого из флотов была стандартной и схожей с американской. Флот состоял из 6 дивизий, как правило, 5-ти «линейных» и 1-ой «ударной». Дивизия включала в себя до 15-ти боевых кораблей, плюс технический и медицинский модули. В составе «линейной» дивизии преобладали тяжёлые и линейные крейсера с сильной фронтальной энергозащитой и лобовой бронёй. В «ударной» дивизии были сосредоточены самые быстроходные линкоры с кораблями поддержки, способные прорвать в решающий момент боя, строй противника.

В отличие от американцев, имеющих авианосец, почти в каждой дивизии, у нас данного класса кораблей было в лучшем случае – два, на целый флот. В связи с этим за американцами оставалось почти двукратное превосходство в палубных истребителях. Российское командование пыталось нивелировать это отставание за счёт казаков. К каждому флоту были приписаны несколько казачьих полков поддержки.

Немаловажную роль в обороне государства играли – космические крепости. Они представляли собой – огромные автономные станции, закованные в броню и вооружённые мощной дальнобойной артиллерией. Всего у нас, их было одиннадцать, в отличие, от тех же, американцев, имеющих у себя в наличие, всего – две. Крепости прикрывали самые опасные участки границы, а также, ключевые направления, по которым мог, в дальнейшем, наступать противник. Помимо чисто военных функций, они являлись постоянными базами снабжения и ремонта для, ближайших к ним, космических подразделений.

Однако имелся у этих неприступных твердынь, и существенный недостаток – они не имели собственных двигателей. Для их перемещения в ту или иную звёздную систему, им требовалась буксировка большим количеством мощных судов. Такая операция, прежде всего, занимала много времени…

Военное руководство, зная об этом, заранее стянуло все свободные крепости к предполагаемому театру боевых действий. Так, в зоне дислокации Черноморского флота находились крепости: «Измаил», «Севастополь» и «Азов», а Балтийский флот прикрывали, соответственно: «Брест», «Орешек» и «Перемышль».

Император и его окружение понимали, что большой войны с американцами не избежать, и поэтому предпринимали все возможные меры, для укрепления обороноспособности страны. Основные усилия были направлены на скорейшее восстановление численности Балтийского и Черноморского флотов, которые понесли существенные потери в предыдущие годы. В предыдущих столкновениях с Османской Империей и Польшей эти флоты сильно пострадали и остро нуждались в новых кораблях. Для этого в их состав были включены крейсера из упразднённых гарнизонов «внутренних» звёздных систем Империи. Некоторое количество вымпелов смогли прислать, Тихоокеанский флот и Северный… На Адмиралтейских верфях в системе «Ингерманландия», и на верфях концернов, Тульского промышленного района, были заложены новейшие линкоры. Их строительство шло безостановочно…

Ошибкой российского руководства, было то, что оно недооценило организаторские способности Дэвиса и логистические возможности АСР по переброске такого большого количества своих флотских соединений, фантастически быстро, к линии соприкосновения. Как американцам удалось так быстро сосредоточить четыре своих флота у наших границ, станет ясно позднее. А пока, по неправильным расчётам российских стратегов, американцы и их союзники могли противопоставить двум нашим флотам, группировку, состоящую всего из двухсот кораблей. В реальности их оказалось в два с половиной раза, больше. Когда стало понятно, что в короткий срок соотношение сил резко изменилось, Генеральным штабом флота было принято решение, об отмене первоначального плана кампании.

Если раньше предполагалось остановить врага в пограничных системах и с помощью крепостей, нанести ему поражение, то сейчас план состоял, в отступлении флотов вглубь страны, к заранее подготовленному укрепрайону, расположенному в звёздной системе «Сураж». Там, объединившись, наши корабли, пользуясь защитой мощных укреплений, должны были дать генеральное сражение. На всём протяжении этого отступления, мы должны были изматывать противника арьергардными боями, и всячески растягивать их силы по бескрайней территории Империи.

К сожалению, этот план также был не идеален. Он снова не учитывал тотального численного превосходства врага и огромных космических расстояний, простирающихся между нашими флотами. Но об этом станет ясно гораздо позже…»

Глава 3.

Три десятка боевых тяжёлых крейсеров и линкоров находились сейчас в секторе пространства, недалеко сразу от трёх межзвёздных переходов. Такое расположение «звёздных врат», когда из одной системы в другую ты мог попасть в течение одного стандартного часа, было достаточно редким явлением. Обычно, между переходами оказывалось расстояние в сутки пути, а то и более, что сильно увеличивало время, если ты путешествовал на большие расстояния. Здесь же, в системе «Сураж», был просто логистический рай для таких дальних перелётов. К тому же, помимо трёх вышеуказанных, в данной системе находилось ещё около дюжины «врат», ведущих в самые разные концы Империи…

По невероятно большим золотым гербам и резной инкрустации на большинстве крейсеров сгрудившихся сейчас у переходов, можно было без труда узнать в них – «гвардейцев». Причём, находилась здесь вся Гвардейская эскадра в полном составе, состоящая из Преображенской и Семёновской дивизий. Внешне корабли этих двух дивизий можно было отличить по цветам обшивки нижних палуб и некоторых сегментов корпуса. У «преображенцев» – палубы были, красные и зелёные, а на кораблях «семёновцев» – тёмно-синие. Сама же броня на всех боевых кораблях Российской Империи, в том числе и на гвардейских, отливала малахитово-изумрудным оттенком. Этот оттенок был свойственен для руды с планет – Тульского промышленного района, на чьих верфях и была заложена большая часть нашего флота.

Несколько таких, обычных «изумрудных» вымпелов, без всякой золотой отделки, сейчас находились в расположении Гвардейской эскадры. Они расположились вплотную к флагману Преображенской дивизии – линкору «Цесаревич», на котором в данный момент проходило экстренное совещание высшего командного состава ВКС…

Капитан-командор Таисия Романова, как только двери шатла, на котором она прибыла на «Цесаревич», отворились, выскочила из него и с бешеной скоростью, понеслась по длинному коридору. Едва не сбив по пути нескольких человек, она пулей влетела в лифтовую капсулу.

– Главный конференц-зал, верхняя палуба, – капитан дала указания маршрутизатору и только теперь смогла немного отдышаться.

Система распознавания идентифицировала личность вошедшей и есть ли у неё допуск в командный отсек – всё было в порядке. Лифт закрылся и плавно, с тихим шипением, устремился к заданной точке, отсчитывая назад тридцать секунд до прибытия.

С некоторым удивлением заметив, что в одну из стен капсулы вмонтировано большое зеркало, Таисия усмехнулась и в полголоса произнесла:

– Зеркала – это даже для нашей изнеженной гвардии – перебор. Да, братик, ты в очередной раз доказал, что похоже, не на войну собрался, а на бал…

Усмешка, тем не менее, не помешала девушке воспользоваться возможностью ещё раз поправить на себе офицерскую форму, так ладно сидящую на ней. Затем, Таисия протёрла рукавом золотой нагрудный знак с информацией о его владелице:

Т.К.Романова – капитан-командор 2-го ранга, командир линкора «Афина».

Было написано сверху, а ниже шли показатели боевых характеристик:

Теоретическая подготовка: 5153 единицы.

Боевой опыт: 2517 единиц.