Дмитрий Анатольевич Васильев
Лучший мир. Хельг


– И всякий раз я не могу добиться внятного ответа на свой вопрос! Так вот, давайте продолжим…

М-да, все оказалось куда хуже, чем думал Олег. Работники никому не нужны, мало кто из владельцев кафе, мини-гостиниц и заправок вообще понимал, что от них хочет юноша, не говорящий по-фински или по-шведски.

Для Олега, кстати, стало открытием, что в Финляндии два официальных языка – финский и шведский, а английский, в той или иной мере, знает только молодежь, которая, к сожалению, ничем ему помочь не могла. Он было подумал купить леску, поплавок и рыболовный крючок, сделать удочку и сходить на рыбалку, благо водоемов в округе хоть отбавляй, к тому же рыбу можно приготовить на общей кухне кампуса. Но снова неудача, просто так ловить рыбу нельзя, надо купить лицензию на ловлю рыбы, в полицейском участке, а денег нет… Замкнутый круг какой-то. Чтобы притупить досаду и неприятную горечь на душе, Олег решил сходить в спортивный зал студенческого городка, потягать штангу, поплавать, посидеть в сауне.

– Давай-давай-давай! – кричали несколько парней, ровесников Олега, столпившихся вокруг стола для армрестлинга.

Олег в этот момент доделывал последний подход в жиме лежа и потому не видел всех предшествующих действий разворачивающегося события, но шум на грани ругани и высокий эмоциональный накал не оставлял никаких других вариантов – за столом развернулась не шуточная борьба на руках. Разобрав штангу и повесив блины на стойку, Олег решил посмотреть, кто является причиной царившего в спортзале гвалта.

Вокруг стола для армрестлинга находилось около дюжины молодых людей, а за столом, напротив друг друга, с обнаженными торсами, стояли два парня плотного телосложения, и каждый из них пытался прижать руку противника к поролоновому прямоугольнику закрепленного на поверхности стола. Олег не был мастером армрестлинга, но бороться умел и не раз брал верх над более крупными противниками за счет техники. Вот и сейчас он видел ошибки обоих рукоборцев. Через несколько секунд напряженной борьбы один из противников смог додавить другого и прижать его руку к столу.

Одна половина зрителей радостно закричала, другая же наоборот, исторгла рык разочарования. Вначале Олегу была не понятна причина столь яркого проявления эмоций, но посмотрев, как тощий кучерявый парнишка, сверяясь с записями в блокноте, раздает деньги, понял, что на победу того или иного игрока делали ставки.

«Тотализатор, хм, а это хорошее решение!» – подумал Олег – «Противозаконно, конечно, но вся ответственность ляжет на кучерявого, а мне главное сейчас их спровоцировать, пока они заведены и в их жилах кипит адреналин вперемешку с азартом».

– Так, а ты вроде ни на кого не ставил?! – ни то спросил, ни то констатировал, оказавшийся рядом с Олегом кучерявый юноша.

– Да на кого здесь ставить? – тут же включился в диалог Олег, специально повысив голос, чтобы могли услышать все окружающие. – Этого крепыша я бы и сам завалил, если бы весил столько же, сколько и он.

На мгновение в зале наступила гробовая тишина, на голос Олега повернулись практически все присутствующие в зале девушки и юноши. Тишину нарушил кучерявый:

– Тебя как зовут, парень? – обратился он к Олегу.

– Меня не зовут, я сам прихожу…

В зале послышались смешки, которые явно задели кучерявого.

– Да я знаю, как тебя зовут, Хвостунишка!

– Нет, дружище, зовут меня по-другому, – Олег свысока посмотрел на кучерявого. – А тебя, видимо, зовут Камикадзе или Трусишка, да?

– С чего это вдруг? – несколько растерялся кучерявый.

– Потому что я очень не люблю, когда меня оскорбляют. А когда меня оскорбляют, я отвечаю адекватно ситуации, и сейчас она требует задать тебе трепку. Пойдем-ка выйдем!

– Э-э-э, хорош, что я такого сказал? – напрягся кучерявый. Кучерявого звали Андерсом, по паспорту он был литовцем, но литовцем был лишь наполовину, по матери, а по отцу он был албанцем. От отца ему достались черные глаза, жесткие курчавые волосы и смуглая кожа, а также гипертрофированный инстинкт самосохранения. И сейчас ему очень не нравился взгляд смотрящего на него жилистого парня, который говорил по-английски с явным русским акцентом. Он уже жалел о том, что оскорбил его, эти русские, самые страшные из "белых", с ними лучше не связываться. – Слушай, давай не будем ссориться, просто так сложились обстоятельства, что проигравший, мой земляк Жидрунас, я несколько расстроился, потому что это его первое поражение за те четыре дня, что мы здесь боремся…

– Что ты ему объясняешь?! – надевший футболку крепыш, которого кучерявый назвал Жидруносом, подошел к своему земляку. – Хочешь силой померяться, так давай померяемся, а то на словах вы все смелые, а как до дела доходит, сразу в кусты.

– Остынь, горячий литовский парень, – Олег демонстративно сжал и размял кулаки. Он ничуть не испугался агрессивно настроенного Жидрунаса, тот хоть и был тяжелее килограммов на пятнадцать, но роста был такого же, а вот в ловкости и скорости Олег явно мог дать ему фору. – Зачем мне бороться с аутсайдером? Нет никакого достоинства в том, чтобы победить побежденного!

– Так поборись с Паулем!

Не отходивший от стола Пауль очень внимательно, как и все в зале, слушал разгоревшийся спор между русским и двумя литовцами. Швед был не против побороться с русским, но лишь при одном условии, которое тут же и озвучил.

– Я не против, но бороться на потеху окружающим мне не интересно, давайте десять процентов от суммы ставок достанутся победителю?!

– Я согласен с Паулем, – поддержал шведа Олег. – И участник имеет право ставить на свою победу.

Как это ни странно, никто не возражал против такого решения. Как это ни удивительно, но где-то треть из присутствующих поставила на победу Олега. Сам Олег поставил на себя шесть евро.

Потом многие вспоминали происходящее как что-то нереальное, не вписывающееся в обычные рамки логики. Руки соперников сомкнулись и многие смогли оценить, что хоть у русского и не было такого большого бицепса, как у шведа, но его предплечье и запястье явно были крупнее и лучше развиты. По команде рефери «реди-гоу», швед попытался надавить всей массой на руку соперника, но не тут-то было, русский в одно мгновение приблизил свое правое плечо к запястью, развернул кисть фалангами пальцев к сопернику, тем самым прервав его атаку, а затем резким движением назад и в сторону припечатал руку шведа к столу.

– Я ничего не понял! – крикнул какой-то блондин, судя по всему, тоже швед. – Как он это сделал?

Рефери объявил Олега победителем, тем самым показав, что все было по правилам, да и Пауль не предъявлял претензий, русский победил честно.

Забрав причитающиеся ему деньги, Олег отправился к раздевалке, и в этот момент его окликнул мелодичный девичий голос.

– Эй, а как тебя зовут?

Олег повернулся и посмотрел на обращавшуюся к нему девушку, сероглазую стройную блондинку.

– Меня не зовут…

– …я сам прихожу! – засмеявшись перебила Олега девушка. – Я это уже слышала, просто хотела тебя поблагодарить, твоя победа принесла мне десять евро!

– Мое имя Олег.

– М-м-м, Олег… – девушка как будто перекатывала слово во рту, пробуя его на вкус. – Я буду звать тебя Хельгом.

– Ты можешь звать меня, как хочешь, только откликаться я буду на Олега.

– У, какой ты серьезный, – девушка подошла ближе к молодому человеку и неожиданно поцеловала его в щеку. – Спасибо за развлечение и десять евро. Удачи в игре, может еще увидимся, симпатяжка.

Подмигнув Олегу, она улыбнулась и побежала к выходу из спортивного зала, а у Олега так и остался неозвученным вопрос, о какой игре она говорила?

Молодой человек дотронулся ладонью до щеки, проводил взглядом длинноногую стройную девушку и чертыхнувшись, спросил у окружающих:

– А как ту девушку зовут?

– Какую девушку?

– Которая только что ко мне подходила, поцеловала в щеку и выбежала из зала, как ошпаренная.

–Дружище, мы никого не видели, извини, – ответили парни, тренирующиеся на тренажерах.

– А меня зовут Катей, – произнесла синеглазая девушка, с интересом смотрящая на Олега. – И сегодня вечером я свободна.

– Дурдом какой-то! – махнул рукой Олег, проигнорировав слова Кати и продолжил свой путь к раздевалке.

***

«Так, сейчас у меня на руках 38 евро», – неспешно идя в сторону своего блока, рассуждал Олег. – «Осталось продержаться тринадцать дней, это без малого по три евро в день. Да, не густо! Хотя, через неделю должны из отпуска вернуться родители и они смогут перевести на карту необходимую сумму, чтобы я смог дожить до возврата денег. Значит, выходит около пяти с половиной евро в день, в принципе, можно дотянуть. На первом этаже кампуса есть общественная кухня: плита, микроволновка, чайник и холодильник, даже какую-то кухонную утварь видел, когда гулял по общаге в первый день приезда. Так, надо забросить сумку в комнату и сходить в супермаркет».

За ускорившим шаг Олегом из окна второго этажа соседнего здания смотрели две пары внимательных глаз.

– Что-то он не похож на человека, выбитого из колеи. Алекс, тебе не кажется, что что-то идет не так?!