Стелла Вокс
Мой дракон из другого мира. Мидгард


Пока я пыталась понять хоть что-нибудь и определиться с дальнейшими планами, мне в попу ткнулось что-то острое.

– Ой, – воскликнула я, подпрыгивая на месте оборачиваясь.

– Прочь отсюда, Ведьма. Нет у нас ничего! – буркнул мне чумазый пацаненок лет тринадцати.

– Да мне ничего и не надо от вас. Взрослые есть?

– Ты с неба, что ли, упала или из другого мира пришла? Война же! Дети, да старики в селах остались только, остальные все ушли на поле битвы.

– То есть, вы одни тут? – опешила я от данной информации, но униматься с расспросами не собиралась, как и не собиралась просто так уходить.

Я просто не смогу сделать этого! Дети и старики, одни, выживают как могут. Кто-то еще не может нормально работать, а кто-то уже не может. У меня волосы зашевелились на голове от осознания патовости ситуации. Вот это я попала.

Огляделась по сторонам. Если я сейчас в деревне, то она явно уже давно умерла или вот-вот это сделает. Как же так-то? Неужели никому нет дела до этих маленьких людей?

Вот всегда у меня так, фантазия уже подбросила немало ужасающих картин, и я точно решила, что не смогу просто так пройти мимо.

– Ведьма, тебе здесь не место!

Заметно было невооруженным взглядом, что пацан храбрится из последних сил, но стоит против такой грозной меня.

– Кажется, в данный момент здесь мне самое место! Поговорим?

Ребенок говорить был не особо настроен. Я определенно нарушила их «спокойный» уклад жизни. Только какая же это жизнь? Самое настоящее выживание и ничего больше. Начала судорожно соображать, как и что стоит преподнести, чтобы меня таки не погнали отсюда вилами. Я же хочу всего лишь помочь. Пусть даже моему дракону и придется подождать меня чуток. Надеюсь, он не успеет наделать всяких глупостей. А то он может, я знаю.

Так, что-то я опять отвлеклась. У меня же тут дети, одни вон уже хныкают вовсю за моей спиной, а этот Кай тощий, как не знаю кто, напыжился воробышком и стоит с очень серьезной миной. Я так рассудила, что первый укол в мягкое место был неким предупреждением, а раз второго не последовало, то можно рискнуть и понаглеть немного. Я все-таки им добра желаю, а не наоборот.

Развернулась и подхватила на руки самого громкого мальца, начала его укачивать, это оказался мальчик лет двух. Грязный, сопли по лицу размазаны, в волосах копошатся вши, глазки в сплюхах, по тельцу следы от укусов. Господи, как же жалко-то. И я подозреваю, что не он один в подобном состоянии.

– Эй, не трогай его Ведьма, а то…

– А то что? Вшами кидаться в меня начнешь? Или посадишь около гниющих масс для того, чтобы я нюхала сие непотребство? Кай, правильно? Я не желаю никому из вас зла, – обратилась к юному защитнику. – И я не Ведьма! Меня зовут Юля.

– Но ты вышла из заколдованного леса. Люди не возвращаются оттуда живыми. Гиблое там место.

– Ну, как видишь, не умерла и вернулась, – или мне очень сильно повезло. – Лес как лес, – не стала вслух добавлять, что сама в этом еще не уверена до конца. Драконы же летают и им хоть бы хны, хотя, летают-то они над ним, а не прямо по нему. Надо будет потом поподробнее выяснить все про этот лес. Если мне не изменяет память, то именно там и пропали родители Наяги.

– Странная ты, – неуверенно пробормотал ребенок, – туда же не каждая ведьма даже решит сунуться. А тебе лес как лес, – попытался зло передразнить меня Кай.

Он точно, как персонаж из сказки, такой же холодный имею в виду, хотя при такой-то жизни и не таким станешь.

– Да убери ты вилы! Маленьких только пугаешь, – мальчишка, которого я держала на руках уже успокоился и пригрелся, сунув себе в рот грязный большой пальчик. Я ненавязчиво попыталась его оттуда вытащить, но получилось плохо.

На сердце немного полегчало, хоть кому-то стало чуточку полегче. Говорят же, что дети чувствуют людей и если бы я была плохой, то мелкий ни за что на свете не пригрелся на моих руках, а так бы и продолжал надрывно верещать. М-да, только вот надо будет сегодня по-любому голову помыть, а то я не хочу разводить зоопарк там, да и в целом помыться бы не помешало. Непросто мне дался поход по их заколдованному лесу, откуда обычно никто не возвращается.

– Значит так, Кай. Еще раз повторяю, я не желаю вам зла, мамой клянусь. Если хочешь, на крови это сделаю для пущей убедительности?! Я вообще случайно к вам забрела, хотела узнать дорогу, а тут вы… Дети, совсем одни. Это же неправильно. Да на вас же без слез невозможно взглянуть.

– Но так везде, – неуверенно протянул мальчик и опустил свое грозное оружие, но в его взгляде все равно то и дело мелькало недоверие. – А куда ты вообще путь держишь?

– По идее, мне необходимо попасть в земли веконства эс Дуриот. Это далеко?

Кай подозрительно склонил голову набок.

– Так ты уже на них.

– Да?

– Да.

– А сам Векон где обитает? – блин, Наяги же им еще не стал, получается, сейчас правит его брат Реми?! Ох, как же все запутано, еще и усталость дает о себе знать, да и ребенок на руках уже не кажется таким легким, как в первые минуты. – То есть не сам Векон мне нужен, а его младший брат.

– Так в замке у себя они все, аристократия же. Им нет дела до войны, вылетят пару раз в месяц, крылья разомнут, огонь попускают для устрашения и все…а мы тут разгребай за ними потом.

– Что разгребай?

– Да понятное дело, что последствия их сражений. Наша деревня находится на самой окраине, вон лес-то, сама же из него только что пришла. Если песчаные и начинают лезть сюда, то обязательно проходят через нас. Грабят, последнее забирают, девчонок, – Кай замолчал, а я крепко стиснула зубы, чтобы не начать материться при детях. Понятно ведь и так, что эти козлы песчаные делают с девчонками. Ну уж нет, такой номер у них больше не пройдет. Я костьми лягу, но не дам в обиду этих детей. Всех я не в состоянии защитить, но этих точно сберегу! Пока еще не знаю как, но я от своего слова не отступлюсь. В воздухе полыхнул неясный свет и мамочка родненькая, вспыхнул он от меня. Что это еще за хрень?! Я чуть ребенка из рук не выронила с перепуга.

Мальчишка как стоял, так и плюхнулся на задницу, уставившись во все глаза на меня.

– Ты драконица? Почему оказываешь такую честь? – благоговейно прошептал он.

– Ага, но только на небольшую часть. Да неважно это сейчас. Ты мне скажи лучше, можно переночевать у вас? Не погоните в ночь?!

– Пустим, – как умственно отсталый кивал Кай, окончательно растеряв всю свою браваду.

Походу, драконов здесь и вправду почитают, как не знаю кого. Только вот местные чешуйчатые опухли от ран и подзабыли, что издревле являлись защитниками, а не аристократией, которая лишь пару раз в месяц и высовывает свой нос из замка.

Когда мы беседовали с Наяги о плачевном положении дел на его землях, то я себе и представить даже не могла, что все настолько ужасно. Ой, фу, у меня слов нет. Что-то у меня к драконам все больше претензий накапливается. Это же куда вообще их мир катится?

Тяжело вздохнула и попросила меня вести знакомить с остальными. Мальчишка с очень важным видом чуть ли не замаршировал в сторону дома, который стоял по правую руку от меня, даже не обратив внимания на самых маленьких. Ну да, поступил, как истинный мужчина, хоть и не совсем взрослый пока. А я вот не смогла просто так оставить этих маленьких бедолаг, которые по большей части предоставлены сами себе. Всех на руки, даже при самом большом желании я все равно не смогла бы взять, а вот за ручки и гуськом у нас вполне получилось пойти. Посадила «своего» пацана на бедро, который ни в какую не собирался слазить с рук, поудобнее устроила сумку на втором плече и двинулась за Каем, не забывая крутить головой, и следить, чтобы никто не отстал.

Каково же было мое удивление, когда войдя в однокомнатную халупу, я узрела одних лишь девчонок с округлившимися глазами, которые походу и сбежали с огородика. И это все? Я подумала, может тут есть еще комнаты и там прячутся остальные, все-таки за ведьму меня приняли. Нет уж, такой славы мне точно не надо. Наяги же говорил, что к этим дамам у них тут не очень хорошее отношение.

Эх, тихий ужас, как будто в средневековье попала. На ум сразу стали приходить ведьмы, инквизиция, костры. Хотя ведьм испокон веков осуждали, обсуждали и обходили стороной, но как что случалось, так обязательно за помощью к ним же и бежали. Знаю я, как это бывает. Моя бабушка в свое время «словом» лечила, так ее тоже ведьмой обзывали. А как муж, допустим, запил у кого-нибудь, или бить начинал, или скот молоко плохое приносил, так сразу не ведьма никакая, а чуть ли не ангел воплоти, бабы сразу к ней бежали порог оббивать и кланялись в ножки. Помню я все это, только она и вправду никакой ведьмой не была, просто болтала так… Заслушаешься. Кого угодно могла заговорить, ну и репутация шла впереди нее. С тоской вспомнила родных. А я даже и не догадалась сообщить им. Стало так грустно-грустно. Но не время сопли распускать, буду надеяться, что нам еще удастся свидеться.

– Девчонки, хватит жаться по углам. Знакомьтесь, это Юля, – Кай указал в мою сторону, где я примостилась облепленная со всех сторон малышами. – Она не ведьма, она драконица и она изъявила желание стать нашим хранителем.

– Что?! Нет. Ты что говоришь-то такое? Какая драконица? Какой хранитель? Я обычный человек и только на часть дракон, на очень маленькую часть, – по мере того, как я начала оправдываться, увидела, как только вспыхнувшая было надежда в глазах этих бедных ребятишек начала постепенно угасать. Так и недоговорив, прикусила язык. Стало стыдно. – Ребят, честно, я не знаю, что надо говорить в таких случаях, как-то мне не приходилось быть ответственной за кого-то до этого момента, а вас тут столько, – я обвела глазами всех присутствующих, – но могу пообещать одно, что я не оставлю вас один на один с «такой» жизнью. Я еще не знаю, с чего начать, и что мы вообще будем вместе делать, но мы обязательно что-нибудь придумаем, чтобы все были сыты, здоровы, без живности на голове, – на этом я этаким щелчком пальцев отбросила от себя букашку, резво ползущую по мне. Фу, какая гадость. Что-то мне подсказывает, что зря мы с Наяги дегтярным мылом не запаслись. Оно бы сейчас ох как пригодилось. – И все к этому прилагающееся.

– Она клятву мне дала. Ну, их, драконью.

Публика выдохнула благоговейно.

Что, простите, я там умудрилась уже дать? Вроде ничего подобного не припомню за собой.

Так мы и стояли некоторое время, изучая друг друга. В общем, ничего нового я для себя не увидела. Кай, семь девочек постарше и четыре совсем уж малыша, один из которых так и сидел у меня на руках. Больше никого не было. Девчонки были одеты в какую-то дерюгу подлиннее, чем у малышей, все-таки дамы уже большенькие, один лишь Кай имел собственные штаны. Господи, штанов у детей даже нет. Огляделась по сторонам и поняла, что спят они тоже все вместе, здесь, штабелями. В дальнем углу комнаты заметила какое-то накиданное тряпье, изображающее из себя что-то наподобие спального места, сделанное явно из того что под руку попалось.

Комок подкатил к горлу, как-то уж сильно за душу меня взяла такая вопиющая несправедливость. Я посылала злые мыслеобразы одному знакомому дракону, не понимая, как так можно наплевательски относиться к людям. И не просто к людям, а к детям. Да, у них война и все дела. Тяжело, не спорю, но даже в великую отечественную, русские не бросали своих детей на произвол судьбы. Да и неправильно это как-то, они там мясо едят от пуза, а в этих детях еще не ясно на чем душа вообще держится.
>