Павел Сергеевич Кувшинов
Конец света не по расписанию

Конец света не по расписанию
Павел Сергеевич Кувшинов

Если Персик повстречался бы вам на улице, то вы приняли бы его за обычного рыжего кота. На самом же деле он представитель древнего народа, который на протяжении тысячелетий тайно защищал человечество от сверхъестественных угроз. Но столкнувшись с предзнаменованиями конца света, Персик вынужден объединиться с юным, но весьма находчивым человеком, дабы предотвратить надвигающуюся катастрофу. Ему придется забыть об устоявшихся стереотипах и доверить свою жизнь тому, кого он привык защищать. Но так ли просто это сделать?

Павел Кувшинов

Конец света не по расписанию

Пролог

Персика разбудил посреди ночи странный звук. Вообще-то он, как и большинство его сородичей, редко спал по ночам, но уж очень хлопотным выдался день.

Хотя, судя по всему, нормально поспать ему так и не удастся. Если поначалу Персик решил, что ему лишь показалось, будто он что-то слышит, то когда звук вновь повторился, сомнений в его реальности быть уже не могло.

Что-то среднее между плеском воды и жужжанием комара.

Персик поднял голову, вслушиваясь в ночную тишину и пытаясь определить, что именно издает странный звук. Он еще не до конца проснулся, так что ему было трудно определить, имел ли звук физическое происхождение. Вскоре тот снова повторился, и в этот раз звучал куда настойчивее прежнего.

В доме определенно кто-то был. Кто-то или что-то.

Персик нехотя поднялся со своего лежака. Тот был большим, просторным, и самое главное – очень мягким. При этом Персик не проваливался в лежак, будто тот старался его проглотить. Напротив, несмотря на свою мягкость и податливость, лежак уверенно держал форму, словно его купили только вчера. А ведь Персик спал на нем уже не первый год.

Иные коты предпочитают свободе и комфорту чрезмерную тесноту. Они лезут в картонные коробки и целлофановые пакеты, будто ничего удобнее в мире не существует. Может и так, ведь каждый сам решает, что для него комфортно, а что нет. Персик же предпочитал не сворачиваться клубком в узком ограниченном пространстве, а растянуться во весь свой рост, и чтобы ни одна даже самая маленькая частичка тела не висела в воздухе.

Именно таким критериям и соответствовал принадлежавший ему ярко-красный лежак, из-за чего Персику так сильно не хотелось его покидать.

Вот почему бы хозяйке не завести себе маленького песика? Скажем, таксу, или бультерьера. Тогда он, а не Персик, отправился бы сейчас проверять, что там такое творится в квартире. И в случае, если пес прибежал бы обратно, скуля и поджав хвост, Персик точно знал бы, что проблема носит сверхъестественный характер, а значит, ему и в самом деле пора покинуть насиженное место.

Но они с хозяйкой жили вдвоем, так что независимо от его желаний именно Персику придется идти на разведку.

Он поднялся на лапки и соскочил с лежака на пол. Персик старался двигаться как можно тише, чтобы не разбудить хозяйку. Как всегда он бросил настороженный взгляд под кровать – туда, где лежал робот-пылесос. Персик не любил эту штуку, отчасти даже побаивался. Ему вечно представлялось, будто тот неустанно за ним наблюдает.

Умом Персик понимал, что все это глупости, но ведь страх и должен быть иррациональным, верно? К примеру, многие люди боятся темноты, мнят себе, что в ней кто-то прячется, подстерегает их, дожидается удобного момента, чтобы напасть. И даже, если человек включит свет и убедится, что в темном углу никого нет, страх при этом не исчезнет бесследно.

Впрочем, пример с темнотой был неудачным. Кому, как не Персику, было знать, какие на самом деле ужасы могут скрываться в темноте…

Первым делом он проверил гостиную. Однако никаких отклонений от нормальности обнаружить ему не удалось. Здесь стоял полумрак, освещаемый лишь скудным светом уличного фонаря, проникавшим в квартиру через неплотно зашторенное окно. Вся мебель стояла на своих привычных местах, а в экране телевизора не отражалось ничего подозрительного.

На всякий случай Персик проверил, нет ли чего под диваном или креслом, но смог обнаружить лишь розовый носок Анны. Если быть точнее, левый носок – хозяйка всегда теряла именно его.

И как только робот-пылесос не засосал его вместе с пылью?

Персик, как и всегда, положил носок на кофейный столик. Завтра хозяйка обнаружит его здесь, и – опять же, как всегда – станет удивляться тому, как это она умудрилась оставить его в таком месте.

И действительно, как?..

Следом за гостиной Персик проверил кухню, но и там было все тихо. Ловко, издавая минимум возможного шума, он запрыгнул на раковину, где убедился, что из крана плотно не капает вода. Все шкафчики были плотно закрыты, ящики стола задвинуты, вся посуда расставлена по местам. Ничего не нарушало ночного покоя…

Странный звук вновь повторился. Его источник определенно находился в ванной комнате.

К счастью, дверь в ванную не была закрыта – Анна, верная своей привычке, лишь наполовину ее прикрыла. Несмотря на все свои способности, физически Персик оставался котом, а его конечности – кошачьими лапками, не предназначенными для открывания запертых дверей.

Внутри было темно, так что глазам Персика понадобилась некоторое время, чтобы адаптироваться к новой обстановке. Но, даже не видя угрозы, он уже точно знал, что она здесь есть. Усы Персика завибрировали, улавливая энергию, неизменно выделяемую любым сверхъестественным существом, попадающим в наш мир.

Персик задействовал особые возможности своего тела, и комната вокруг него окрасилась в бледно-голубой цвет. В нос ударил резкий запах гари. Источник странного звука был всего в нескольких шагах от него – из унитаза медленно выбиралась черная змея, голова которой до боли походила на крокодилью.

Крокодил, живущий в канализации и проникавший в дома людей по трубам… Старая городская легенда, да и к тому же рожденная в другой стране. Но порой мифы оживают, пусть и в несколько ином обличии, и им уж точно нет дело до того, в какой части света они сумели материализоваться.

Оказавшись с этим существом в одной комнате, почувствовав исходивший от него запах, и вновь услышав звук, сопровождавший его появление, Персик понял, с кем имеет дело.

И то, кем являлся его противник, Персику совсем не понравилось. Ведь для победы над ним ему могло не хватить собственных сил.

Но на такие случаи у Персика всегда имелся запасной план. Как-никак, это был его дом, и сейчас враг находился на его территории.

Пока что змея не замечала Персика, и он поспешил этим воспользоваться. Персик коснулся двери лапкой, и на той проявился рисунок древней руны. Затем он бросился к ванне и коснулся нужной кафельной плитки. От его касания на ней также стала проявляться руна. Затем Персик повторил свои манипуляции еще трижды в разных частях ванной комнаты, и в каждой из них появлялся магический символ.

Первые две руны должны были лишить существо возможности покинуть ванную комнату, другие же три – блокировать большую часть его магических сил. Оставалась последняя руна, которая изгонит монстра обратно туда, откуда тот явился, несмотря на то, что он уже принял окончательную физическую форму.

Проблема была в том, что нужная руна находилась на стене, рядом с зеркалом, а туда еще нужно было добраться.

Магия рун пришла в движение, и змея с крокодильей головой зашипела, застигнутая врасплох. Если до этого она двигалась медленно, словно продиралась сквозь невидимую преграду, то теперь ее, казалось, больше ничего не сдерживало. Да, руны почти полностью лишили змею магического потенциала, но вот на скорости ее физического тела это никак не сказалось.

Идеальных чар, к сожалению, не существовало. У любой магии были свои недостатки.

Змея метнулась прямо к Персику, зубастая пасть раскрылась, намереваясь перекусить кота пополам. Однако быть съеденным злобным существом из другой реальности не входило в планы Персика.

Он легко уклонился от атаки, и крокодилья голова, не достигнув цели, врезалась в стену.

Да, его нынешний противник – впрочем, как и все остальные, – имел магическую природу, но материализуясь в нашем мире, он получал возможность взаимодействовать с физическим окружением. А это значит, что Персику стоило поторопиться, пока шум их схватки не разбудил Анну.

Последнее, что ему нужно этой ночью – раскрыть свою истинную сущность перед хозяйкой.

Персик уклонился от следующего выпада змеи, и та свалилась в ванную, попутно запутавшись в шторке. Он бросился было к унитазу, чтобы с него перепрыгнуть на раковину, над которой как раз-таки висело зеркало, но существо уже преследовало его, легко высвободившись из временной западни.

«Хорошо хоть шторку не порвало», – подумал Персик, уклоняясь от очередной атаки. Он бросился в другую часть комнаты, затем вернулся к ванной, пытаясь своими передвижениями запутать змею. Но та следовала за ним подобно тени, а его кульбит привел лишь к перевернутому лотку и рассыпанному по кафелю наполнителю.

Анна определенно не обрадуется, обнаружив утром подобный беспорядок!..

Уклоняясь от нового выпада, Персик ухитрился извернуться и полоснуть змею когтями. Перед самым ударом он применил свои Духовные Силы, чтобы нанести противнику ощутимый урон.

Но вместо ран на теле змеи остались лишь сквозные разрезы – словно он прошелся когтями по куску ткани. А уже через мгновение они затянулись, не оставив после себя никаких следов.

Это было очень странно. Но об этом Персик мог подумать после битвы. А сейчас следовало торопиться. И не только потому, что на шум в любой момент могла заявиться Анна и застать их посреди битвы. Эффект от рун отнюдь не бесконечный, и если Персик не успеет активировать последний символ, то упустит свой шанс изгнать непрошенного гостя обратно в его мир.

Неожиданно существо потеряло к Персику всякий интерес и сосредоточило все свое внимание на плакате, висевшем на стене прямо над унитазом. На нем был изображен раскидистый ясень. Черная змея бросилась к плакату, словно одержимая, а затем на глазах у изумленного Персика она стала сливаться с плакатом, становясь частью изображения. Ее зубы впились в основание ствола.

Мировой ясень… змей, грызущий один из корней…

Ассоциация невольно всплыла в памяти Персика, заставив его содрогнуться. Он не верил в совпадения, и всегда полагал, что любая случайность вовсе не случайна. Над увиденным определенно стоило поразмыслить, но не сейчас.